Хуг заявил, что нет доказательств агрессии РФ на Донбассе, но потом опроверг свои слова

452

Заместитель главы специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине Александр Хуг, который оставляет свой пост 31 октября, заявил, что нет прямых доказательств российского вмешательства в конфликт на Донбассе. Такое сообщение сразу же раскритиковали украинские политики и эксперты. Так вице-спикер Ирина Геращенко отметила, что на самом деле отчеты ОБСЕ говорят сами за себя и вероятно Хуг просто неправильно выразился. В свою очередь волонтер Семен Кабакаев считает, что на заявление заместителя главы СММ ОБСЕ повлияло то, что Россия принимает участие в финансировании этой организации. Тем не менее, после критики Хуг заявил, что его слова просто неправильно поняли.

Заместитель главы специальной мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине Александр Хуг заявил, что сотрудники наблюдательной миссии не обнаружили доказательств того, что Россия вмешивается в конфликт на Донбассе. Впрочем он отметили, что наблюдатели видели конвои, которые выезжали и въезжали в Украину по грунтовым дорогам посреди ночи в местах, где нет официального пересечения границы. Тем не менее Хуг подчеркнул, что форму с опознавательными знаками РФ можно купить в любом месте.

Кроме того Хуг сообщил, что наблюдатели говорили со взятыми в плен украинской армией бойцами, которые заявили, что они служат в российской армии и при ротации участвуют в военных действиях в Украине.

Такое заявление заместителя мониторинговой миссии ОБСЕ в Украине буквально сразу же раскритиковал народный депутата, глава украинской делегации в ПАСЕ Владимир Арьев. Он отметил, что у него нет слов, чтобы дипломатическим путем прокомментировать слова Хуга и спросил нужны ли ему очки.

В свою очередь вице-спикер Ирина Геращенко предположила, вероятно, слова Хуга – это просто неудачно сформированная фраза, а не его позиция. При этом политик не согласна с тем, что нет доказательств того, что Россия воюет против Украины на Донбассе. По ее словам, на оккупированных территориях присутствует современная военная техника, которую нельзя купить на рынке, это и есть доказательство того, что РФ осуществляет агрессию в отношении Украины.

А вот народный депутат Андрей Тетерук в контексте заявления Хуга подчеркнул, что «когда глаза закрыты нефтедолларами страны-агрессора, реальность тогда искажается». Согласен с таким мнением и волонтер Семен Кабакаев. Он напомнил, что Россия частично финансирует ОБСЕ, также в мониторинговой миссии на Донбассе работают россияне. Поэтому, отмечает волонтер, можно сомневаться в адекватности и объективности оценок Хуга. При этом эксперт считает, что в составе мониторинговой миссии и будущей миротворческой миссии не должны трудиться представители из стран бывшего Советского Союза.

По мнению политолога Вадима Карасева, заявление Хуга связано с тем, что в ОРДЛО имеет место необъявленный и скрытый военный конфликт в котором сложно доказать участие армии того или иного государства. При этом эксперт отметил, уже 31 октября Хуг покидает свой пост, поэтому может сказать то, о чем в силу разного рода причин не мог сказать ранее.

Карасев считаем, что в словах Хуга нет никакой большой крамолы, потому что действительно очень трудно найти доказательства – не предположения, а стопроцентные доказательства присутствия регулярных российских войск в ОРДЛО. Эксперт говорит, что в современном мире войны не объявлены, они непрямые, а опосредованные и гибридные. По его словам все пытаются скрыть, поскольку мировое сообщество осуждает любые акты агрессии в отличие от войн столетней и более давности. Поэтому нет ничего удивительного, когда многие наблюдатели – как официальные, так и неофициальные, статусные и нестатусные, —  не могут увидеть стопроцентные доказательства полномасштабной интервенции, говорит Карасев.

При этом политолог считает, что в нынешней ситуации важно различать российских наемников и регулярную российскую армию на территории «ДНР» и «ЛНР». Хотя все знают, что там есть советники, есть финансирование, есть российская техника, здесь доказательств даже не нужно предоставлять, откуда танки, вооружение, снаряды группировок «республик», говорит политолог. Эксперт считает, что раз у ОБСЕ нет доказательств, то Украина должна собрать свои.

После волны критики Хуг заявил, что его слова были неправильно истолкованы. Он подчеркнул, что принципиально не может говорить о вмешательстве одной из сторон конфликта, потому что задача специальной мониторинговой миссии в Украине – устанавливать и докладывать о фактах. Хуг подчеркнул, важно понимать, что ОБСЕ — наблюдательная миссия, а не ведет расследование.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org