Гражданская конфискация пополнит бюджет

178

На прошедшей недавно встрече руководителей силовиков генпрокурор Ирина Венедиктова напомнила о существовании механизма гражданской конфискации, а также призвала активно его использовать для пополнения государственного бюджета. По ее словам, к данному моменту НАБУ, ГБР, полиция и СБУ занимаются в общей сложности 1500 дел, связанных с приобретением необоснованных активов. Однако за все время с момента введения такой меры как гражданская конфискация, в Высший антикоррупционный суд попали только два иска, и, похоже, этот механизм первым предстоит испытать на себе нардепу от «Батькивщины».

Дело касается приобретения Михаилом Волынцом новой квартиры. Данное дело расследуется также и НАБУ и национальным агентством по противодействию коррупции. Органы зацепились за эту квартиру после расследования «программы-схемы». Сам же Волынец заявил, что это заказной видеоматериал. Журналисты утверждают, что даже если депутат использовал деньги, вырученные от продажи ранее своей квартиры, и добавил личные сбережения и зарплату за два года – ему все равно не хватило бы суммы на покупку нового жилья. Волынец же утверждает, что деньги добавила его жена, но в декларации он это не отобразил, так как этого и не требуется. В прокуратуре не поверили этим объяснениям и все равно выдвинули обвинения в том, что нардеп получил необоснованный актив на сумму более 7 миллионов гривен, а также добиваются гражданской конфискации, если Волынец не сможет объяснить законность происхождения этих денег. Тем не менее, Волынец утверждает, что против него развернули целую дискриминационную кампанию за то, что он защищал народные интересы и боролся с теми случаями коррупции, которые правоохранительные органы стараются не замечать. Также он выразил уверенность в своем выигрыше в суде.

Как напоминает информационный портал job-sbu.org, инструмент гражданской конфискации был введен еще в 2019 году. Действует он так – избранные лица и чиновники должны отчитываться о своих доходах, и все что было ими накоплено или заработано за время службы, должно соответствует расходам. Все активы, полученные после принятия этого закона с 18 ноября 2019 года, оказываются под подозрением. Речь идет не только о недвижимости, но и о наличных средствах, вкладах в банках, криптовалюте, любых видах имущества, возвратах долгов и даже предоставленных услугах. При этом разница между стоимостью актива и доказанными доходами должна быть не менее чем в 500 раз превышать сумму прожиточного минимума. Данные дела, касающиеся необоснованных активов, рассматривает Высший антикоррупционный суд, который и может применить такой инструмент как конфискация. В случае невозможности конфискации ответчика могут обязать выплатить или компенсировать государству эту сумму за счет продажи других активов.

Этот закон в свое время был широко разрекламирован, но за все это время применить его так ни разу и не удалось. До суда дошли лишь два иска. Ирина Венедиктова заявила, что нужно менять тактику и продемонстрировать борьбу с коррупцией. Она потребовала, чтобы правоохранительные органы наладили тесное сотрудничество с властью для обеспечения реализации этого инструмента. Тем более что два иска говорят о неэффективной работе и могут спровоцировать общественное недовольство столь вялой антикоррупционной работой. По мнению экспертов, действительно громких приговоров по делам о коррупции до сих пор не было. Никаких миллиардов в казну не вернулось, однако на содержание огромного антикоррупционного аппарата с гигантскими зарплатами тратятся миллиарды гривен, то есть очень даже экономически нерентабельно.

Использование антикоррупционного законодательства – действительно сложный и неоднозначный вопрос, и потому власти решили пойти другим путем. Решено заставить декларировать доходы и оправдываться за имущество, в противном случае без инициации уголовной статьи ответчику придется платить разницу в бюджет. Обществу же это преподнесут как достижение в борьбе с коррупцией. Действительно многие декларанты серьезно просчитались, заполняя свои декларации, чем сами предоставили множество зацепок компетентным органам. Вместе с тем по-прежнему есть сомнения, что гражданскую конфискацию власти смогут так широко использовать. С большей вероятностью это останется на уровне популизма. Тем более что многие структуры власти могут оказаться под этим ударом. Что до общества, то какого-либо удовлетворения это тоже не даст. Народу неинтересны частичные компенсации. Граждане жаждут посадок высших чиновников. В противном случае никого трогать вообще не нужно, иначе это будет воспринято совсем не так, как того хочет власть.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org