Радикалу Стерненко вручили подозрение в умышленном убийстве под песню «Мусора должны сосать х*й»: Супрун приехала поддержать

345

Одесский радикал Сергей Стерненко, которому сегодня должны вручить подозрение в убийстве человека, совершенному им два года назад, прибыл к зданию Службы безопасности Украины.

Как видно на видео, Стерненко подошел к зданию под аплодисменты своей группы поддержки, которая собралась плакатами около СБУ. Также поддержка радикала включила трек «Мусора должны сосать х*й».

Стерненко приехал один без адвокатов, говорит, что они не успевают приехать, но скоро будут.

«Если эта власть хочет играться в диктатуру, то она сильно об этом пожалеет, если эта власть берет пример с Виктора Януковича, но она должна знать, что этот пример она должна взять на себя до конца. Я сейчас туда пойду, очевидно, что это будет сообщение о подозрении. Мои адвокаты еще не успели приехать, потому что когда я официально попросил следователя через ходатайство вызвать меня надлежащим образом и заранее, чтобы мог прийти и я и адвокаты, они этого не сделали, они прислали «мусоров», — заявил Стерненко.


Экс-руководитель Министерства здравоохранения Ульяна Супрун приехала поддержать радикала Сергей Стерненко.

Между тем, группа поддержки Сергея Стерненко выходит из себя. Призывают нападать и плевать в лицо журналистам «Страны» и телеканалов ZIK, 112 и Newsone.

«Страна», ZIK, 112, Newsone — это не журналисты, плюйте им в еб*ло если будете видеть», — кричит в микрофон один из группы поддержки.

Перед этим группа поддержки Стерненко начала оскорблять и журналистку издания «Шарий.нет». Ее увела полиция.

Служба безопасности Украины все же вручила радикалу подозрение в убийстве.

Об этом Стерненко сообщил в четверг, 11 июня, на своей странице в Facebook.

«Мне сообщили о подозрении по ч. 1 ст. 115 (максимальная санкция — 15 лет тюрьмы) и ч. 2 ст. 263 (санкция — до 5 лет) — «умышленное убийство» и «незаконное» ношение холодного оружия.

Несмотря на то, что:

Не было убийства, а была необходимая оборона, что следователь ранее сам и признал, когда сообщил о подозрениях нападающим.

По ножу есть несколько экспертиз, которые устанавливают что он не является холодным оружием», — написал Стерненко.

Что произошло в мае 2018 года

Убийство произошло год назад, в ночь с 23 на 24 мая. Экс-глава «Правого сектора» в Одессе в результате конфликта неподалеку от своего дома убил жителя Черноморска Ивана Кузнецова, бывшего десантника из 25-й бригады, отца троих детей. А также ранил еще одного человека – Александра Исайкула.

Сам Стерненко рассказывает, что он шел со своей девушкой Натальей, когда на него напали двое неизвестных. Без каких-либо слов они начали избивать его. В ответ Стерненко выхватил нож и начал размахивать им в темноте, ранив нападавших. Правда, потом экс-глава «Правого сектора» в Одессе поменял показания и стал говорить, что нож — не его. Якобы он получил удар по голове, потом ранение руки, затем перехватил нож и стал отмахиваться, нанеся семь ножевых ранений противникам.

После потасовки под домом Стерненко Иван Кузнецов и Александр Исайкул были ранены и бросились бежать. Однако Стерненко догнал Кузнецова и нанес ему еще несколько ударов ножом, после чего тот умер на месте. Во время агонии Кузнецова Стерненко и его девушка вели стрим, снимая происходившее на мобильный телефон, но не сделали ни единой попытки оказать помощь умирающему.

Стерненко же рассказывал журналистам другую версию: «Через несколько секунд или несколько десятков секунд, мне сложно оценивать время, они стали бежать в разные стороны. Я не знал в тот момент, ранены они или не ранены… Я побежал за одним из них, он пробежал несколько десятков метров и упал на землю. Я увидел, что у него порезана брюшная полость, он начал говорить: «Мне плохо, я умираю», я тут же достал мобильный, бросил нож, который тогда был у меня, и стал вызывать скорую».

Другая сторона конфликта утверждает обратное. По словам адвоката Исайкула и родственников Кузнецова Рубена Степаняна, встреча тем вечером была абсолютно случайной.

«Это не планируемое нападение, это не выслеживание. Эта встреча была абсолютно случайной. Кузнецов и Исайкул находились в различных местах между третьей и пятой станциями Фонтана в течение нескольких часов, перемещаясь от одного места к другому. Уже уходя из этого района, они оказались лицом к лицу с Сергеем. Они больше опешили, чем он. Когда они с ним соприкоснулись на ближнюю дистанцию, как спортсмены, и Стерненко нанес первый удар Исайкулу он отскочил. Это его спасло. Он начал бежать. За ним побежала девушка, а Сергей переключился на второго участника и начал его атаковать. Я туда привел тренера Исайкула (он занимался боксом — Прим.Ред.), который сам позвонил и требовал – приведите меня в полицию. Он рассказал, какой это молниеносный спортсмен. Если бы он захотел атаковать, Сергей бы с ножом не справился. У него длинные руки, у него спортивная конституция тела», – рассказал Степанян.

По данным медэкспертизы, проведенной сразу после убийства, у Кузнецова было пять ножевых ранений: проникающее ранение в область брюшной полости слева, проникающее ранение в область сердца (стало смертельным – Прим.Ред.), непроникающее ранение в область правого плеча, непроникающее ранение в области брюшной полости справа, непроникающее ранение в области грудной клетки слева.

У Исайкула было две травмы: колотая рана со стороны печени, и колото-резаная рана живота, снизу вверх по диагонали к сердцу.

Стерненко получил повреждение руки.

Судебная молекулярно-генетическая экспертиза пролила свет на очередность нанесения ударов ножом. Это единственное оружие, которое применялось в схватке. После тщательного прочесывания местности не было обнаружено ничего другого колюще-режущего, а ранения всех троих получены от одного и того же ножа.

На оружии была кровь Кузнецова и Стерненко. Крови Исайкула не было. При этом кровь Стерненко доминировала. То есть сначала порезали Исайкула (поэтому следы ДНК первого пострадавшего утрачены – Прим.Ред.), потом Кузнецова, а потом ранение получил Стерненко. Таким образом, можно аргументированно предположить, что ранение Стерненко было получено уже после окончания противостояния, хотя он рассказывал, что его ранили и он выхватил нож, нанеся одной рукой (вторая по его словам была ранена), семь ударов.

Другими словами, сначала он нанес удары ножом Исайкулу и Кузнецову, а после он, судя по всему, порезал сам себя (или это сделал кто-то из его соратников). Ведь один его противник к тому моменту убежал, а другой находился при смерти.