Опыт России берут на вооружение? Минюст предложил разрешить мобилизацию заключенных

189

Министерство юстиции подало в Верховную Раду предложения по снятию запрета бывшим и нынешним заключенным становиться в ряды ВСУ и участвовать в обороне государства, сообщила заместитель министра юстиции Елена Высоцкая. По ее словам, в Украине есть немало граждан из указанных категорий, которые хотели бы присоединиться к обороне страны. Но, говорит замминистра, законодательство предусматривает обязательное снятие с военного учета осужденных граждан. Следовательно, Минюст предлагает народным депутатам отменить это препятствие. При этом Высоцкая отметила, что Россия уже отработала этот вопрос и наладила систему вербовки и подготовки таких солдат, поэтому Украине нужно спешить в этом вопросе. О том, что многие заключенные хотят служить в ВСУ, говорит также омбудсмен Дмитрий Лубинец. При этом он рассказал, что главнокомандующий Валерий Залужный категорически против того, чтобы брать в армию заключенных. В то же время некоторые эксперты называют инициативу Минюста откровенно вредительской и предлагают, чтобы их сотрудники возглавили подразделения, которые будут созданы из заключенных. Также, по их словам, министерство занимается дискредитацией армии и демотивирует граждан вступать в ряды ВСУ. Впрочем, некоторые военные считают, что мобилизовать заключенных можно, поскольку они могут выполнять задания определенного характера.

Немало граждан, которые находятся в местах лишения свободы, хотели бы присоединиться к обороне страны, об этом заявила заместитель министра юстиции Елена Высоцкая. По ее словам, с началом полномасштабного вторжения министерство получило от осужденных тысячи обращений о том, что они желают присоединиться к рядам Вооруженных сил, к отражению агрессии. После этого была целая процедура помилования некоторых осужденных для того, чтобы они смогли принять участие в отражении вооруженной агрессии, рассказала замминистра. По ее словам, законодательство предусматривает обязательное снятие с военного учета осужденных граждан. Следовательно, Минюст предлагает Верховной Раде отменить это препятствие. Она подчеркнула, что министерство наработало законодательные изменения и подало их в комитет. При этом Высоцкая признает, что они очень дискуссионные, потому что армия должна отвлекаться на такую категорию людей, как бывшие осужденные или нынешние осужденные, если они присоединятся. Но, говорит замминистра, если правильно организовать процесс, то все это было бы полезно для обороны страны. Кроме того, она отметила, что Россия уже отработала этот вопрос и наладила систему вербовки и подготовки таких солдат, поэтому Украине нужно спешить в этом вопросе. Также заместитель главы Минюста напомнила, что новые правила мобилизации могут быть приняты в январе-феврале, однако не факт, что вопрос с осужденными решится в этот раз. При этом она выразила надежду, что сейчас могут быть приняты изменения в отношении вышедших несколько лет назад из тюрем осужденных или тех, кто был осужден за отдельные преступления. Она подчеркнула, что, если наказание отбыто, человек на свободе, все должны относиться к нему как к обычному.

О том, что заключенные хотят воевать в рядах ВСУ сообщил также уполномоченный Верховной Рады по правам человека Дмитрий Лубинец. По его словам, в течение 2023 года представители уполномоченного по правам человека посетили около 50% исправительных колоний Украины и не было ни одной колонии, где бы к сотрудникам не подходили находящиеся там ребята и не говорили о том, что у них легкая статья, и они бы хотели пойти воевать на фронт. При этом омбудсмен подтвердил информацию о том, что главнокомандующий Валерий Залужный категорически против мобилизации заключенных.

В свою очередь адвокат Сергей Войченко рассказал, что лично к нему до начала полномасштабного российского вторжения, обращался офицер, который в зоне АТО во время спора с одним из местных жителей касательно украинского языка, нанес оппоненту тяжкие телесные повреждения, от которых тот скончался. Нарушителя посадили. Этот человек, говорит адвокат, признал свою вину, правильность приговора, но, подчеркнул, что хочет воевать, поскольку он спецназовец и может принести реальную пользу на фронте. И таких людей, подчеркивает Войченко, немало. По его мнению, государство должно дать возможность таким украинцам восстановить свои честное имя с оружием в руках.

На самом деле, говорит юрист Ростислав Кравец, в Украине нет закона, который позволял бы мобилизовать лиц, отбывающих наказание в местах лишения свободы. Более того, по его словам, украинским законодательством запрещено мобилизовывать лиц, совершивших тяжкие или особо тяжкие преступления, они вообще должны быть исключены из воинского учета. Что касается всех других лиц, отбывающих наказание, то оснований для их привлечения в ряды ВСУ пока нет, добавил юрист.

При этом он подчеркивает, что служба в ВСУ – это, в первую очередь, честь и уважение, именно поэтому в законодательстве, которое разрабатывалось профессионалами, был прописан запрет брать на службу осужденных, а также тех, кто находится на условно-досрочном. Он считает инициативу Минюста откровенно вредительской и призывает чиновников возглавить подразделения заключенных, и на собственном опыте понять, что там будет происходить. Впрочем, Кравец считает, что заключенных, которые осуждены не за тяжкие преступления, мобилизовать можно. По его словам, особенно это касается лиц, совершивших коррупционные или служебные преступления. Они пишут в Офис президента обращение с просьбой о помиловании или амнистии. Но этот вопрос находится в подвешенном состоянии, добавил юрист.

В свою очередь глава правления Международной Лиги защиты прав граждан Украины Эдуард Багиров отметил, что есть действующее решение суда, где четко прописано, что нарушитель должен содержаться в местах лишения свободы. Надо изменить десятки законов, сотни статей, чтобы можно было изменить решение суда без суда, добавил он. При этом глава правления Украинского Хельсинкского союза по правам человека Евгений Захаров отмечает, что если речь идет о мобилизации из колоний, то нужно смотреть, кто этот человек, за что он сидит, к чему мотивирован. То есть, подчеркивает он, нужно анализировать каждый случай. Он рассказал, что в первые дни войны из колоний забрали много народа с боевым опытом. Есть пример, когда фактически открыли Минскую колонию в Черниговской области, где содержатся бывшие работники правоохранительных органов, и они пошли воевать. А если бы не открыли, то колонию просто разнесли бы, потому что заключенные были уверены, что если россияне зайдут в Макошино, то всех их убьют. Правда, завершилась эта история не для всех одинаково. Некоторых помиловали, легализовав статус в армии, а некоторых – вернули за решетку, рассказал Захаров. То есть, добавил он, над механизмом нужно еще поработать.

На самом деле, подчеркивает бывший глава пенитенциарной службы, адвокат Сергей Старенький мобилизация заключенных глобально не решит проблему с нехваткой людей на фронте. По его словам, в местах несвободы находится около 60 тыс. человек. Около 20 тысяч — в следственных изоляторах, так что в колониях, условно пребывают 40 тыс. осужденных. Из них ориентировочно три тысячи — женщины, несовершеннолетние, пенсионеры. Остается 35-38 тысяч, из которых большинство имеют рецидив – вторую или третью судимость. Выпускать их из-за решетки достаточно дискуссионно, отметил эксперт. То есть, в среднем можно ориентироваться на 10 тыс. впервые осужденных, но эта цифра не способна кардинально повлиять на ситуацию на фронте. Кроме того, эксперт напоминает, что в колониях много инфицированных ВИЧ-СПИД, гепатитом С, больных туберкулезом и просто людей с подорванным здоровьем. То есть ВЛК, если она будет беспристрастна, половина из них может не пройти. И еще, по его словам, все армии мира отказываются от ранее судимых, потому что они с собой приносят собственное видение прав – те самые понятия. Даже если в одном отделении на десять человек будет один судимый, дисциплина будет идти вниз, добавил Старенький. При этом он считает, что заключенные все же могут помочь армии. По его словам, нужно, чтобы на колонии шел оборонный заказ.

В то же время, некоторые военные считают, что в принципе, времена сейчас сложные, и выбирать не приходится, поэтому все же можно призывать заключенных на фронт. По их словам, они могли бы выполнять определенную часть боевых задач.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org