Догнал, зарезал и стал потерпевшим. Как спускают дело радикала Стерненко 

337

Одесский радикал Сергей Стерненко сегодня был признан потерпевшим по делу о нападении на него в мае 2018 года. Речь об эпизоде, где «активист» догнал и убил жителя Черноморска, отца троих детей Ивана Кузнецова, и ранил еще одного человека — Александра Исайкула.

Хотя от сегодняшнего визита Стерненко в городскую управу СБУ Киева сегодня ждали другого — объявления ему подозрения.

Такие слухи усиленно поддерживал и сам праворадикал, а правоохранители вплоть до сегодняшнего дня их не опровергали. Поэтому было предположение, что выйдет Стерненко из СБУ уже в статусе подозреваемого.

Однако случилось ровно наоборот.

По делу о нападении на Стерненко, которое ведет СБУ, он признан потерпевшим. А парой дней ранее подозреваемым в этом деле стал… погибший от руки «активиста» Иван Кузнецов. Повторимся — уже два года как умерший человек.

При этом параллельно по этому инциденту заведено еще одно уголовное дело — об убийстве Кузнецова. Где убивший его Стерненко по-прежнему проходит как свидетель.

То есть убийца — уже потерпевший, а жертва — подозреваемый. Такая вот юридическая трактовка событий от СБУ. .

Состояние дел против Стерненко

Как уже говорилось выше, дел по Стерненко два.

Первое — об убийстве Ивана Кузнецова, которого одесский радикал догнал и зарезал своим собственным ножом, да еще и вел стрим с места происшествия.

По нему «активист» все еще проходит как свидетель. И сегодня тут ничего не изменилось.

Второе — о нападении на Стерненко со стороны того же Кузнецова и Александра Исайкула, которого радикал  ранил.

В этом деле он сегодня стал потерпевшим.

Оба дела ведут одни и те же прокуроры, а непосредственно расследует СБУ — туда производство распределил еще генпрокурор Рябошапка (как до него это сделал Юрий Луценко). Таким образом убийство пытались представить не как обычную уголовную агрессию, а как некий заговор по нападениям на майдановских активистов.

Такая версия расследуется уже без малого два года, но никаких результатов — кто же на них нападает и есть ли какой-то направляющий центр — нет. И, соответственно, все это время Стерненко гуляет на свободе.

Попытка «закрыть» радикала предпринималась осенью — МВД составило проект подозрения, где убийство называлось умышленным и доказывалось, что Стерненко первым атаковал двух прохожих. Однако, «пидозру» не подписал Рябошапка и, как уже говорилось, «эвакуировал» дело в СБУ.

Правда, до сих пор не совсем понятно, почему дело об убийстве расследует «контора». Статья 115 не является подследственной этому ведомству. Ей должна заниматься полиция.

Впрочем, по этому делу движений как раз нет. Зато по первому — «нападениям на активистов» — СБУ признала подозреваемым убитого Кузнецова. А зарезавшего его Стерненко — потерпевшим.

Почему не удалось сделать Стерненко подозреваемым

На прошлой неделе Сергей Стерненко получил повестку в СБУ. И заявил, что там ему намереваются вручить подозрение в убийстве.

У следствия было несколько дней, чтобы опровергнуть это заявление. Но делать этого оно не стало. И многие решили, что «активиста» и правда наконец-то сделают подозреваемым.

Однако сегодня под зданием киевской городской управы СБУ в Аскольдовом переулке собралось где-то до сотни националистов. Приехало и несколько депутатов (в том числе от «Слуги народа»), бывший таможенник Нефедов и другие сторонники Майдана.

После чего СБУ выпустила заявление, что никакого подозрения вручаться не будет. А вышедший из здания Стерненко объявил, что его признали потерпевшим. И теперь второе дело — об убийстве — надо закрывать, ведь нельзя быть одновременно и потерпевшим, и убийцей по одному и тому же эпизоду. Тем более, что подозреваемыми признали других людей — раненого ножом Стерненко Исайкула и погибшего от руки «потерпевшего» Кузнецова.

Надо признаться, что такого кульбита от следствия не ожидали даже сами сторонники Стерненко. Не говоря  уже о тех, кто давно требует посадить радикала.

Версий случившегося сегодня две. 

  1. СБУ действительно собиралась вручить подозрение. Но увидев, что Стерненко собирает массовку — а организация протеста началась еще на той неделе — правоохранители и власти испугались и отыграли назад.

Это версия самого Стерненко.

  1. Подозрение вручать не собирались. А повестку радикалу прислали, чтобы «бросить кость» сторонникам посадки Стерненко. Причем картинка недовольных радикалов под зданием СБУ была только на руку организаторам этой пиар-комбинации.

А заодно решалась еще одна задача — проверить реакцию радикалов, «Майдана» и западных посольств.

В пользу этой версии говорят определенные факты.

Это главным образом сам факт повестки. Вручить подозрение могли более привычным способом — задержав Стерненко (статья это позволяет) и зачитав ему «пидозру». Что исключило бы заранее подготовленные митинги.

Повестка же позволяла раскачивать тему «преследования Стерненко» несколько дней и создавать иллюзию, что его дело сдвинулось с мертвой точки.

Одновременно — следствие не опровергало заявления Стерненко о готовящейся «пидозре». Хотя можно было это сделать немедленно и сразу сбить волну хайпа.

Кстати, учитывая, что хайп этот поднял с подачи СБУ сам Сергей, то вполне вероятно, что он знал об исходе сегодняшних событий заранее.

Вывод из этого следует простой — власть пока что не планирует сажать Стерненко. Его явно выводят из-под удара процессуально (на это работает признание одесского убийцы потерпевшим). А в остальном ажиотаж раздувается для электората Зеленского, который ждет, что власть приструнит радикалов.

Правда, если такая задумка и была изначально, то эффект для «целевой аудитории» (то есть. сторонников посадки Стерненко) получился обратным — с их точки зрения ситуация, когда подозрение вручается убитому Сергеем Стерненко, а его самого делают потерпевшим, является абсурдной и свидетельствует о трусости власти.

Что произошло в мае 2018 года

Убийство произошло год назад, в ночь с 23 на 24 мая. Экс-глава «Правого сектора» в Одессе в результате конфликта неподалеку от своего дома убил жителя Черноморска Ивана Кузнецова, бывшего десантника из 25-й бригады, отца троих детей. А также ранил еще одного человека – Александра Исайкула.

Сам Стерненко рассказывает, что он шел со своей девушкой Натальей, когда на него напали двое неизвестных. Без каких-либо слов они начали избивать его. В ответ Стерненко выхватил нож и начал размахивать им в темноте, ранив нападавших. Правда, потом экс-глава «Правого сектора» в Одессе поменял показания и стал говорить, что нож — не его. Якобы он получил удар по голове, потом ранение руки, затем перехватил нож и стал отмахиваться, нанеся семь ножевых ранений противникам.

После потасовки под домом Стерненко Иван Кузнецов и Александр Исайкул были ранены и бросились бежать. Однако Стерненко догнал Кузнецова и нанес ему еще несколько ударов ножом, после чего тот умер на месте. Во время агонии Кузнецова Стерненко и его девушка вели стрим, снимая происходившее на мобильный телефон, но не сделали ни единой попытки оказать помощь умирающему.

Стерненко же рассказывал журналистам другую версию: «Через несколько секунд или несколько десятков секунд, мне сложно оценивать время, они стали бежать в разные стороны. Я не знал в тот момент, ранены они или не ранены… Я побежал за одним из них, он пробежал несколько десятков метров и упал на землю. Я увидел, что у него порезана брюшная полость, он начал говорить: «Мне плохо, я умираю», я тут же достал мобильный, бросил нож, который тогда был у меня, и стал вызывать скорую».

Другая сторона конфликта утверждает обратное. По словам адвоката Исайкула и родственников Кузнецова Рубена Степаняна, встреча тем вечером была абсолютно случайной.

«Это не планируемое нападение, это не выслеживание. Эта встреча была абсолютно случайной. Кузнецов и Исайкул находились в различных местах между третьей и пятой станциями Фонтана в течение нескольких часов, перемещаясь от одного места к другому. Уже уходя из этого района, они оказались лицом к лицу с Сергеем. Они больше опешили, чем он. Когда они с ним соприкоснулись на ближнюю дистанцию, как спортсмены, и Стерненко нанес первый удар Исайкулу он отскочил. Это его спасло. Он начал бежать. За ним побежала девушка, а Сергей переключился на второго участника и начал его атаковать. Я туда привел тренера Исайкула (он занимался боксом — Прим.Ред.), который сам позвонил и требовал – приведите меня в полицию. Он рассказал, какой это молниеносный спортсмен. Если бы он захотел атаковать, Сергей бы с ножом не справился. У него длинные руки, у него спортивная конституция тела», – рассказал Степанян.

По данным медэкспертизы, проведенной сразу после убийства, у Кузнецова было пять ножевых ранений: проникающее ранение в область брюшной полости слева, проникающее ранение в область сердца (стало смертельным – Прим.Ред.), непроникающее ранение в область правого плеча, непроникающее ранение в области брюшной полости справа, непроникающее ранение в области грудной клетки слева.

У Исайкула было две травмы: колотая рана со стороны печени, и колото-резаная рана живота, снизу вверх по диагонали к сердцу.

Стерненко получил повреждение руки.

Судебная молекулярно-генетическая экспертиза пролила свет на очередность нанесения ударов ножом. Это единственное оружие, которое применялось в схватке. После тщательного прочесывания местности не было обнаружено ничего другого колюще-режущего, а ранения всех троих получены от одного и того же ножа.

На оружии была кровь Кузнецова и Стерненко. Крови Исайкула не было. При этом кровь Стерненко доминировала. То есть сначала порезали Исайкула (поэтому следы ДНК первого пострадавшего утрачены – Прим.Ред.), потом Кузнецова, а потом ранение получил Стерненко. Таким образом, можно аргументированно предположить, что ранение Стерненко было получено уже после окончания противостояния, хотя он рассказывал, что его ранили и он выхватил нож, нанеся одной рукой (вторая по его словам была ранена), семь ударов.

Другими словами, сначала он нанес удары ножом Исайкулу и Кузнецову, а после он, судя по всему, порезал сам себя (или это сделал кто-то из его соратников). Ведь один его противник к тому моменту убежал, а другой находился при смерти.