Украина пережила самую тяжелую зиму в истории страны. Пятое поражение Путина

313

Украина и ЕС не замерзли без российского газа и победили «зимний террор»

Об этом в Facebook сообщил глава МИД Дмитрий Кулеба.

«1 марта 2023 года Путин потерпел пятое большое поражение со дня полномасштабного вторжения — Украина победила его зимний террор. Мы выстояли самую тяжелую в своей истории зиму. Нам было холодно и темно, но мы были несгибаемы. Вместе с нами бок о бок стояли партнеры со своей помощью. Победил и ЕС, который вопреки московскому хохоту также не замерз без российского газа. России один совет: задохнитесь своим газом и подавитесь своими ракетами», — говорится в сообщении.

По словам Кулебы, первым поражением Путина было то, что украинцы с первых минут наступления не дали ему парализовать нас страхом.

«Вторая – когда мы сорвали план российского блицкрига. Украина не упала ни за три дня, ни за семь, ни за месяц, ни за год. И никогда не упадет.

Третье поражение мы нанесли РФ на дипломатическом фронте: мировая коалиция за Украину, резолюции, изоляция, потоки оружия, санкций, энергетической, финансовой и гуманитарной помощи Украине.

Четвертое поражение — потеря Россией большого числа оккупированных территорий Украины вследствие эффективных действий и контрнаступлений ВСУ и остальных Сил обороны Украины. До окончательной победы еще трудный путь. Но мы с вами уже знаем, как побеждать. Должны ежедневно работать на нее и верить в Украину», — добавил министр.

В свою очередь, эксперты рассказали изданию «Комментарии», какие выводы следует сделать и как нам укрепить энергетический фронт.

Экс-гендиректор ООО «Оператор газотранспортной системы Украины» Сергей Макогон поясняет:

«Благодаря ВСУ, ремонтным бригадам энергетиков и аномально теплой зиме можно сказать, что Украина удачно прошла эту зиму и отопительный период. Но расслабляться не стоит – война продолжается и скоро будет новая зима».

Потому, акцентирует эксперт, нужно уже сейчас начинать готовиться. Это включает в себя ремонт поврежденного оборудования, создание новых запасов угля и газа, запасов критического оборудования и материалов.

«Надо сделать анализ проблем и ошибок, принять соответствующие выводы и меры, – уверен Сергей Макогон. – Также нужно начинать интенсивно строить новую распределенную газовую генерацию, чтобы наши потребители были более защищены от отключений электричества».

Главным вопросом остается – сколько электрики, где территориально её готовы выкупать за живые деньги Глава Экспертной платформы по энергоэффективности (Expert Platform for Energy Efficiency Игорь Черкашин подчеркивает, что будущее энергетики напрямую увязано с развитием ситуации в военном вопросе.

«Важны устойчивость имеющейся энергосистемы страны или ее трансформация с учетом опыта войны, – поясняет он. – Если война затягивается, если риски ракетно-дроновых ударов остаются, то о кардинальном изменении в энергосистеме можно только рассуждать в виде планов. Но эти планы также зависят и от того, какое количество потребителей и какой мощности нужно будет обеспечивать электрикой после войны. У нас слишком большие потери в реальном секторе экономики и оттоке населения за пределы Украины».

Отдельно, по словам эксперта, надо учитывать и срез платежеспособности потребителей после войны.

«Если попытаться всё бремя тарифной политики переложить на население, то нужно проработать обратную связь и возможности государства по компенсаторам для социально бедных слоев. А эти возможности напрямую зависят от внешних источников – при том, что количество населения, находящегося в состоянии энергетической бедности, существенно выросло за прошедший год», – отмечает Игорь Черкашин. Поэтому, продолжает он, главным вопросом остается – сколько электрики, где территориально её готовы выкупать за живые деньги. Плюс – сколько электрики нужно дать для обеспечения жизненных потребностей населения и социальной сферы (школы, больницы и т.д.)  «Устойчивого понимания, насколько я вижу, нет, – говорит эксперт. – Следует понимать и то, что количество электрики обусловлено не только возможностями генерации и сетей, но и грамотным управлением потреблением. Для восстановления количества, безусловно, нужно вернуть контроль над Запорожской АЭС и восстановить технические возможности по перетокам как внутри страны, так и с внешними партнерами Украины в Европе».

По словам Игоря Черкашина, управление потреблением начинается как с простого регулирования тарифными зонами у потребителя через грамотную тарифную политику, так и методом повышения энергоэффективности у потребителя. И если первое, акцентирует эксперт, довольно легко корректировать на уровне государства (при наличии понимания взаимосвязей и принципа работы энергосистемы), то внедрение системы мероприятий по улучшению энергоэффективности требует более длительного процесса (разработки, оценки решений, изыскания средств на реализацию, изыскания ресурсов и кадров для реализации, грамотного энергоменеджмента после реализации каждого отдельного мероприятия по улучшению энергоэффективности).

«И, если даже на уровне восстановления жилого и общественного фонда зданий мы не видим обязательного требования по высокому классу энергоэффективности, то что говорить о политике улучшения уровня энергоэффективности для экономики Украины в целом. Максимально, на что оказалось способно Минэкономразвития в вопросе энергоэффективности, так это на раздачу светодиодных ламп населению. Да и та проходит странно, это если мягко говорить. А ведь именно это министерство, – подчеркивает Игорь Черкашин, – должно было возглавить разработку государственной политики по улучшению энергоэффективности в масштабах страны. Так как энергоэффективность – это именно экономический критерий конкурентноспособности экономики, без которого Украина не сможет конкурировать в Европейском Союзе, куда мы направляемся».