Миллион FPV-дронов: Насколько реально их произвести и какие могут возникнуть проблемы

178

Президент Владимир Зеленский сообщил, что в следующем году Украина собирается произвести миллион FPV-дронов. При этом министр по вопросам стратегических отраслей промышленности Украины Александр Камышин подтвердил планы, озвученные президентом. В частности, по его словам, только сейчас в декабре 2023 года производится более 50 тысяч FPV-дронов. Также он добавил, что кроме FPV дронов будет произведено более десяти тысяч ударных дронов средней дальности и более тысячи беспилотников с дальностью за 1000 км. На самом деле, говорят эксперты один миллион FPV-дронов произвести реально. Но, добавляют они, пока непонятно, есть ли достаточное количество боеприпасов для них, а также платы инициации, которые позволяют обезопасить оператора при запуске такого беспилотника. Кроме того, есть сомнение, что Китай, основной производитель комплектующих для FPV, позволит закупить необходимое количество деталей для миллиона единиц, а местного производства в Украине нет. В то же время, озвученное президентом количество — миллион FPV-дронов в год — радует военных, потому что это шаг вперед со стороны государства, поскольку сейчас практически все беспилотники на фронт поставляют волонтеры. Но, военные подчеркивают, что на самом деле миллион дронов не такое уж и большое количество, если принять во внимание реальные потребности войск. Если учесть, что цели достигают 50−60% запущенных беспилотников, миллион вообще не кажется внушительным числом, добавляют они.

Президент Владимир Зеленский заявил, что в следующем году в Украине будет произведено миллион FPV-дронов. Эту информацию подтвердил министр по вопросам стратегических отраслей промышленности Украины Александр Камышин. По его словам, только в декабре 2023 года производится более 50 тысяч FPV-дронов. При этом он подчеркнул, что кроме FPV-дронов в следующем году будет произведено более десяти тысяч ударных дронов средней дальности (сотни км), и более тысячи дронов с дальностью за 1000 км. По его словам, все производственные способности готовы, контрактация на 2024 год начинается.

На самом деле, говорит спикер Сухопутных войск Владимир Фитьо, украинские дроны-камикадзе для россиян — это «кара небесная». Применение FPV-дронов дает преимущество в том, что можно залететь в такие места, куда не попадет артиллерия.

Действительно, говорят эксперты, современный FPV-дрон является конструктором, который позволяет собрать летательный аппарат под конкретные нужды. В зависимости от задач подбираются двигатели, рамы, аккумуляторы и другие компоненты, после чего добавляют боевую часть со взрывчаткой. По их словам, применение FPV-дрона гарантирует почти снайперскую точность, ведь в специальной гарнитуре обеспечивается вид как из кабины. Кроме того, такие дроны отличаются высокой скоростью и маневренностью. При этом, самым главным преимуществом такого беспилотника является его цена. Стоимость колеблется от 500-600 до более 1000 долларов. При этом он способен уничтожать образцы вооружений и военной техники в сотни и тысячи раз дороже. А производство на базе гоночных квадрокоптеров вообще стартует от 200 долларов за единицу.

Известно, что FPV-дроны управляются вручную, они не связаны со спутниковой навигационной системой GPS, и в этом плане не восприимчивы к действию средств радиоэлектронной борьбы. Но если вражеские «глушилки» атакуют любую из радиочастот, которые использует дрон, прерываются сигналы видеопередачи и управления между пилотом и БПЛА. При этом эксперты подчеркивают, что пилоты таких дронов должны быть хорошо подготовлены. Например, если базовый курс обучения на квадрокоптер типа Mavic занимает пять дней, то на овладение боевым FPV нужно две-три недели. Кроме того, к оператору выдвигают более жесткие требования по скорости реакции, моторике пальцев и вестибулярному аппарату. Например, те, кого укачивает в автомобиле, точно не смогут управлять дроном через гарнитуру.

На самом деле, говорит экс-нардеп, который сейчас воюет на фронте, Егор Фирсов, Силы обороны ежедневно нуждаются в поставках беспилотников. По его словам, сейчас 90% потребностей обеспечивают волонтеры. Именно поэтому, говорит он, озвученное президентом количество — миллион FPV-дронов в год — радует военных, потому что это шаг вперед со стороны государства.

При этом эксперты считают, что произвести миллион дронов, вообще не проблема. По словам экономиста Павла Вернивского, действительно, это вполне посильная задача. Но, добавляет он, пока непонятно, есть ли достаточно гранат для РПГ, чтобы снарядить это количество дронов взрывчаткой. Он рассказал, что в Украине производители делают лишь одни дроны, а боеприпасами их снаряжают военные на месте, то есть к миллиону беспилотников нужно получить миллион боеприпасов. Отсюда вопрос, есть ли такое количество на складах, говорит эксперт, и если нет, то ведутся ли переговоры по этому поводу с союзниками. Вернивский отметил, что к этой проблеме нужно отнестись серьезно, чтобы не было ситуации, когда дроны есть, а боевой части нет.

О чем-то подобном говорит и журналист Юрий Бутусов. Он также считает, что один миллион FPV-дронов произвести реально, но непонятно, откуда возьмут один миллион боеприпасов и плат инициации для подрывников. По его словам, в программе дронов слабым местом являются именно боеприпасы и взрыватели для снаряжения этих дронов. Такого количества нет, нужно заказывать и этого пока не сделано. Также Бутусов подчеркивает, что особая проблема – отсутствие серийного производства плат инициации, которые интегрируются со взрывателем и позволяют обезопасить оператора при запуске дрона. Он отмечает, что производство таких плат инициации для дронов – самое слабое место в программе FPV. По его словам, из-за отсутствия государственного серийного производства подрывников для дронов мы несем большие потери — десятки наших операторов получили ранения или погибли на своих боеприпасах.

О том, что платы инициации боеприпасов до сих пор производят по гаражам, говорит и волонтер Александр Карпюк. Кроме того, по его словам, стандартизированных боеприпасов на 7 и 10 раму до сих пор нет, со сбросами такая же проблема, на все один ПТАБ. Снова гаражное производство и там, где оно некачественно, погибают люди. И еще, по его словам, пока нет единого согласованного комплекта с наземной станцией и дополнительным оборудованием для пилотов. Пилоты обычно сами докупят оборудование, усилители, экран штурмана и прочее. Карпюк также обратил внимание на то, что контролирующие органы приняли за практику «кошмарить» производства дронов, и на них до сих пор нет никакой управы. При этом он подчеркнул, что Украина никогда не опередит РФ по ресурсной базе и количестве, победу можно одержать посредством более эффективного использования ресурсов.

В свою очередь волонтер, который занимается дронами, Юрий Касьянов говорит, что миллион дронов в год – это 83 тысячи в месяц. Если принять на веру 50 тысяч дронов в декабре 2023 года, то увеличение объемов выпуска на 30% в следующем году не выглядит нереальной задачей. По его словам, вопрос совсем в другом, сколько подобных дронов изготовит Россия в следующем году.  Если сегодня, говорит он, по субъективным оценкам – у россиян в три-пять раз больше дронов, то есть примерно 200 тысяч в декабре против наших 50 тысяч, и если такая динамика сохранится в 2024 году с учетом не меньшего, чем у нас, 30% роста, то в следующем году у противника будет примерно три миллиона дронов против нашего миллиона. То есть, добавляет он, особой победы тут нет, Украине нужно втрое больше беспилотников, особенно учитывая нехватку боеприпасов.

О том, что миллион дронов не кажется вообще внушительным числом, если учесть, что цели достигают 50−60% запущенных беспилотников, говорит и Фирсов. По его словам, важным фактором является актуальность технологий, поскольку дроны очень быстро устаревают. Есть опасения, говорит он, что ВСУ получат эти дроны с определенным технологическим опозданием, произведенные полгода назад. А все время ушло на логистику, сборку, контрактирование и так далее. Они пролетят два-три поля, а дальше не полетят, подчеркнул Фирсов. Кроме того, он выразил сомнение, что Китай, основной производитель комплектующих для FPV, позволит закупить необходимое количество деталей для миллиона единиц, а местного производства в Украине нет.

На самом деле, говорит военный эксперт Александр Коваленко, одни лишь FPV-дроны не смогут повлиять на общий ход боевых действий. По его словам, нужно только комплексное применение разных видов вооружений. Самими дронами войну не выиграть, считает он. При этом, по его словам, волонтеры бьют тревогу из-за недостаточного внимания к FPV-дронам, и, похоже, проблемы действительно есть. Коваленко подчеркнул, что должна быть структура управления по дронам.

В свою очередь военный эксперт Александр Мусиенко подчеркнул, что другого выхода нет, и Украина просто обязана выйти на показатель в миллион дронов за год, поскольку потребность в них очень велика. По его мнению, FPV-дроны способны помочь украинским войскам, обеспечивая огневую поддержку. Их нужно очень много, и даже в таком случае в полной мере они не изменят ход войны, добавил эксперт. В этом плане Украине следует совершенствоваться в направлении роботизированных систем, это может стать ключом к победе, подытожил Мусиенко.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org