Почему судьи не хотят замечать связь Суркисов с Коломойским?

382

Бывшие совладельцы национализированного Приватбанка продолжают бороться за потерянные в учреждении депозиты. Почему судьи игнорируют аргументы банка и НБУ?. (укр)

«На членов Большой Палаты осуществляется давление через СМИ и интернет-сети. Большая палата Верховного суда решила обратиться в Генеральную прокуратуру и Высший совет правосудия», — заявили 27 апреля судьи Верховного суда.

Они отказались рассматривать дело по иску семьи олигарха Игоря Суркиса в государственный Приватбанка. Заседание перенесли на 15 июня.

В тот день Верховный суд должен был принять окончательное решение о связанности семьи Суркисов с бывшим владельцем ПриватБанка Игорем Коломойским. Решение о непризнании такой связи могло стоить государству более 29 млрд грн и разблокировало бы производство относительно правомерности национализации Приватбанка.

За несколько дней Верховный суд разъяснил, что считает давлением публикации в СМИ и фейсбуке, которые, по мнению суда, направленные на подрыв авторитета судебной власти.

«Предположение авторов этих публикаций и сообщений сочетаются с утверждениями о получении судьями Большой палаты Верховного суда неправомерной выгоды, сговор с представителями истцов, содержащие угрозы», — говорилось в заявлении Верховного суда.

Публикации в СМИ действительно были, а вот примеров угроз Верховный суд не привел.

Это не первая судебное дело, к которому приковано внимание журналистов. Такое внимание вполне оправдано, ведь дело может стоить государству десятки миллиардов гривен. Почему судей беспокоят публикации в прессе, если они уверены в своей позиции? Возможно, они сомневаются в правомерности решений судов предыдущих инстанций?

Окружной административный и Киевский апелляционный административный суды принимали решения в этом деле в пользу Суркисов за закрытыми дверями. СМИ не имели возможности описать, на основании каких фактов суды встали на сторону олигархов.

Зато судьи Верховного суда должны были проводить судебное разбирательство и объявлять свое решение публично перед десятком телекамер.

Авторы этого материала не намерены давить на судей Верховного суда. Их цель — проанализировать события в этом деле в судах низших инстанций.

Медийный связь

История началась в 2016 году. Тогда, накануне национализации Приватбанка, специальная комиссия НБУ признала Игоря Суркиса и тысячи других физических и юридических лиц связанными с ПриватБанком Игоря Коломойского.

Деньги связанных человек, около 29 млрд грн, которые хранились на счетах в ПриватБанке, были обменены на акции этого учреждения, которые государство следующий день выкупила за одну гривну. То есть в процессе вывода неплатежеспособного Приватбанка с рынка с участием государства была применена процедура bail-in.

Операция bail-in по Приватбанка — принудительная конвертация депозитов в новые акции банка, которые были выпущены в декабря 2016 года во время национализации банка, а затем в конце концов со всеми «старыми» акциями банка (всего — 100%) были выкуплены государством (в лице Минфина ) за 1 грн.

Игорь Суркис и другие члены семьи хранили в ПриватБанке 1 млрд грн. Чтобы их вернуть, они в декабря 2016 года обратились в Окружной административный суд Киева с требованиями отменить решение о признании Суркиса связанным лицом и признать недействительными договоры приобретения акций и взыскания 1 млрд грн.

Связанность Игоря Суркиса с Игорем Коломойским и Приватбанком подтверждает совместное владение олигархами рядом активов. В частности, речь идет о трех медиа: «Телерадиокомпания» Студия 1 + 1 «,» Гравис-кино «и» Телекомпания ТЕТ «.

Однако есть одна проблема. Данные о владельцах этих компаний должны быть внесены в Единый государственный реестр физических и юридических лиц, но в реестре информация о бенефициарах именно этих компаний отсутствует. Это нарушение.

Именно на это нарушение ссылались судьи Окружного админсуда, когда принимали решение в пользу Суркисов. По мнению судей, если сведения о владельцах не внесены в реестр, они не могут быть использованы в судебном споре.

Впрочем, данные о владельцах «Студии 1 + 1», «Гравис-кино» и «Телекомпании ТЕТ» сохраняет другой государственный орган — Национальный совет по вопросам телевидения и радиовещания. Именно этими официальными и открытыми сведениями руководствовался Нацбанк при признании Игоря Суркиса связанным с Игорем Коломойским.

Юристы НБУ и Приватбанка предоставили судьям схематическое изображение структуры собственности этих телеканалов. Такие схемы ежегодно подают в Нацсовет все телеканалы. В предоставленных документах указаны конечные бенефициары Суркис и Коломойский.

Представления такой отчетности — требование закона. Если это требование не выполняется, Нацсовет может лишить телеканал лицензии. Такие прецеденты в Украине уже были.

В апреле 2017 года в телекомпании «ТВ стимул» с Кропивницкого завершился срок действия лицензии на вещание. Нацсовет отказалась продлить срок действия документов, пока СМИ не предоставит информацию о конечных бенефициарах канала.

Олигархи не хотели предоставлять соответствующие документы, ведь Нацсовет требовала не просто схематическое изображение структуры собственности, но и трастовые соглашения. Месяц работы с просроченной лицензией — и «ТВ стимул» выполнила требование Нацсовета.

Телерадиокомпания подтвердила, что ее конечным бенефициарным владельцем является Игорь Коломойский, а владельцем существенного участия — Игорь Суркис. Только после этого Нацсовет продлил действие лицензии регионального телеканала. То есть тогда Нацсовет невольно установила факт связанности двух олигархов.

Этот факт на примере трех других телеканалов пытались доказать юристы Нацбанка и государственного Приватбанка сначала в Окружном административном суде, а затем — в Киевском апелляционном административном суде. Однако доказательств, телеканалы самостоятельно подают в Нацсовет, судьям оказалось недостаточно.

Дело в том, что Игорь Суркис владеет телеканалами не напрямую, а через цепочку фирм. В частности — через кипрскую компанию Bolvik Ventures Ltd.

Этой путаной структурой собственности и воспользовались юристы олигарха. Они сослались на то, что Суркис не контролирует Bolvik Ventures Ltd, а следовательно — и каналы. Поэтому его нельзя считать владельцем существенного участия трех телеканалов.

Впрочем, в законе «О банках и банковской деятельности» сказано, что лицо является владельцем независимо от того, управляет она компанией или нет:

«Лицо признается владельцем опосредованной существенного участия независимо от того, осуществляет такое лицо контроль прямого владельца участия в юридическом лице или контроль любой другого лица в цепи владения корпоративными правами такого юридического лица».

Документов, телеканалы ежегодно подают в Нацсовет по требованию закона «О телевидении и радиовещании», судьям оказалось недостаточно.

Эти документы судьи Киевского апелляционного административного суда назвали «распечаткой с сайта телеканала», а схемы структуры собственности телеканалов, по мнению судей, не является подтверждают, что Игорь Суркис является совладельцем медиа.

Это странная позиция служителей Фемиды. Если бы такую ​​позицию имела Нацсовет по телевидению, она должна была бы немедленно лишить эти три телеканала лицензии.

Схема структуры собственности «Телерадиокомпании» Студия 1 + 1 «. Нажмите для увеличения

Иск в Лондон

Другой аргумент относительно связанности олигархов — иск Игоря Суркиса к Петру Порошенко в Лондонском суде. Суркис требует возместить убытки из-за невыполнения соглашения, по которому Порошенко должен выкупить долю Суркиса в «1 + 1».

25 апреля издание «Зеркало недели» опубликовало этот иск, который начинается со слов: «Первым истцом является гражданин Украины, который является бенефициарным владельцем 25-процентной доли украинского телеканала» 1 + 1 «. То есть Суркис признал, что является совладельцем телеканала и, соответственно , связанным лицом с Коломойским.

Казалось бы, этого вполне достаточно. Данные о партнерстве олигархов Суркис признал, оба олигархи ежегодно подают отчетность в Нацсовет и в этой отчетности они партнеры. Однако этих фактов не хватило для украинских судов.

Связь с Приватбанком пытаются оспорить и компании, бенефициарами которых являются члены семьи братьев Суркисов — Игоря и Григория. На счетах фирм, связанных с Суркисами, на момент национализации банка было 6800000000 грн. Чтобы взыскать эти средства, представители компаний Суркисов забронировали два варианта.

Первый — попытались через суд обязать банк выполнять условия депозитных договоров, которые были заключены до национализации.

В феврале 2017 шесть компаний — Camerin Investments LLP, Sunnex Investments LLP, Tamplemon Investments LLP, Berlini Commercial LLP, Lumil Investments LLP и Sofinam Investments LLP — обратились в Печерский районный суд Киева с требованием к Приватбанка выполнять условия договоров и запретить списание или перевод их средств.

Представитель оффшорных фирм ввел суд в заблуждение, точно зная, что деньги со счетов компаний, как средства со счетов семьи Суркисов, были обменены на акции банка в процессе национализации. Компании, как и их бенефициарные владельцы обратились с исками в НБУ и Приватбанка в Окружной административный суд.

15 апреля Киевский апелляционный суд обязал Приватбанк выполнить условия приостановленных в 2016 году договоров и выплатить 6800000000 грн компаниям семьи Суркисов. Такую новость в тот же день разместило ли не каждое украинское медиа.

Позже Министерство юстиции как орган, который выполняет судебные решения, разъяснило : «Никаких миллиардов из Приватбанка Минюст пока не взимать, ведь не было и нет судебного решения о взыскании этих денег из банка. Суд обязал выполнять условия депозитных договоров, а не взимать деньги «.

Компании Суркисов смогут получить эти деньги, если выиграют иск о взыскании средств, объяснили в министерстве. Такой иск компании Суркисов уже подали .

В то же время, в украинской правовой системе все происходит не совсем так, как говорит глава Минюста. На днях государственный исполнитель обязал банк выполнить условия приостановленных договоров и передать компаниям Суркисов 6800000000 грн.

Это не противоречит утверждению Минюста о возможности взыскания средств только по решению суда: об обязательствах перевести средства министр ничего не говорил.

Второй вариант взыскания 6800000000 грн компании Суркисов забронировали в январе 2017 года. Они обратились в Окружной административный суд Киева с требованием отменить решение об их связь с банком и взыскать с него 6800000000 грн.

Нацбанк указывал на такие признаки связанности: бенефициарами компаний являются члены семьи Игоря и Григория Суркисов, все компании имеют общего юридического советника и зарегистрированы по одному адресу, процентные ставки по депозитам компаний были выше рыночных для простых клиентов банка.

Окружной административный суд стал на сторону компаний Суркисов. Сейчас дело рассматривает Шестой апелляционный административный суд. Производство остановлено до решения дела по иску этих компаний в банк в Окружном суде Никосии, Кипр, ведь их средства, 29 млрд грн, находились именно в кипрской филиала Приватбанка.

От решения по делу Суркисов зависит другая важное дело. После национализации банка его ексакционер — кипрская Triantal Investments Ltd Игоря Коломойского и Геннадия Боголюбова — обратился в Окружной админсуд Киева с требованием отменить решение НБУ об определении лиц, связанных с ПриватБанком.

Этот иск подан в интересах всех лиц, определенных Нацбанком связанными с Приватбанком. В случае удовлетворения иска все такие лица могут взыскать с госбанка обменены на акции учреждения средства на общую сумму 29 млрд грн.

Рассмотрение этого дела судьи сознательно затягивали. Слушать ее коллегия судей Окружного суда начала в марте 2018 года, но по сути рассмотрение дела началось в апреле 2019 года. Судьи около полгода откладывали заседания из-за неявки истца, имея при этом законные основания для того, чтобы оставить иск без рассмотрения.

Наконец, суд первой инстанции иск удовлетворил и отменил решение НБУ относительно связанности 1092 физических и юридических лиц с Приватбанком. Регулятор подал апелляционную жалобу, но в случае проигрыша появятся предпосылки для того, что Приватбанк заплатит более 29 млрд грн лицам, НБУ признал связанными.

Особого внимания заслуживает реверанс, который судьи Окружного административного суда сделали перед Коломойским. Они отметили, что НБУ не доказал наличие признаков связанности юридических и физических лиц с Приватбанком.

То есть судьи отметили, что Нацбанк не предоставил доказательств связанности, например, Суркисов или бывшей жены Геннадия Боголюбова с Приватбанком. Это при том, что истец не оспаривал в иске наличие таких признаков.

Апелляция по этому делу пока остановлена ​​до момента решения Верховным судом дела по иску Суркисов по связанности с ПриватБанком Коломойского.

Поэтому от решения по делу Суркисов зависят вопросы и по 29 млрд грн, а и по национализации. Точнее, это зависит от украинского правосудия.