Дискредитирована вся правоохранительная система. Коррупцию в сфере обороны покрывали ГПУ, НАБУ и СБУ

188

Коррупцию в сфере обороны покрывали правоохранительные ведомства, об этом говорится в финальной части расследования программы «Наші гроші». Журналисты утверждают, что Генпрокуратура и Национальное антикоррупционное бюро не просто знали о коррупции в «Укроборонпроме» и продаже контрабандных запчастей на заводы, но и открывали уголовные дела по данным эпизодам. Но проблема в том, что все они закрывались после получения от коррупционеров взяток. При этом журналисты обнародовали переписку фигурантов скандала, в которой они обсуждают суммы взяток и сетуют на то, что в ГПУ высокие «расценки». В Генпрокуратуре уже опровергли информацию о получении «вознаграждения» от фигурантов скандала. В НАБУ подчеркнули, что занимаются расследованием коррупции в сфере обороны, а Государственное бюро расследований открыто уголовное производство по фактам получения неправомерной выгодой сотрудниками правоохранительных органов. Если их вина будет доказана, им грозит до 10и лет лишения свободы. При этом эксперты отмечают, во всей этой истории больше всего разочаровало НАБУ, которое вместо борьбы с коррупцией само погрязло в ней. Также аналитики продолжают дискуссии по поводу того, сдаст ли президент Петр Порошенко главного фигуранта коррупционного скандала и своего давнего бизнес-партнера Олега Гладковского.

Правоохранители на страже коррупции

Генеральная прокуратура и Национальное антикоррупционное бюро причастны к коррупции в сфере обороны, об этом заявил журналист Денис Бигус. С территории РФ контрабандой ввозились запчасти к военной технике, а потом их перепродавали украинским заводам по цене в разы выше рыночной. При этом в афере принимали активное участие бывший заместитель секретаря СНБО, бизнес-партнер президент Олег Гладковский и его сын Игорь.

Бигус отмечает, что дело Гладковского стало настоящим рентгеном системы и показало перелом на переломе.

В подтверждение слов Бигуса вышла последняя часть журналистского расследования о коррупции в сфере обороны. Из него следует, что НАБУ еще в декабре 2016 года посчитало подозрительными контракты компании «Оптимумспецдеталь» с Харьковским бронетанковым заводом и внесло ее в перечень фирм с признаками фиктивности. Для разблокирования поставок контрабандных запчастей на предприятия оборонного сектора группа, деятельность которой прикрывал Олег Гладковский, воспользовалась услугами посредника, предпринимателя Евгения Шевченко, известного как внештатного агента НАБУ.

Уже в январе 2017 года концерн «Укроборонпром» получил письмо за подписью заместителя директора НАБУ Гизо Углавы, в котором «Оптимумспецдеталь» в списке фиктивных компаний не значилась. Это позволило фирме продать Харьковскому бронетанковому заводу прицелы для танков по завышенной втрое цене, в результате убытки составили около 13 миллионов гривен.

Журналисты утверждают, что именно Шевченко свел «группу Гладковского» с детективом бюро Дмитрием Литвиненко, который якобы вручную вычеркнул эту компанию из справки о фиктивных предприятиях, которая рассылалась в оборонный госконцерн.

Журналисты отмечают, что четкий прайс НАБУ на канцелярские услуги для группировки злоумышленников отсутствует, но однозначные указания на то, что эти услуги платные, к сожалению, есть. Кроме этого, в программе обнародованы данные переписки фигурантов коррупционного скандала, где они обсуждают суммы взяток для сотрудников правоохранительных органов и сетуют на то, что стоимость услуг ГПУ намного выше, чем у других ведомств. Журналисты утверждают, что практически все силовые структуры заводили уголовные дела против компаний, замешанных в коррупции. По их данным, налоговая, Нацполиция, СБУ, прокуратура, НАБУ начинали, но или прятали, или спускали расследование на тормозах.

На расследование программы «Наші гроші» отреагировали в Генпрокуратуре. Спикер главы ведомства Лариса Сарган заявила, что все разговоры о взятках для закрытия или затягивания дела со стороны ГПУ не соответствуют действительности.

Также она сообщила, что генеральная прокуратура расследует только одно производство о хищениях в «Укроборонпроме». В его рамках закон дает возможность прокуратуре расследовать некоррупционные преступления. Соответственно было два направления расследования. Первый – мошенничество и этот эпизод в суде с прошлого 2018 года. Второе дело, по словам Сарган, касается неуплаты налогов. Она отметила, что по нему объявлены подозрения и взимается немалая сумма недоимки в госбюджет. При этом пресс-секретарь главы ГПУ подчеркнула, что коррупция со стороны должностных лиц «Укроборонпрома»  – исключительная подследственность НАБУ.

В свою очередь Генпрокурор Юрий Луценко сообщил, что дело «Укроборонпрома» сотрудники ГПУ направили в НАБУ еще в марте 2016 года, однако ведомство не проводило никаких следственных действий. Он добавил, что неоднократно предлагал парламенту дать возможность всем правоохранительным органам право на «альтернативную подследственность», то есть кто выявит коррупцию, тот ее и расследует, но не получил одобрение Верховной Рады. Именно поэтому, отмечает Луценко, все вопросы в деле о коррупции в сфере обороны нужно адресовать НАБУ.

На самом деле, Национальное антикоррупционное бюро Украины и Специализированная антикоррупционная прокуратура уже три года ведут расследование более десяти дел, связанных с коррупцией в украинском оборонном секторе, которые касаются не только ситуации в «Укроборонпроме», заявил глава САП Назар Холодницкий. При этом называть какие-то фамилии или разглашать подробности дел он отказался.

После коррупционного скандала Государственное бюро расследований начало следствие по факту возможного получения неправомерной выгоды правоохранительными органами за прекращение уголовных производств о хищении государственных средств в оборонной сфере, сообщила первый заместитель директора ГБР Ольга Варченко.

По ее словам, в случае доказательства вины, должностным лицам правоохранительных органов за содеянное уголовное правонарушение, предусмотренное ч. 3 ст. 368 УК Украины, а именно принятие предложения, обещания или получения неправомерной выгоды служебным лицом, грозит наказание в виде лишения свободы сроком до 10 лет с конфискацией имущества. Досудебное расследование направленное на полное, объективное, всестороннее и беспристрастное исследование всех обстоятельств совершения преступления, пока продолжается.

Тотальная дискредитация правоохранительной системы

Самым страшным последствием скандала о коррупции является тотальная дискредитация и делегитимизация правоохранительной системы, считает журналист Сергей Иванов. По его словам теперь ни ГПУ, ни СБУ, ни ГФС, ни НАБУ не могут рассчитывать на поддержку граждан. По его словам, спасти ситуацию может только отставка руководителей этих ведомств.

В свою очередь юрист Анна Маляр подчеркнула, что заставлять коррупционеров создавать антикоррупционные правоохранительные органы и суды, чтобы они себя сами наказали, неэффективно, что и было доказано.

Юрист говорит, что в Украине начали создавать целую систему органов с противодействия коррупции, но в результате вышли на новые коррупционные схемы, при этом создали ведомства для «вип-коррупционеров» с «вип-расценками».

Отреагировала на коррупционный скандал лидер партии «Батькивщина» Юлия Тимошенко. Она призвала президента Петра Порошенко уйти в отставку после такого скандала с окружением Порошенко.

По словам политолога Анатолия Октисюка, воровать у армии в условиях войны – это верх цинизма. Для президента, который ведет свою кампанию на базе лозунга «Армія.Мова.Віра» – это не просто цинично, это безнравственно. При этом он счиатет, что президент больше всего доверяет трем людям – Олегу Гладковскому, Борису Ложкину и Игорю Кононенко. В организованных партийных группах в украинских реалиях принято своих не сдавать. И если уже Порошенко «слил» Гладковского, то рядовые партийцы будут переживать, что их тем более «сольют», когда возникнет политическая необходимость.

В свою очередь Иванов считает, что Порошенко не сдал Гладковского и не может ему сказать, чтобы он сам решал свои проблемы, как это принято в БПП, поскольку не понятно, что он может рассказать общественности. Журналист говорит, что стратегия Порошенко в отношении Гладковского – тихий саботаж. Президент будет демонстрировать бурную деятельность, но при этом саботировать расследование дела. Главная задача – продержаться до выборов, а там все об этом забудут – и в итоге дело погаснет в судах, добавил Иванов.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org