Адвокаты Януковича объявили бойкот суду. Дебаты перенесли в четвертый раз

3 674

 

 

Суд над Януковичем

Что происходило в суде за последние три дня и какую цель может преследовать защита беглого экс-президента

— Прокурор, прекратите дебаты. Зачем вы включили микрофон? — Александр Байдик, новый «коммерческий» адвокат беглого экс-президента Виктор Януковича, подходит к прокурорскому столу и тянется к микрофону. Прокурор Руслан Кравченко в это время зачитывает свой текст выступления.

Секунду спустя адвокат уже стоит возле коллегии судей: «Уважаемый суд, я не буду принимать участие в таком заседании. Это нарушение права на защиту. Перенесите судебное заседание».

Суд игнорирует крики и бег адвоката по залу. Прокурор читает. Байдик хватает документы и вылетает из зала судебных заседаний, громко хлопнув дверью. Следом за ним выходит государственный адвокат Виктор Овсянников, который был бесплатно назначен Януковичу после демарша еще одного коммерческого защитника — Виталия Сердюка.

Что происходило в суде за последние три дня и зачем адвокаты Януковича хлопают дверьми — в материале LIGA.net.

Оболонский суд Киева на этой неделе должен был перейти к финальной стадии процесса о госизмене Януковича — судебным дебатам. В июле суд прекратил допросы свидетелей защиты, потому что они регулярно срывались.

Но в понедельник, 30 июля, все четыре адвоката в суд не явились. Они сообщили, что находятся в Верховном суде на рассмотрении ходатайства о передаче дела из Оболонского в Вышгородский суд, поближе к Межигорью.

На следующий день, 31 июля, начать дебаты тоже не удалось. Стоило прокурору подняться с места для выступления, на повышенных тонах в процесс вмешался адвокат Виталий Сердюк. Постоянно перебивая суд и прокуроров, он объявил, что прямо сейчас на прямую связь с судом из Минска вышел еще один свидетель.

«Это пилот Ярощук. Он лично получил команду со ссылкой на Турчинова, угрозу применить огонь на поражение против вертолетов, которые транспортировали президента из Харькова в Донецк», — сказал он.

Сердюк добавил, что свидетель будет говорить о государственном перевороте.

Судья Владислав Девятко перебил Сердюка и напомнил, что по факту транспортировки Януковича из Харькова в Донецк уже были допрошены свидетели Андрей Чертков и Константин Кобзар, показания давал и Александр Турчинов. Как говорит практика ЕСПЧ, этого достаточно, добавил он. Более того: суд разрешил адвокатам в достаточно агрессивной форме допрашивать свидетелей обвинения, чтобы обеспечить право Януковича на защиту.

Рассмотрение дела о госизмене Януковича продолжается больше года. За это время состоялись больше 60 заседаний. Допрошены 52 свидетеля, 15 — от защиты.

«Уважаемый судья, дайте мне техническую возможность читать речь», — несколько раз просил Кравченко. Сердюк его если и слышал — то продолжал кричать. Суд объявил перерыв на 10 минут. Адвокаты Януковича в зал после перерыва не вернулись.

«Сердюк самовольно оставил заседание. У нас нет эффективного способа реагирования на такие действия. Иногда защита забывает, что есть такое понятие, как честь, деловая репутация и этика. Дебаты фактически сорваны», — сказал Девятко.

Пока суд решал, что с этим делать, в зале объявился новый адвокат Януковича — Александр Байдик. Он продолжил стиль поведения Сердюка в суде — непрерывно кричал, перебивая: «Я защитник. Дайте возможность принимать участие в деле».

«Присядьте. Достаточно кричать, вы и так уже заморились», — отреагировал на эти крики Девятко.

Суд объявил решение: поручить региональному центру по предоставлению бесплатной вторичной правовой помощи в Киеве срочно назначить Януковичу бесплатного адвоката и обеспечить его явку 1 августа 2018 года. Чтобы он принимал участие в судебных дебатах параллельно с адвокатами Януковича, если они явятся — если нет, то самостоятельно.

1 августа новый, бесплатный адвокат от государства Виктор Овсянников явился в суд вместе с Байдиком. Утреннее заседание длилось считанные минуты. Байдик бегал по залу суда, требовал прекратить дебаты и провести допрос свидетеля Азарова, мешал прокурорам и требовал перенести суд, чтобы защитники могли ознакомиться с материалами дела.

Овсянников в основном стоял молча.

Но когда стало понятно, что дебаты не прекратятся, адвокат Байдик хлопнул дверью, и государственный адвокат — тоже. В течение дня демарш Овсянникова повторился трижды. «В этом фарсе участвовать я не желаю», — заявил он.

Суд решил назначить Януковичу нового бесплатного адвоката вместо Овсянникова и перенес заседание на 16 августа.

Стратегия адвокатов Януковича

Стратегия адвокатов Януковича непоследовательна, хотя логика есть, объяснил адвокат Виталий Титыч. Главной проблемой процесса о госизмене является законодательное обеспечение производства in absentia, а точнее, его отсутствие в Украине. В контексте европейской судебной практики наиболее важным было, извещен ли Янукович о производстве и имеет ли возможность обеспечить в суде участие своих адвокатов.

«На этом Сердюк и Янукович могли легко, с подачи Луценко и Стрижевской, — это их достижение in absentia, — гарантированно побеждать в ЕСПЧ», — говорит он. Достаточно занять позицию: Янукович ничего не знал о суде и не защищался.

Но Сердюк сознательно пренебрег очевидными пробелами в законодательстве, считает юрист. «Не самостоятельно, я уверен, он квалифицированный адвокат. Ему дали указание. Потому что целью было — устроить этот спектакль, шоу. Продемонстрировать весь этот бред. Что они благодаря позиции прокуратуры и суда выполнили», — отметил он.

Главный шанс на защиту Януковича в Европейском суде по правам человека на первом этапе слили, утверждает юрист: «Теперь они выполнили эту часть шоу и возвращаются к первой части — поиграть с ЕСПЧ».

Адвокат Сергей Митюрин ставит под сомнение законность участия бесплатного адвоката при наличии коммерческих защитников. Закон о бесплатной правовой помощи не предусматривает одновременного участия в уголовном производстве бесплатного адвоката и адвоката по договору. «Зачем суд создал такую ситуацию, в которой в одном заседании находятся и Байдик, и Овсянников, мне непонятно. Как это вообще можно прикрутить к законодательству», — сказал он.

По его словам, в новых правках к Уголовному кодексу есть норма о представительстве в суде без полномочий: «Овсянникова поставили между молотом и наковальней. Ему могут и там, и там влепить дисциплинарку, что бы он не сделал».

«Защитники Януковича ловят суд на этих нарушениях, чтобы потом этим воспользоваться. Я думаю, у него достаточно квалифицированные адвокаты, которые умеют писать жалобы в ЕСПЧ. Они этим воспользуются. Они сами этого не скрывают. Большинство действий на это направлено. На сегодня ситуация патовая, в первую очередь, для суда», — считает он.

Титыч уверен, что «коммерческие» адвокаты Януковича злоупотребляют собственными правами. Они демонстративно вышли из процесса и отказались принимать в нем участие. Раз уж в процесс вошел новый защитник, адвокат Александр Байдик, то он должен был заверить суд, что ему известны все обстоятельства, которые исследовались ранее.

«Его появление преследует только одну цель — внести хаос. Вроде защиты нет, а вроде и есть коммерческий адвокат. Суд должен был изучить, когда и как, при каких обстоятельствах был заключен его договор с Януковичем. Обоснованно отправить его подальше и привлечь бесплатного адвоката. Речь о банальной манипуляции», — сказал он.

«Это убогий способ завалить производство, нарушение требований процессуального закона. И судья Девятко должен был давно, — не сейчас, а давно, — предпринять меры. Такой фарс происходит при поддержке всех сторон», — считает он.

Государственный обвинитель Руслан Кравченко с трудом сдерживает эмоции: «Я делаю свою работу и выполняю решения суда!»

«Демарш адвокатов — это последнее, на что они способны. Всеми законными и незаконными методами затягивают процесс, чтобы суд ни в коем случае не вышел в совещательную комнату (для вынесения приговора)», — добавил он.

Кравченко уверен, основаная цель адвокатов — не допустить решения суда, поскольку они понимают, что проиграли процесс. «Шансов на ЕСПЧ у них нет. Нарушений прав обвиняемого — нет», — говорит прокурор. И напоминает: Евросуд не имеет права отменять украинские приговоры, он может только указать на нарушения, «которых — не было».