Спасет ли Украину запрет русского языка

67

1995829Одной из причин, по которой «майдан Саакашвили» не смог собрать всех противников действующей власти, является его излишняя поддержка правыми радикалами. Ведь заявленный как антикоррупционно-патриотический, он все больше превращается в пронационалистический, а его участники вновь обещают устроить «национальную революцию», как это уже было зимой 2013-2014 года. Это вновь отталкивает тех украинцев, кто, мягко говоря, не в восторге от догматов этой идеологии. Ведь она и без того вот уже четвертый год активно реализуется в Украине той самой властью, которую радикальные национал-патриоты считают недостаточно националистической и патриотической…
Теоретики против практиков
«Украинские националисты никогда не стояли у власти», — такое утверждение довольно часто можно услышать из уст национал-патриотов, гневно парирующих обвинения в том, что «националисты довели Украину до руины». При этом не всегда можно понять, что именно они хотят этим сказать: то ли «мы тут не причем», то ли «при нас еще жестче будет».

Что ж, с точки зрения партийной принадлежности в Украине еще не было президента-националиста или националистического парламентского большинства — хотя националисты имели и свои фракции в Раде, и своих представителей в правительстве, а ещё есть спикер Парубий. Но партийная принадлежность это лишь пустая формальность, за которой пытаются скрыть действительность. А как говорил ныне запрещенный в Украине Ильич, «мало называться, нужно быть». Так вот, если оценивать политиков не по словам, а по их делам, то можно придти к выводу, что мы имеем уже второго (после Ющенко) президента-националиста. То же самое можно сказать и о парламентском большинстве, и о членах созданного им правительства (включая советников министров).

Виктор Ющенко пять лет проводил в стране политику умеренного национал-патриотизма. Намного более умеренного, чем того хотело бы его окружение: супруга Катерина Чумаченко и её земляк Роман Зварыч, другие представители украинской диаспоры Америки, вожди расколовшегося на множество осколков «Руха». Стоит заметить, что с радикалами Ющенко расстался еще до первого Майдана: Тягнибок впал в немилость за свои призывы бить евреев и поляков, а с Корчинским «нашеукраинцы» вообще не связывались, памятуя старые обиды.

Как ни трудно давалась роль умеренного националиста бывшему бухгалтеру, приспевшему в придворных интригах и финансовых аферах 90-х, он очень старался. Ходил в вышиванке, лепил горшки и свистульки, изъяснялся перед журналистами только на украинском. Это Ющенко начал «языковую войну», сделал «голодомор» исторической догмой и политическим культом, заложил основы декоммунизации (объявив советское прошлое тоталитарным злом), ввел в политику постулаты украинского национализма, а украинскую культуру свел к сельскому фольклору. Однако Виктор Андреевич всё-таки понимал, где нужно остановиться.

Любой национал-радикал из Львова мог обвинить Ющенко, что тот является лишь жалкой тенью настоящего националиста. Мог. Но давайте рассудим, кого можно назвать большими националистами: партийных теоретиков из «крыивок», весь национализм которых сводился к болтовне и «маршам УПА», или практиков с Банковой, начавших воплощать в жизнь идеи Степана Бандеры?

Его кум Петр Алексеевич пошел намного дальше: он сделал то, о чем украинские националисты-теоретики долго лишь заикались. И это удивляет, поскольку вокруг Порошенеко нет такого количества «партийных» национал-патриотов, сколько было вокруг Ющенко. Почти все они были изгнаны в оппозицию еще в 2014-2015 г.г., но при этом власть сама становилась всё правее и правее. В итоге главными украинскими националистами являются не теоретики Тягнибок и Фарион, а практики Порошенко, Шкиряк и Турчинов. Потому что они таковые не на словах, а на деле. И кто теперь скажет, что украинские националисты не находятся при власти?
52581df29c4ea9e3e99238d5d75e3928
Скажем больше. Когда-то большевики призывали превратить империалистическую войну в социально-гражданскую. В 2014 году украинские национал-патриоты решили превратить нынешний украино-российский конфликт в войну межнациональную, тотальную и бесконечную, причем на всех уровнях – в первую очередь в тылу, где «воевать» всегда легче. Но их мечта так бы и осталась лишь мечтой, если бы не была подхвачена и осуществлена пришедшими к власти Турчиновым, Аваковым, Порошенко. Ну и что, что глава МВД не знает украинского языка? Зато под его крылом развивается и реализует свои идеи одно из самых радикальных националистических движений Украины — в то время, как Тягнибок и его ВО «Свобода» занимаются чёрт знает чем.

И всё же значительная часть украинских национал-патриотов и правых радикалов очень недовольны своим «гетьманом». Причем, недовольны не грабительскими безосновательно завышенными в разы тарифами, не низким уровнем жизни и уничтожением остатков гражданских свобод, и даже не буйно заколосившейся коррупцией. Эти теоретики по-прежнему недовольны тем, что власть, на их взгляд, недостаточно «патриотичная» и «национальная». А поэтому они жаждут свержения Петра Порошенко и прихода к власти «настоящих украинцев» — то есть реализации еще более жесткого варианта национализма.

Идеология самоуничтожения

Для оппонентов националистов не суть важно, являются ли высшие должностные лица государства убежденными последователями Степана Бандеры, или же они только используют национализм в своих корыстных политических целях. Ведь результат в обоих случаях для них одинаково печален. Да и не только для них!

Довольно часто в адрес украинских правых, особенно со стороны их пророссийских антагонистов, звучат обвинения в «нацизме». С 2014 года от них только и слышно: в Украине нацисты маршируют по улицам, в Украине нацисты убивают людей, в Украине нацисты захватили власть. И ведь не секрет, почему они так стараются использовать слово «нацисты» — чтобы поставить украинских националистов на одну доску рядом с германскими нацистами, нацепить на них ярлык «оккупантов» и «карателей». Чушь? Однозначно, и не только потому, что украинские националисты никак не могли оккупировать собственную страну – зато это сделали припершие в Крым и Донецк россияне.

Дело еще и в том, что национализм и нацизм – это две большие разницы. Скажем больше: нацизм и национал-социализм это тоже разные вещи, просто победители Второй мировой упорно не желали замечать эту разницу все 70 лет. Между тем партия Гитлера перестала быть национал-социалистической по существу еще в 20-х годах, хотя и сохранила за собою это название. Вместо «национального межклассового договора» Штрассера, Гитлер и его спонсоры навязали партии агрессивный национал-шовинизм с особым акцентом на антисемитизм – чем и являлся германский нацизм. И сейчас вы поймете, к чему эти подробности, пусть они и неинтересны записным «антифашистам».

Казалось бы, это в какой-то мере напоминает ситуацию в Украине. Где вместо национального примирения всех украинцев, независимо от политических взглядов и социального положения, от родного языка и конфесионной принадлежности, на основе взаимоуважения, взаимопомощи и открытости, была навязана политика агрессивного национализма с акцентом на русофобию. Проще говоря, вместо того, чтобы перестать обирать народ тарифами, поднять рабочим зарплаты и начать платить налоги державе, олигархи предпочли натравить украинцев не только на Россию, но и друг на друга. И вот это последний пункт – как раз то, что отличает нацизм от нынешнего украинского национализма. Подчеркнем: нынешний, поскольку есть и другой украинский национализм.

«Гитлер не бомбил немецкие города», — эта ирония российской пропаганды в адрес украинского правительства тоже во многом верна. Какие бы чудовищные беды гитлеровский режим не принес народам других стран, к этническим немцам он относился совершенно иначе. После выборов 1932 года немцев не делили на «патриотических померанцев» (за НСДАП 65%) и «вестфальских манкуртов» (за нацистов менее 25%), попытки такого сравнения категорически пресекалось. Жителям Баварии, Бремена и Эльзаса не вспоминали провозглашение «советских республик» (1919) и никто не помышлял ограничить их из-за этого в гражданских правах. Даже не всех активистов запрещенной компартии бросили в тюрьмы (всего около 30 тысяч за период 1933-37). Нацисты старались не расколоть и натравить друг на друга, а объединить немцев — пусть и с нехорошими планами завоевания соседей, но всё же.

И вот получается, что современный украинский национализм (то, что под ним подразумевают нынешние правые) является деструктивней даже германского нацизма. Нет, не потому, что он пытается мобилизовать общество на борьбу с внешним агрессором – это дело нужное, вот только с этим гораздо лучше справляется обыкновенный гражданский патриотизм. А потому, что он раскалывает общество, а потом мобилизует одну часть украинцев на борьбу с другими: с русскоязычными, с «ватниками», с «коммуняками», с прихожанами УПЦ МП, с избирателями Партии Регионов и «Оппоблока», с критиками национализма, с «неправильными» националистами – да всех не перечислишь! А может ли Украина, и без того пребывающая в жестоком кризисе, позволить себе такой самоуничтожающий страну национал-большевизм?

Самоуничтожающий потому, что либо сторонники этого национализма выживут всех своих оппонентов, либо их оппоненты однажды… ну, скажем так, избавят страну от националистов. И это не «план Путина», а социально-политическая закономерность. Увы, оба варианта — настоящая национальная катастрофа, потому что за ними стоит колоссальный внутренний конфликт, ослабляющий государства и приносящий горе людям. Избежать которой можно лишь одним способом: остановить это безумие «сверху».

Действительно, еще не поздно прекратить раскалывать и натравливать украинцев друг на друга. Еще не поздно изменить государственную политику, а сторонникам правых идей дать другой национализм – призывающий возлюбить другого украинца как своего ближнего, а не требовать от него кричать «героям слава!». Вот что могло бы спасти Украину, а не «декомунизация» и «дерусификация». Но вместо этого, как мы видим, «верхи» решили заделаться еще большими националистами, чем самые одиозные радикалы. А те, в свою очередь, хотят сменить власть и еще сильнее раскочегарить котел этого политического безумия…

По материалам: from-ua.com