Украина своих не бросает. В Италии начали рассматривать апелляцию Маркива

434

В Италии начался апелляционный суд над нацгвардейцем Виталием Маркивым, которого осудили на 24 года тюремного заключения за убийство фоторепортера Андреа Роккелли и его русского переводчика и журналиста Андрея Миронова во время боев под Славянском в 2014 году. Тогда обвинение ссылалось на свидетельство французского журналиста, который предоставил видеоряд, якобы подтверждающий причастность Маркива к убийству Роккелли. Кроме того, были использованы записи разговора нацгвардейца с сокамерником, на которых он якобы признался в убийстве. Украинская сторона настаивает на невиновности Маркива и утверждает, разговор был переведен неправильно, в нем нацгвардеец не говорил об убийстве. Кроме того, украинская сторона предоставила результаты расследования, в которых указано, что Маркив с позиции на которой находился, попросту не мог убить Роккели и Миронова. В то же время министр внутренних дел Арсен Аваков обратил внимание на брифинг родственников Мировнова, в котором они отметили, что не хотят, чтобы за убийство был наказан невиновный человек. В то же время, эксперты отмечают, что суд над Маркивым имеет огромное значение, ведь впервые в Европе хотят доказать, что украинские военные убивали мирных граждан.

На прошлой неделе суд в Милане начал рассмотрение апелляции по делу Виталия Маркива — старшего сержанта Национальной гвардии Украины, которого обвиняют в причастности к убийству итальянского фоторепортера Андреа Роккелли и его русского переводчика и журналиста Андрея Миронова во время боев под Славянском в 2014 году. Известно, что Маркива задержали в Болонье 30 июня 2017 года по свидетельству французского журналиста, который предоставил видеоряд, якобы подтверждающий его причастность к убийству Роккелли. Кроме того, были использованы записи разговора нацгвардейца с сокамерником, на которых он якобы признался в убийстве. Суд первой инстанции осудил Маркива на 24 года лишения свободы.

В Италию на суд приехал министр внутренних дел Арсен Аваков. Он обратил внимание на то, что запись разговора Маркива с сокамерником была неправильно переведена, поэтому украинская сторона настаивает на повторной экспертизе разговора, в которой будет участвовать квалифицированный переводчик, которого предоставит защита нацгвардейца.

В свою очередь заместитель министра внутренних дел Антон Геращенко отметил, что апелляционный суд в составе шестерых присяжных и двух профессиональных судей действительно хочет разобраться в том, что произошло на самом деле, именно поэтому он настоял на повторной экспертизе записей разговоров. Он добавил, что во время судебного заседания оказалось, что тексты переводчика, который переводил показания Маркива и его прослушивание в камере, были неточные. И то, что прокуратура толковала как признание Маркива в убийстве итальянца, является не более чем домыслами. Поэтому, говорит Геращенко, апелляционный суд принял решение заново перевести подслушанные итальянскими правоохранителями разговоры Маркива в камере и уже новый перевод дать на рассмотрении суда. Это показывает, что решение суда первой инстанции было основано на домыслах, подытожил заместитель главы МВД.

Украинские правоохранители считают, что гибель итальянца и россиянина произошла вследствие артобстрела со стороны российско-террористических войск. В подразделении Маркива не было минометов, которые вели огонь по предполагаемому местонахождению журналиста, поясняли в МВД.

Кроме того, по словам Геращенко, адвокаты Маркива заявили ходатайство о приобщении к материалам дела важных доказательств, которые указывают на его непричастность к гибели итальянского журналиста Роккелли. Во-первых, речь идет об экспертизе видео- и звукозаписи выстрелов, доказывающие, что выстрелы из стрелкового оружия в сторону погибшего гражданина Италии осуществлялись со стороны позиций российских террористов с расстояния 150-200 метров, а вовсе не со стороны горы Карачун, до которой было 1700-1800 метров. Во-вторых, адвокаты просят приобщить к делу комиссионную военную экспертизу, которая показала, что Виталий Маркив не мог видеть Андреа Роккелли и сопровождающих его лиц. А также, что по своим служебным обязанностям он не мог отдавать приказы о наведении и стрельбе в их сторону. В-третьих, адвокаты ссылаются на документальный фильм итальянского режиссера «The Wrong Place», в котором итальянские военные эксперты и юристы убедительно повествуют об абсурдности и необоснованности обвинительного приговора Виталию Маркиву за преступление, которое он не совершал.

Кроме того, рассказывает Геращенко, адвокаты настаивают на том, что итальянским прокурорам нужно выехать на место событий в Славянск на гору Карачун и там провести необходимые измерения и экспертизы, чтобы отказаться от идеи осуждать невиновного.

В свою очередь Аваков подчеркнул, что получено решение о невозможности стрелять в машину, которая не находится в прямой видимости, а была в три раза дальше, чем ее можно «достать» оружием. По его мнению, в деле Маркива свою роль сыграли эмоции и российская пропаганда. Также глава МВД заявил, что Украина не оставит своего солдата и сделает все для того, чтобы с него сняли все обвинения.

По мнению политолога Владимира Фесенко, дело Маркива очень важно, поскольку речь идет об одном из участков сопротивления российской гибридной агрессии. Он считает, что открытие уголовного дела против Виталия и его осуждение произошло под влиянием тогдашнего министра внутренних дел Италии Маттео Сальвини, который известен своими пророссийским взглядами. Фесенко подчеркивает, что суд первой инстанции не взял к сведению много доказательств, которые свидетельствовали о невиновности Маркива. Сейчас же, добавляет эксперт, происходит второй раунд борьбы за свободу нацгвардейца.

В свою очередь военная Елена Билозерская отмечает, что защитники Виталия вынуждены доказывать – то, что он со своей позиции не мог видеть тех журналистов, а если и мог увидеть, то не способен был идентифицировать их как гражданских. По ее словам, если гражданский, даже ребенок, во время боевых действий находился на военном объекте и погиб — виноваты в этом исключительно те, кто его туда привели или пустили. Правда, есть исключение, снайпер должен отвечать за выстрел по гражданскому — если это было при дневном освещении и человек был без оружия и в гражданской одежде, но те журналисты погибли не от пули снайпера, говорит эксперт.

Билозерская утверждает, что, если солдаты будут знать, что их можно посадить на 24 года за случайное убийство на линии огня гражданского – они будут бояться стрелять во врага. Критическая нерешительность украинской армии в начале войны объяснялась не только отсутствием боевого опыта, но и непониманием собственного правового статуса. Ребята элементарно боялись, что их будут судить за убийства боевиков, говорит военная. Она добавляет, что если будут действовать такие законы, то «та сторона», будет постоянно прикрываться гражданскими.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org