Украинское национал-либертарианство или порабощенная нация

210

В мире есть две нации, больше всех остальных любящие постоянно твердить о своей свободе – это украинцы и американцы. При этом они всегда имеют в виду только свою политическую свободу, хотя и её на самом деле не существует, поскольку инакомыслие чревато и в Украине, и в США. Однако репрессивная машина становится менее востребованной, когда граждане продают свою последнюю «свободу» за гречку или пригоршню долларов…
В своё время в УССР было популярно такое политическое движение, как национал-большевизм. Симбиоз этих двух, казалось бы, несовместимых философий, стал возможен благодаря тому, что украинский национализм никогда не давал ответов на злободневные социально-экономические вопросы. С тех пор прошло уже почти столетия, а ответов так и не нет, только истошные крики «героям слава!». Поэтому теперь многие украинские национал-патриоты (те, кого хоть как-то интересует экономика), ищут их теперь в либертарианстве, увлекшись этим новомодным для нас течением.

В результате образовался такое себе украинское национал-либертарианство, в котором идеи Бандеры перемешаны с право-либертарианскими принципами в такой себе весьма занятный винегрет под девизом «геть москалив и социальные расходы!». Эту идеологию взяла себе на вооружение современная украинская постмайданная «элита», эта идеология во многом совпадает с политикой кредиторов и «стратегических партнеров» Украины. Вот что определяет стратегию украинской власти сейчас и в ближайшем будущем.
Однако либертарианство либертарианству рознь. Настолько, что они имеют почти противоположные взгляды на ряд ключевых вопросов. Если правые либертарианцы озабочены лишь достижением максимальной независимости бизнеса от государства, то левые ставят на первое место экономическую свободу наемных работников – положение которых они характеризуют как почти рабское. Причем, речь идет о рабочих не постсоветских республик и стран третьего мира, а Европы и Северной Америки.

Украинцев такие заявления просто ошарашивают, ведь в их глазах рабочие Запада просто таки нежатся на перине сытой и беззаботной жизни. Но это только в сравнении с собственным уровнем жизни, а сравнение – вещь относительная. По меркам многих африканцев и украинцы живут в роскоши! Но дело в том, что показатель материального уровня жизни (в данном случае размера жалования) никак не связан с уровнем свободы, даже экономической. Можно быть бедным и зависимым, а можно быть богатым и зависимым – равно как можно быть бедным или богатым, но при этом свободным.

Как так? Деньги дают больший выбор возможностей, верно, и некоторые путают это со свободой. Однако эти деньги нужно еще заработать – и вот тут человек и сталкивается со своей экономической зависимостью. В случае с наемными работниками это, в первую очередь, их зависимость от работодателя. Но в целом таких зависимостей много, а обобщает всех их необходимость работать ради денег.

В Украине этого многие еще не понимают, потому что лево-либертарианцев тут почти нет, а остальные левые движения несут на себе глубокий отпечаток марксизма и ленинизма, с главным советским лозунгом «слава труду». А как раз в оценке труда эти два направления сильно расходятся между собою. Марксисты (а также троцкисты, ленинисты, маоисты и т.д.) считают, что труд является обязательной функцией человека, даже при коммунизме – когда все будут работать в силу своей сознательности, что любой труд облагораживает.

Лево-либертарианцы (не все, но многие) придерживаются точки зрения древних греков. Античные философы разделяли труд на свободный, совершенно бесплатный, приносящий только моральное удовольствие (то есть хобби), и вынужденный – когда человеку приходится работать не зависимо от своего желания, ради прокорма или денег. Так вот свобода для грека означало отсутствие необходимости трудиться ради хлеба насущного – если за него это делали его рабы. Конечно, рабство осталось в древности, но данный принцип исповедовался и в другие эпохи: свободными были феодалы, которых кормили крепостные, свободными при капитализме являются рантье (живущие на ренту и дивиденды), а при коммунизме свободу человеку будут обеспечивать роботы – то есть механические рабы. Как видите, это совершенно иной взгляд на светлое будущее.

Но это касается полной свободы (экономической). Что же до ограниченной, то в античные времена полусвободными считались крестьяне и ремесленники, то есть мелкие собственники. А вот наемный труд находился лишь на одну ступеньку выше рабства – и хотя с наемными работниками нельзя было обращаться, как с рабами, относились с таким же неуважением. И это не какие-то там чудачества древнего мира, этот принцип сохранялся веками. Еще в 18 веке французский политик Симон Ленге так писал о протопролератиях: «Только невозможность прожить иначе заставляет наших поденщиков пахать землю, плодами которой им не придётся воспользоваться, а наших каменщиков — воздвигать дома, в которых им не придётся жить. Нищета гонит их на рынок, где они поджидают господ, которые соблаговолили бы их купить. Нищета вынуждает их на коленях умолять богача, чтобы тот позволил им его обогащать…»

Финансовые кандалы

Такое впечатление, что Ленге описывал современных украинских «заробитчан»! Однако даже ему не пришло в голову, что в будущем люди будут работать и почти бесплатно, лишь за одно обещание выплатить зарплату частями через полгода – как, например, украинские шахтеры или работники коммунальных служб.

Вот только как мы отметили выше, размер дохода никак не влияет на уровень свободы человека. Украинец вынужден работать за 200-300 евро у себя дома или ехать горбатиться в Европу за тысячу, а работающий немец получает 2-3 тысячи евро, и он тоже вынужден вкалывать, чтобы оплатить свои многочисленные расходы. Не покладая рук трудятся и десятки миллионов мелких собственников: то, что они владеют какими-то средствами производства, не освобождают их от необходимости зарабатывать ими на хлеб с сыром и оплату счетов.

Ни на Западе, ни в Украине правые либертарианцы и примыкающие к ним монетаристы не признают этой проблемы. А на левые движения идет стремительный натиск – в том числе путем их компрометации участием в сомнительных акциях вроде сегодняшнего «черного бунта», охватившего уже не только США, но и Западную Европу. Так что украинцам пока не стоит ждать ни её решения, ни даже того, что об её существовании заговорят в центральных СМИ. Потому что для господствующего у нас ныне правого национал-либертарианства такие идеи еретические. У нас на государственном уровне обсуждают другие идеи: как сильнее заморочить головы украинцев бандеро-москальским срачем и евроинтеграцией, как еще больше урезать социальные расходы, и как еще больше сделать людей экономически зависимыми.

Впрочем, а только ли у нас? Вон, на Западе, пока белых ставят на колени каяться перед черными, олигархи загоняют и тех и других оптом в новую экономическую кабалу – опутывая людей новыми расходами, новыми кредитами. А не смог заработать и уплатить по счетам – окажется в палатке под мостом или под газетой на лавочке, сейчас только в США так «живут» 550 тысяч человек (из них каждый десятый в Нью-Йорке). В Украине бездомных никто не считает, потому что просто не считают их за людей – а ведь на их месте скоро смогут оказаться многие!

Процесс идет постоянно, уже давно, но мы обычно замечаем только некоторые его этапы, детали. Причем, зачастую они замаскированы под что-то другое. Например, сейчас в Украине (по рекомендации Запада) принимаются меры по «детенизации экономики» (так их называют), которые резко ограничивают финансовую свободу рядовых громадян. Это повсеместное введение кассовых аппаратов, ограничение сумм перевода на карточки, какие-то непонятные планы замены банкоматов кассами.

Нас убеждают, что это борьба с «теневыми доходами». Но какими и чьими? Эти меры бьют по простым наемным работникам, ищущим подработку или не имеющим возможности платить налоги со своего скудного основного заработка, и по едва сводящим концы с концами мелким предпринимателям. Но тех, кто «пилит» миллионами и миллиардами, эти меры не трогают.

Зачем? Для пополнения бюджета, объясняют нам – и вдалбливают, что бюджет это святое, ему нужно отдать всё (если только вы не вывели своё в оффшоры), потому что это «на армию, на пенсии, на развитие страны». Но на самом деле социальные расходы сокращают, военный бюджет разворовывают, а 40% госбюджета уходит на выплату долгов по пирамиде облигаций и траншам МВФ. На самом деле государство просто старательно загоняет громадянина в клетку, ограничивающую его «теневой», то есть не контролируемый государством или корпорациями доход — из которой он не сможет выбраться. На самом деле это больше похоже на борьбу с самозанятостью населения!

Зачем? Потому что ограниченный и зависимый – значит легко управляемый. Немалая часть украинского электората действительно голосует за гречку, в прямом и переносном смысле. Многие нардепы, прозванные «гречневыми» и «сахарными», так выигрывают выборы уже в который раз подряд! А вот у самозанятого и потому менее отчаявшегося украинца в голове возникают разные там крамольные мысли о свободе.

Чтобы не быть голословными, обратимся к цифрам: налоги на доходы физических лиц, с «укрытием» которых так борется государство, дают только 22% поступлений в сводный бюджет Украины (до 2014 года он был вообще 15-16%). То есть они не делает бюджетной погоды! Этот процент был бы еще меньше, если бы мимо налоговой кассы не текла река миллиардов и миллиардов гривен неуплаченного или незаконно возвращенного НДС, таможенных пошлин и прибыли уведенных в оффшоры фирм. А если бы не приходилось отдавать 2/5 госбюджета за долги по кредитам, то государство вообще могло бы отменить налогообложение физлиц – ну хотя бы, тех, кто получает менее тысячи у.е. в месяц. И предоставить украинцам свободу работать без оглядки на налоговую.

Наши национал-либертарианцы утверждают, что это просто процесс реформирования доходной части бюджета в соответствии с западными стандартами – то есть меньше налогов с бизнеса и больше налогов с физических лиц. Видимо, это попытка копирования американской модели: там подоходный налог дает 48% федерального бюджета. Вот только там нет НДС (вместо него 5-7% налог с продаж, идущий в местные бюджета), который в Украине всей тяжестью ложиться на конечного покупателя, да и американские зарплаты в 8 раз больше украинских. Так что тут невооруженным глазом видно, что дело не в бюджетной реформе.

А кто у нас самая большая самозанятая и совсем не контролируемая часть населения? «Заробитчане»! С которыми нынешняя «пролибертарианская» власть развязала настоящую войну: сначала хотели взять под контроль их переводы, потом обложить налогами, затем загорелись идеей заманить их обратно в Украину, а теперь вот воспользовались карантином и вообще перекрыли въезд-выезд, выпуская их только небольшими группами. Можно сказать, что государство начало успешную ликвидацию этой последней украинской вольницы!

Происходят процессы, не только в Украине, вызывающие серьезную озабоченность у тех, кто видит их суть. Если связать это с разрушением левого движения на Западе и деградацией тамошних профсоюзов (за украинские и говорить нечего – их просто нет), то можно сказать, что идет глобальный процесс загона обратно в стойло всех наемных работников и мелких предпринимателей, слишком уж распоясавшихся после революций 18-20 веков. И похоже, что дело идет к всеобщей отмене Юрьева дня – последней «свободе» экономически зависимых слоев населения.

По материалам: from-ua.com