Закон о ВАКС: поправка, которая все меняет

344

После того как 7 июня Верховная Рада все же утвердила закон про Антикоррупционный суд, чему предшествовали долгие споры и консультации, президент Петр Порошенко зачитал целую пафосную речь о том, что это победа. Он также провозгласил, что нигде в мире не существует столь решительных законов, направленных на борьбу с коррупцией, как в Украине.

Читайте также: США требуют изменить закон об Антикоррупционном суде

К данному закону у экспертов было немало претензий. Негативно высказывались о нем и на Западе, но, несмотря на это, их оценка оказалась в целом положительной. Комитет правовой политики и правосудия вынужден был рассматривать все правки в закон чуть ли не перед голосованием. Правок было немало, причем ряд из них касался очень спорных и принципиальных вопросов. Больше всего внимания было обращено предоставлению международным экспертам весомых полномочий для того, чтобы они могли оказывать влияние на процесс формирования антикоррупционного суда. Лишь после того, как эти правки были утверждены в комитете, весь закон был передан народным депутатам, и случилось это всего лишь за час до голосования. С тех пор общественность не видела текста этого документа и лишь 13 июня после подписания закона президентом его опубликовали на сайте Верховной Рады. Однако опубликованный текст вскрыл ряд неожиданностей. Так, например, в разделе «переходных положений» указывалась норма, согласно которой судебное рассмотрение уголовных дел, отнесенных к подсудности Высшего антикоррупционного суда на начатые в судах первой или апелляционной инстанции и незавершенные к началу работы Высшего антикоррупционного суда должны быть завершены в тех судах. Данные уголовные дела не могут передаваться в ВАК. По факту данная норма имеет очень серьезное влияние на ряд скандальных дел. Так дела Национального антикоррупционного бюро, которые уже рассматривают в судах первой инстанции, должны быть там же и завершены. В том числе и апелляция на эти дела будет рассматриваться не в антикоррупционном суде, а в общих судах с прежними не переаттестованными судьями.

Фактически антикоррупционеры уже признали что данная норма чуть ли не освободить от ответственности всех фигурантов громких коррупционных скандалов, в том числе бывшему главы фискальной службы Роману Насирову, бывшему нардепу Николаю Мартыненко, Авакову-младшему, Александру Онищенко, одесскому мэру Труханову и многих других. Вряд ли подозреваемые до сегодняшнего дня в коррупции будут обсуждены и получат какие-либо приговоры. Примечательно что правозащитные организации уже уточнили, что данную правку глава комитета правовой политики Руслан Князевич не зачитывал в сессионном зале перед принятием закона, также она не обсуждалась в комитете. Об этом написал в своей странице в Фейсбуке и Мустафа Найем а он лично присутствовал на заседании комитета 7 июня. Впрочем, там эти обвинения опровергают. В списке, который был передан нардепам на рассмотрение, действительно была эта поправка, но ее скорее всего не заметили, так как для рассмотрения оставалось очень мало времени и более важным моментом было решить вопрос участия международных экспертов. Потому в комитете приняли решение достаточно быстро. Князевич также зачитывал поправки в зале, однако после перечня всех он назвал и другие «технико-юридические правки», куда и отнес этот пункт закона. Однако эксперты считают что это далеко не такая правка, а существенное дополнение, серьезно меньшее суть документа, и эту правку, по мнению Найема, глав комитета должен быть зачитать отдельно. Впрочем, по регламенту утверждается, что юридически процедуру принятия закона никто не нарушил – произошла лишь манипуляция из-за скорости принятия решения, потому депутаты просто не добрались до этой поправки. Также нардепы считают, что Князевич как опытный юрист умышленно забыл прочитать эту правку. В комитете заявляют, что ее внесли по требованию Венецианской комиссии, однако, по словам ее секретаря Томаса Маркерта, никаких подобных требований комиссия не выдвигала. Также в комитете отмечают, что якобы не хотели, чтобы в апелляционной палате скопилось огромное количество дел, из-за чего антикоррупционный суд не смог бы начать работу. Впрочем, правозащитники считают, что если бы такие намерения действительно были бы, то не потребовалось бы проводить манипуляции с голосованием и умалчивать их, этот момент можно было обсудить в сессионном зале, однако в комитете понимали, что в таком случае за правку не проголосуют и протащили ее тайком. В итоге действительно все текущие дела не будут переданы в антикоррупционный суд.

На сегодняшний день более 100 дел находятся на рассмотрении и 600 дел на рассмотрении в антикоррупционного бюро, но при этом правозащитники считают, что апелляционные рассмотрения этих дел должно проводиться уже в новом антикоррупционном суде, чтобы быть уверенными в том что данные дела будут логично завершены вынесением объективных приговоров. С этим согласны в НАБУ. Так в антикоррупционном бюро уже заявили что норму, по которой антикоррупционный суд не будет рассматривать апелляции на приговоры судов первой инстанции необходимо пересмотреть. Глава НАБУ Сытник подтвердил, что крайне важно устранить из закона эту поправку. Что касается международной реакции, то западные партнеры пообещали сделать свои выводы после полного ознакомления с принятым законом. Действительно скандальная поправка еще может быть изменена – потребуется лишь подать проект о внесении изменений в принятый закон. Скорее всего, парламентарии предоставят нужное количество голосов.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org