НБУ больше не будет устанавливать курсы валют

380

Банковское сообщество выступает за переход к рыночным механизмам курсообразования.

Об этом говорится в сообщении Национального банка на странице в Facebook , пишет  epravda.com.ua.

"В Национальном банке состоялось очередное совещание с руководителями 40 крупнейших банков. Участники совещания единодушно согласились, что на относительно стабильном рынке должен действовать единый курс", - говорится в сообщении регулятора.

"Мы выступаем за прозрачную политику курсообразования и переход к рыночным механизмам курсообразования. Так же мы хотим, чтобы на рынке был единственный и эффективный курс. Главным во внедрении монетарной политики регулятора является продолжение использования системы гибкого обменного курса", - отметила председатель Национального банка Украины Валерия Гонтарева.

В то же время она подчеркнула, что регулятор не отказывается от возможности влиять на рынок с помощью административных рычагов и может вернуться к ним в любой момент, если для этого все предпосылки.

Также отмечается, что на этой неделе завершается процесс согласования Меморандума относительно урегулирования вопроса реструктуризации потребительских кредитов в иностранной валюте в рамках программы сотрудничества с МВФ и готовится его подписания.

Ранее сообщалось, что Национальный банк решил с 5 февраля отказаться от использования индикативного курса, обеспечив единый рыночный курс гривны на межбанковском валютном рынке.

Крах гривны

Как ожидают эксперты, переход от индикативного курса гривны к рыночному существенно снизит стоимость нацвалюты. Связано это с тем, что НБУ долгое время формировал курс, исходя из среднего показателя в ходе валютных торгов, который выглядел гораздо «лучше», чем  на межбанковском валютном рынке. В частности, на данный момент разница между индикативным и рыночным курсом составляет пять гривен.  Поэтому не исключено, что национальная валюта еще не раз побьет исторические рекорды, информирует nahnews.com.ua.

"Курс НБУ, который был раньше, специально "подгонялся" под  кредит МВФ. Была надежда, что МВФ даст кредит в рамках договора. Но тогда одним из условий было принятие бюджета. Бюджет принимали по курсу 17 грн/долл. МВФ надо было показать, что на рынке курс 15,5 грн/долл, ведь сложно было бы объяснить почему в бюджете заложен курс 17 грн/долл, а реально курс выше. Теперь же НБУ просто подровнял цифры. По этой причине поменялись ориентиры. Сложилась ситуация, в которой НБУ может позволить себе поднять курс", – пояснил "Сегодня.ua" президент Украинского аналитического центра Александр Охрименко.

Читайте также: Государственный долг Украины: есть ли предел росту?

Повысит ли НБУ в итоге курс до показателей 20-21 грн/долл, эксперты прогнозировать не берутся. Однако, по мнению аналитиков компании FIBO Украина, нормализации ситуации на валютном рынке в ближайшее время ждать не приходится.

"Совет ЕС по иностранным делам призвал правительство Украины к проведению ряда структурных реформ, которые позволят получить финансовую помощь и продолжить работу над ассоциацией. Подобного рода заявления, особенно тон, в котором они сделаны, указывают на отсутствие реальных сдвигов в данном вопросе. Это и приводит к дальнейшему ослаблению национальной валюты и, как следствие, к стремительному сокращению золотовалютных резервов НБУ", – пояснили эксперты.

По словам аналитиков, серьезное давление на экономику также оказывает война. "Все эти факторы не позволяют сменить прогноз с негативного на стабильный. Поэтому рассчитывать даже на стабилизацию ситуации как в экономике в целом, так и на валютном рынке не приходиться", – резюмируют специалисты.

Напомним, работа миссии МВФ в Украине, по словам источников, продлена на неделю. "Ревизоры" из фонда должны были завершить визит 29 января, однако, как сообщают СМИ, останутся в Киеве еще на неделю. По итогам этого визита, МВФ должен принять решение о выделении Украине следующих траншей макрофинансовой помощи.

Кроме того, Украина рассчитывает на новую программу поддержки фонда и ее продление с двух до четырех лет. "Теперь мы работаем над другими вариантами, в частности, с продлением на четыре года того срока, который отводится Украине на проведение реформ", - уточнила глава фонда Кристин Лагард. О какой сумме кредита от МВФ идет речь - пока неизвестно, но, по предварительным оценкам, объем помощи может составить от $15 до $27 млрд.

Кулуарные разговоры банкиров о «многокурсии»

Постоянные валютные качели, многообразие котировок курсов валют, множество комментариев и прогнозов банковских и небанковских экспертов от разговоров «все пропало, дефолт …» и до «все скоро наладится, заграница нам поможет…» —  окончательно дезорганизовали  бизнес, население, да и самих банкиров, вызывая периодически очередной валютный ажиотаж.

Термин «многокурсие», который с легкой руки нашего портала начали использовать вначале СМИ, а потом и сами банкиры, прочно вошел в нашу жизнь, пишет Алексей Исаев в своей статье для  minfin.com.ua.

Из чего состоит «многокурсие»?

Эффект «многокурсия» - это когда у нас есть:

1) Официальный курс НБУ — устанавливается Нацбанком каждый рабочий день по состоянию на 14:00;

2) Индикативный курс НБУ —  устанавливается Нацбанком по данным проводимого ежедневного аукциона;

3) Курс межбанковского рынка без учета комиссий и иных платежей банку — курс,  который банки ставят при проведении своих сделок  с использованием своих специализированных банковских сайтов и программных продуктов;

4) Средневзвешенный курс по системе Нацбанка ВалКли — средневзвешенный курс, который регистрируют банки при совершении своих валютных сделок в системе регистрации сделок НБУ. Без регистрации таких сделок в этой системе, они признаются недействительными и  банки не имеют права их проводить;

5) Рыночный курс безналичной валюты с учетом комиссий и других платежей банка — курс, по которому происходит покупка и продажа клиентам валюты. Банки “добирают” за счет комиссий и платежей разницу между официальным курсом и реальной ценой валюты в стране;

6) Курс черного рынка — курс, по которому уличные менялы проводят свои операции  с населением без всяких ограничений, которые действуют, если бы вы решили купить валюту  в банковском обменном пункте ( сейчас это сумма валюты в эквиваленте не более 3 000 грн и только при наличии паспорта и идентификационного кода);

Еще есть курс валют при расчете картами в интернете, курс платежных систем и другие производные.

Даже банковскому специалисту трудно в этом многообразии курсов разобраться, что тогда говорить уже о простых гражданах. Например, 28 января 2015 года курсы были:

Официальный курс НБУ 15,869445;

Индикативный курс НБУ 15,8755;

Курс банков без учета комиссий и других платежей 16,10/16,30;

Рыночный курс банков с учетом комиссий банков 21,00/21,20;

Курс пересчета по картам одного крупнейшего банка Украины 20,00/21,23;

Средневзвешенный курс на 15:00 по данным системы ВалКли 15,9558;

Курс пересчета одной из крупнейших платежных карточных систем 15,8995/15,9995;

Черный рынок 20,70/20,90;

Курс в банковских обменниках: покупка 16,00-16,61 и продажа 16,62 грн за доллар.

Данное «многокурсие» является предметом «горячих» дискуссий как специалистов, так и политиков. Справедливо достается и  НБУ, и правительству, которые в сложившейся ситуации ведут себя не всегда профессионально, прогнозировано и корректно относительно банков, клиентов и населения, что вызывает массу кривотолков и обвинений в коррупции и непрозрачности валютного рынка страны.

«Основной задачей Нацбанка является обеспечение стабильности денежной единицы в смысле стабильности цен, «но никак не курса доллара к гривне», — рассказала глава Национального банка Украины Валерия Гонтарева.

Публичные дискуссии между депутатами, правительством и главой НБУ о том, кто отвечает за курсовую политику в Украине и основной месседж главы НБУ о том, что НБУ не отвечает за курс — только подливают масла в огонь недоверия к нацвалюте, поскольку по законодательству регулятор отвечает за курс национальной денежной единицы и попытки откреститься от этой ответственности  чиновников НБУ выглядят неуклюже и натянуто.

Финансовый портал «Минфин» анонимно опросил банкиров и узнал, что они думают по этому поводу.

Глава наблюдательного совета крупного банка:

Причиной возникновения «многокурсия» являются действия НБУ на рынке. Ситуация у чиновников регулятора действительно очень не простая. С одной стороны объективные причины — военные действия, падение ВВП, сложная ситуация с внешними долгами государства и бизнеса в 2013-2014 году объективно отражаются на падении гривны. С другой стороны, именно непродуманная раскачка курса в начале 2014 года и продолжение этой политики в течение 2014 года за счет значительного рефинансирования отдельных банков, огромный по объему выкуп ОВГЗ, для покрытия насущных проблем с финансированием правительственных расходов —  по сути таже эмиссия,  послужила стартом к активному забиранию вкладов населением  и панической скупке валюты, что только подталкивало курс вверх. Это бумерангом ударило по всей экономике и привело к рекордным потерям как для государства, так и частного бизнеса. Не зря, практически все крупные предприятия страны, независимо от формы собственности и принадлежности их владельцев к разным группам влияния показали падение производства и убыточную деятельность. О малом бизнесе и населении говорить вообще не приходится — там сплошной клубок проблем: рост безработицы, падение платежеспособности, рост неплатежей и т.д. Основной ошибкой НБУ было проведение в 2014 году политики якобы плавающего курса, который во многом оказался игрушкой в руках некоторых групп влияния и постоянно запаздывающие меры реагирования на быстроизменяющуюся ситуацию в стране.

Как надо было бороться с проблемами

Введение в начале 2014 года политики валютного коридора с четкими курсовыми ориентирами в сочетании с мораторием на досрочный разрыв вкладов (как было сделано в 2004 году во времена помаранчевой революции) и целевая поддержка отдельных банков, испытывающих проблемы с ликвидностью с четким контролем за использованием этих средств и требованием наращивания капитала от акционеров не дало бы раскрутиться маховику тех проблем, с которыми мы сейчас имеем дело: черный рынок, падение доверия к гривне, снижение объемов экспортной выручки и ее придерживание экспортерами, необоснованный рост цен и т.д. Вместо того, чтобы плавно и постепенно корректировать курс, исходя из показателей экономики, не заваливая банки и предприятия, НБУ начал проводить непрогнозируемые валютные качели.  Добавилась к этому и не всегда продуманная политика по закрытию банков, вместо того, чтобы сразу же сделать простой и прозрачный механизм слияния и поглощения банков, что привело к значительному количеству проблем у вкладчиков с возвратом средств, в первую очередь — валютных. Так что джина из бутылки выпустили сами, теперь надо со всем этим что-то делать и срочно.

Выдержим ли новый рост курса

Одной из самых ключевых проблем стала политика  курсообразования НБУ. С одной стороны: отпускать и дальше курс уже категорически нельзя — уровень цен на  товары  в магазинах уже зашкаливает, потребительский спрос упал, безработица растет, при повышении курса автоматически будут дорожать энергоносители, и опять новый виток инфляции. Бюджетники и малооплачиваемые просто этого уже не выдержат.Кроме этого, активный рост курса приведет к новым проблемам у банков как с валютными заемщиками, так и с гривневыми вкладчиками, традиционно сравнивающими сумму своих гривневых депозитов с эквивалентом в долларах. Рост курса приведет к отрицательной доходности их гривневых депозитов и они опять будут забирать вклады. Кроме этого, еще меньшее количество валютных заемщиков сможет обслуживать свои валютные кредиты, а это потенциальные невозвраты и необходимость формирования новых резервов, на создание которых у банков дополнительных возможностей нет. Эта же проблема параллельно ведет и необходимости очередной докапитализации банков, к чему абсолютно финансово не готовы их акционеры. Национализация таких банков тоже не всегда даст необходимый результат. Добавьте к этому низкие золотовалютные резервы и необходимость возврата в этом году больших сумм валютных обязательств страны- одному МВФ необходимо отдать более 7,6 млрд долларов, не говоря уже о долгах частных корпораций. Вот именно в силу всех этих факторов, НБУ и проводит странную политику многокурсия. Имея официальный курс доллара, отличающийся от рыночного более, чем четыре-пять гривен, НБУ создает бомбу замедленного действия.И прятать голову в  песок в этой ситуации не получится, потому что проблемы и диспропорции  накапливаются. Курсы придется выравнивать.

Председатель Правления крупного банка:

Наличие таких существенных разниц по курсам приводит к серьезным проблемам у банков с клиентами. Объяснить клиенту, почему при официально декларируемом средневзвешенном курсе на рынке по системе ВалКли НБУ в 15,96 грн за доллар, мы как банк, можем купить ему доллар только по 20,90 грн за доллар сложно. Я считаю, что НБУ придется в ближайшее время отказываться от индикативного курса и практики проведения валютных аукционов для его определения. Индикативный курс, в том виде, в котором он есть сейчас не работает  и не отражает реальное состояние рынка. Он фактически влияет только на максимальный курс продажи валюты в банковских обменниках (не более +5% к уровню индикативного). В банковских обменниках валюты по заниженному относительно реального рынка курсу, равному индикативный курс плюс 5 процентов, нет, так как продажа по такому курсу убыточна для банка, а банк не благотворительная организация, чтобы работать в убыток.

Единственный вариант решения проблемы — отказ от валютных аукционов и индикативного курса, постепенное поднятие официального курса до уровня рыночного, на фоне активной борьбы с менялами и черным рынком как экономическими мерами, так и с помощью правоохранителей. Введение перечня критического импорта с продажей валюты под его оплату, при одновременном введении выкупа валюты от  обязательной продажи самим НБУ напрямую. При этом, во избежание того, чтобы экспортеры не боялись заводить выручку в страну, на ту сумму валюты, которую они заводят, они  должны иметь право покупки валюты у НБУ под свои импортные контракты, если у них возникает такая необходимость.Необходимо снижение размера сбора в пенсионный фонд при покупке/продаже валюты. Да это административные меры, но другого варианта пока нет. Вопрос капитализации банков, которые при этом получат очередные убытки при росте официального курса, а также сроки формирования резервов под активные операции банков, которые неизбежно вырастут за счет увеличивающейся просроченной задолженности по валютным кредитам придется решать отдельно. При таком сценарии, за счет искусственного сокращения импорта, сократится спрос на валюту, а приток валюты не уменьшится, что приведет к постепенному снижению валютного курса и выравниванию ситуации. Параллельно с этим надо проработать ситуацию с внешним долгом, так как при росте официального курса, неизбежно вырастет стоимость обслуживания внешних заимствований и необходимо реструктуризовать по максимуму внешнюю задолженность государства и частного сектора в этом году, снизив таким образом долговую нагрузку на этот год. Без расширения сотрудничества с МВФ и другими международными организациями мы также не обойдемся.

Начальник аналитического департамента одного из крупнейших банков:

Чем дольше НБУ будет проводить политику «многокурсия», тем больнее будет падать всем нам потом. Бизнес уже заложил в своих операциях и ценах  курс 20 грн за доллар и выше. Можно теоретически оставить два курса: официальный — для того, чтобы “не взрывать” балансы банков и не увеличивать размер проблемной задолженности по валютным кредитам  и рыночный, по которому банки официально будут продавать валюту в обменниках, на межбанке, по картам клиентов. При  этом надо отменять сбор в пенсионный фонд при операциях по покупке/продаже валюты, чтобы ликвидировать черный и серый рынок, так как тогда не будет смысла решать эти вопросы неофициально, а официальный объем торговли валютой в стране вырастет в разы.

Сейчас большинство экспортеров не торопится заводить валюту или заводит ее в минимальных объемах, так как ожидают роста курса и боятся прогадать, так как автоматически вынуждены продавать 75% выручки, не всегда по самому выгодному для них курсу. Кроме того, скорее всего НБУ скоро запретит закрывать банкам покупки и продажи валюты внутри банка, а заставит всю валюту продавать и покупать только через реальный рынок. Таким образом, думаю они хотят увеличить объемы торгов. Кроме этого, будет логичным сократить сроки расчетов за поставленный за границу товар до 30 дней. Таким образом можно активизировать заход валютной выручки. Перечень критического импорта, если его введут — логичен, но хотелось бы чтобы регулятор прописал в этом случае и возможность покупки валюты другими участниками рынка, так как огромная часть нашей торговли, производителей, частных предпринимателей, работающих в сфере услуг и т.д., завязаны на импортных составляющих и не весь этот импорт можно сразу же заменить на отечественные аналоги, которые покупаются за гривну, а остановка таких предприятий приведет к падению налоговых поступлений и безработице.

Следующей проблемой, которую придется решать правительству и НБУ после устранения многокурсия, будет проблема стимуляции экономической активности в стране и поднятие покупательной способности на внутреннем рынке, а это значит — необходимо повышение занятости населения и создание льготных условий для создания и функционирования отечественного бизнеса и стимуляции инвестиций в страну.Кроме этого, наличие значительного количества курсов, подпитывает черный и серый рынок, а также создает возможность для злоупотреблений. Рынок давно ждет от НБУ шагов по исправлению ситуации. Ситуация критична.

Казначей крупного банка:

Часто банки обвиняют в том, что они наживаются в ситуации, когда есть значительное количество курсов валют, мол «в мутной воде легче наловить рыбу». Со всей ответственностью могу сказать, что я и мои коллеги — казначеи банков, с большим удовольствием хотели бы, чтобы этот период поскорее закончился.

Объяснять каждый день импортерам, почему сегодня при официальном курсе ниже 16 гривен, я могу им купить валюту не ниже, чем по 20,90 грн за доллар — поверьте очень неприятно, так как люди в такой ситуации в первую очередь думают о том, что банк при этом что-то где-то лукавит с курсом. У них вопрос один — почему так дорого, и вот мой коллега импортер в другом банке смог купить дешевле. С другой стороны, прямо противоположная ситуация с экспортерами —  там вопрос всегда другой, почему так дешево продали валюту, вот мы посмотрели на сегодняшний рынок, если бы вы продавали нашу валюту через тридцать минут после нашего разговора, то мы бы заработали столько-то, а так мы заработали столько то, т.е. человеческий фактор и психологию никто не отменял.

В 2013 году минусовые колебания по курсу моей продажи валюты в двадцать -тридцать пипсов от среднего по рынку были уже ЧП для моего начальства, или предметом моей гордости и высокого профессионализма, если мы выигрывали. Сейчас колебания в течении торговой сессии в  30-50 копеек на долларе достаточно распространенное явление. А если это продажа нескольких миллионов долларов?! Это огромные деньги и огромная ответственность. Я не говорю уже о том, что бывают дни, когда рынок фактически мертв и мы действительно физически не можем закрыть клиентский контракт. Начальство спрашивает с меня и оно  право —  ведь это моя работа. Сложнее всего, когда на фоне информационных потрясений в течении дня мы наблюдаем такие качели курса, когда нам просто необходимо постоянно консультироваться к клиентом:  делать ли сделку по таким курсам. А клиент тоже не бог, ему тоже надо подумать, потом он принимает решение, а рынок уже ушел. И все по новой, т.е. мы получаем своеобразную игру: верю/не верю. Поверьте так экономика работать не может и не должна. Поэтому первые, кто облегченно вздохнет, когда все это закончится — это будут дилеры и казначеи коммерческих банков.