Шокирующая история жертвы коронавируса в Ивано-Франковске

187

В Ивано-Франковске в городской больнице №1 умерла 63-летняя Светлана Малько. Женщина 20 дней провела в больнице, в основном, в реанимации. У родственников до сих пор нет официального подтверждения, что у Светланы был коронавирус, но лечили ее именно от COVID-19 и хоронили по всем правилам.
Трижды врачи у женщины брали анализы на ПЦР, и трижды в лабораторию они приходили в неправильном состоянии: пробирка была перевернута, а раствор оказался не тем.
Три дня пролежала в общей палате
В среду, 22 апреля, родные похоронили Светлану Малько. На кладбище ее привезли в закрытом гробу, присутствовать на похоронах могли не более 10 человек, а священник смог отпеть женщину только после того, как гроб закопали.

Таковы правила захоронений, если человек умер от COVID-19. Однако, как рассказала нам дочь Светланы – Наталья Малиновская, до сих пор официального подтверждения того, что их мама болела коронавирусом, у них нет.
Впервые Светлана Малько почувствовала себя плохо 7 апреля – поднялась температура, появилась слабость, першение в горле, расстройство желудка. Семейный врач по телефону решила, что у женщины кишечная инфекция. Однако Светлане становилось все хуже, а когда 10 апреля ей провели рентген, то оказалось, что у нее уже двусторонняя пневмония. Больную срочно отвезли в городскую больницу №1.

«Три дня мама пролежала в общей палате в терапии. Ей делали капельницы с антибиотиком и давали какие-то две таблетки. Еще давали кислородную маску, потому что у нее падала сатурация (нехватка кислорода. – Авт.). Там даже градусник нельзя было допроситься, мне пришлось его купить, потому что мама ждала его по три часа, чтобы измерить температуру. У нее сильно болела голова», – вспоминает дочь Наталья Малиновская.

А уже 13 апреля женщину перевели в реанимацию.

Пробирка была перевернута

«Врачи сначала взяли ПЦР-тест и отправили в лабораторию. Мы ждали результата, а его все не было. Врач отказывалась называть лабораторию, куда отправили анализы нашей мамы. Лишь когда мы позвонили на горячую линию, и там сказали, что врачи не имеют права скрывать эту информацию, нам назвали лабораторию на Репина, 6», – говорит Наталья.

По телефону в лаборатории родным сказали, что придется снова произвести забор материала, потому что этот анализ сделан неправильно. Врачи берут новый анализ, но в лаборатории вновь говорят, придется делать перезабор.

есты оказались бракованными

«Когда взяли в третий раз анализ, мы вновь звоним в лабораторию. Там отвечают: мол, что вам сказать, тест пришел не в той пробирке, не с тем реагентом, и вообще пробирка была перевернута», – рассказывает Наталья.

Тогда подруга Натальи обратилась через соцсети к мэру Ивано-Франковска. Он пообещал разобраться. И уже через два часа в лаборатории родным сообщили, что тест положительный.

«Это единственное подтверждение коронавируса – телефонный звонок. Никаких документов нет. И выглядело это странно, материал был взят неправильно, но через пару часов тест оказался положительным», – удивляется дочь.

Легкие были полностью поражены

В реанимации Светлана в сознании провела буквально день. В понедельник 13-го апреля ее туда перевели, а уже 14-го женщину интубировали. Накануне у нее то ли сел, то ли сломался телефон. Вечером ей позвонила вторая дочь, Марьяна.

«Мама была в хорошем настроении. Только успела сказать: «Ну, что Марьяшка», – как телефон отключился. В реанимации врачи сначала говорили, что не хотят заряжать ее телефон, чтобы она не волновалась. Подозревали у нее ишемический инфаркт. А во вторник сказали, что телефон поломан. Мы даже успели принести ей новый. Сестра во вторник успела ее набрать и сказать, что мы все ее любим. После этого маму интубировали. Сначала говорили, что она в наркотическом сне, потом – в легкой коме. А 20-го позвонили папе и сказали, что мама умерла», – плачет Наталья.

Лечили Светлану в реанимации, как от коронавируса. «Давали препарат от COVID-19. Хотя никаких подтверждений диагноза не было. Я сейчас думаю, а вдруг они выбрали неправильную тактику лечения? Может, у мамы был шанс. Когда она заболела, я настояла, чтобы она обратилась к врачу. Она не хотела. А теперь не могу себе этого простить. Я последний раз видела маму 22 марта, а потом мы только созванивались. Я теперь даже не могу вспомнить, как она выглядела», – сдерживая слезы рассказывает Наталья.

Паталогоанатом, который вскрывал тело Светланы Малько, рассказал родным, что легкие женщины были полностью поражены. «Оказывается, ему передали документы, где диагноз коронавирус стоял под вопросом. Поэтому он не стал вскрывать головной мозг мамы. Хотя врачи сообщили, что у нее был отек мозга», – удивляется Наталья.

В больнице родным отказали в выдаче истории болезни. Главный врач Тарас Василик после повторной просьбы все же показал историю, но не позволил даже сфотографировать ее.

«Моя сестра сама медик, она листала карту и говорит, что даже анализы были нормальные. Первый рентген показал, что легкие мамы поражены, потом они говорили, что делали повторный рентген и ситуация была лучше. У мамы не было хронических заболеваний, иногда поднималось давление, но она даже постоянно не принимала лекарство. В отличие от папы, который без таблеток не может жить», – говорит Наталья.

Только после того, как женщина умерла, ее мужу позвонили и предложили дезинфицировать квартиру. Это было через 12 дней после того, как ее госпитализировали. Никто больше в семье не заболел. Мужу Светланы предложили прийти в больницу и провести тест. А Марьяне посоветовали следить за температурой и если что, приходить на тест.

Главный врач городской больницы №1 Ивано-Франковска Тарас Василик общаться с журналистом наотрез отказался.

Сейчас родные Светланы Малько готовят заявление в прокуратуру, они хотят разобраться, от чего умерла их мама.

По материалам: antikor.com.ua