Приватбанк и реституция

169

Дело в том, что проведённая в Украине приватизация, по причине её извращённого характера, была неэффективна. Она, с одной стороны, способствовала возникновению олигархата, который экономически и политически поработил всё население страны. А с другой, — из-за коррупции и нарушения принципа социальной справедливости сформировала негативное отношение к ней большинства простых граждан. Поэтому на сегодняшний день крупная частная собственность, приобретённая отечественными и российскими олигархами на приватизационных конкурсах в 1992 -2018 годах в Украине легализована, так как она покупалась на основе специальных законов, но не легитимизована, так как морально-психологически не признаётся народом.

Без малейшей натяжки можно утверждать, что этот негатив общественных настроений распространяется не только на приватизированные госактивы, но и на крупные капиталы, заработанные бизнесменами как говорится «с нуля». Ведь простые граждане прекрасно понимают, что большой бизнес создать в Украине без коррупционной связки с властью в 1990-е и 2000-е было невозможно.
Почему вопли вокруг «Приватбанка» не порождают возмущение вокруг грабительской приватизации

В настоящее время большой шум в СМИ и среди населения вызвало решение 18 апреля Окружного административного суда Киева, который удовлетворил иск Игоря Коломойского к Нацбанку и Кабмину относительно незаконной национализации Приватбанка в декабре 2016 г. «Старая власть» в лице президента Порошенко, экс-главы главного финансового регулятора страны В. Гонтаревой, куча чиновников рангом пониже и армия порохоботов завопила, что возврат Приватбанка Коломойскому приведёт к дефолту украинской экономики. Да, действительно, реституция «Приватбанка» затронет 20 млн. его вкладчиков.

Но возникает закономерный вопрос: почему приверженцы «старой власти» также истерично не шумят хотя бы по поводу адресной коррупционной приватизации энергокомпаний, через которые с мая 2016 г. по настоящее время олигархи с помощью формулы «Роттердам+» выкачали (и продолжают это делать) из карманов 36-39 млн. простых граждан порядка 45-50 млрд. грн.(а ведь есть ещё газовая формула «Дюссельдорф+»).Или почему в августе 2018 г. Специализированная антикоррупционная прокуратура закрыла уголовное дело по поводу заявления И. Коломойского в марте 2015 г. на заседание Специальной контрольной комиссии Верховной Рады о его коррупционной договоренности с 2003 г. ежемесячно платить экс-президенту Леонид Кучме через его зятя В. Пинчука $5 млн. (всего $110 млн.) за установление через свой менеджмент контроля над ВАТ «Укрнафта», 51% акций которой принадлежит государству. А ведь там фигурирует спорная сумма по долгам крупнейшей нефтегазовой компании украинскому государству в размере $5 млрд. Её возврат И. Коломойский через лояльный ему менеджмент «Укрнафты» уже блокирует почти 10 лет.

Читатели могут сказать, что это маленькая сумма по сравнению с финансами, которые аккумулированы в «Приватбанке». Но вспомним тогда адресную приватизацию 6-ти комбинатов «Укррудпрома» в 2004 г. Благодаря лоббированию олигархов предприятия этой государственной акционерной компании продавались по специальному закону. Конечно же адресно тем фирмам олигархов, которые уже успели прикупить до 25% акций у членов трудовых коллективов. Всего за Северный, Центральный, Южный, Ингулецкий горнообогатительные комбинаты, ГОК «Сухая балка» и Криворожский железнорудный комбинат было заплачено $250 млн. при рыночной стоимости по оценке экспертов — $5-6 млрд.

Можно вспомнить и «Укртелеком», который был в 2011 г. приватизирован за 10,6 млрд.грн. ($860 млн.) на неконкурентном конкурсе подставной фирмой Ахметова ЕСУ, причём выкуплен на кредитные деньги государственных «Укрэксимбанка» и «Ощадбанка» (кстати, невозвращённые до сих пор). В октябре 2017 г. Хозяйственный суд Киева по иску Фонда госимущества постановил разорвать приватизационный договор по «Укртелекому» 2011 г. из-за невыполнения инвестиционных обязательств СКМ, как правопреемника «ЕСУ», и возвратить его государству. В ноябре 2018 г. тот же суд изменил своё предыдущее решение на противоположное.

Далее: все облэнерго и обл-и горгазы приватизировались по следующей схеме. За год-полтора по договоренности с Президентом и Премьер-министром в эти госкомпании назначался свой менеджмент, который путём увеличения внутренних затрат и теневых схем вывода прибыли резко снижал их финансово-экономические показатели. В результате проводимая перед конкурсом на основе официальных цифр финансово-экономической отчётности предприятия «независимая оценка» показывала в разы меньшую стартовую цену, чем было на самом деле. А сегодня облэнерго, обл-и горгазы являются инструментом выкачивания денег с карманов всех жителей страны.
И это пример лишь небольшого количества приватизированных предприятий, которые культивируют морально-психологический климат социальной несправедливости в обществе. А если вспомнить, что после «Оранжевой революции» таких называлось 3-ри тысячи, можно представить сколько денег может получить государство в качестве доплаты в Госбюджет за дешёвую распродажу госактивов с 1995 по 2018 гг.

Но автор в этом вопросе более толерантен. На наш взгляд, необходимо провести аудит приватизации всех крупных предприятий (группы В,Г и Е по старой классификации) и обнародовать его результаты. Но определить для принудительной доплаты лишь 120-150 наиболее резонансных объектов. Собственники остальных могут это сделать добровольно, в порядке повышения своего публичного имиджа (может это утопия, а вдруг…). Причём надо предусмотреть, что осуществлять доплату можно будет не только «живыми деньгами», но и путём взаимозачётов долгов государства и рядовых граждан перед данными компаниями олигархов (в том числе И. Коломойского), то есть бартером.

Национализация «Приватбанка» проводилась с нарушением законодательства

Но возвратимся к денационализации (реституции) «Приватбанка». Автор, как историк приватизации и специалист в области отношений собственности, изначально был уверен, что национализация «Приватбанка» была проведена законодательно манипулятивно.

Во-первых, изучая историю формирования украинских банков в 1990-е гг. на базе государственного капитала автор знал, что финансовые учреждения целенаправленно были выведены из-под действия специализированных приватизационных законов и присваивались госчиновниками коррупционным путём. То есть действия Кабинета Министров, Национального банка, Фонда гарантирования вкладов физических лиц и Национальной комиссии по ценным бумагам и фондовому рынку в сфере реформирования и реорганизации финансовых учреждений не проработаны в достаточной степени, чтобы они не могли быть оспорены в судах, а, следовательно, отменены.

Во-вторых, Игорь Коломойский в недавнем интервью (часть 1) журналистам «Бигус. Инфо» в Израиле довольно таки убедительно объяснил подковёрную сторону национализации командой Порошенко «Приватбанка». По его утверждению, главной причиной наезда власти на финансовое учреждение было желание уходящего Президента бесплатно получить акции ТВ канала 1+1, которые были в залоге у банка Коломойского. Причём для практической реализации этой цели НБУ несколько раз менял свои Постановления, определяющие требования Регулятора к экономическим нормативам и структуре банковского капитала финучреждений и требовал от их собственников дополнительной докапитализации.
И я ему верю, несмотря на моё критическое отношение к украинским олигархам в целом, и Игорю Валентиновичу, в частности. Ведь при таком раскладе действия Кабмина, НБУ, ФГВФЛ и НКЦБФР, предшествовавшие национализации «Приватбанка», необходимо рассматривать не иначе как широкомасштабные экономические манипуляции путём использования служебного положения.

В-третьих, у нас отсутствует закон «О национализации», который бы регулировал этот очень деликатный и сложный вопрос согласно обозначенному и юридически обоснованному термину (хотя ещё в 2005 г. его активно продвигала покойная Валентина Семенюк). Действия руководства Национального банка Украины, ФГВФЛ и НКЦБФР по национализации «Укргазбанка», «Родовидбанка» и банка «Киев» в 2009-2010 гг., и «Приватбанка» в декабре 2016 г. очень сомнительны.

Национализировать (юридически правильнее надо говорить — восстанавливать платежеспособность) банк можно было по 2-м законам. Согласно п. 1 статьи 41 Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц», банк можно было реанимировать только после того, как НБУ признает его неплатежеспособным: в него на три дня вводят временную администрацию, а затем фонд продает банк Минфину за гривню. То есть по этой процедуре у бывших собственников и менеджмента возникала ответственность за доведение банка до неплатежеспособности.

По другому Закону – №78 «О мерах, направленных на содействие капитализации и реструктуризации банков» (который, кстати, действовал лишь до 1 января 2017 г.), – в Приват можно было просто влить государственные деньги, размыв доли бывших собственников. И частные акционеры банка, по утверждению авторов книги «Приватная история» журналистов Андрея Яницкого и Грехема Стека, хотели идти по второму пути, чтобы избежать уголовной ответственности.

Однако в меморандуме с МВФ было четко написано, что правительство войдет в капитал банка только после полного размывания долей действующих собственников и процедуры bail-in необеспеченных кредиторов и связанных вкладчиков.

Если исходить из информации, которая изложена в книге «Приватная история» журналистов Андрея Яницкого и Грехема Стека временная динамика восстановления платежеспособности «Приватбанка» и трансформации его в государственное финансовое учреждение в декабре 2016 г. была настолько велика, суета настолько сильна, что допустить просчётов и никчемных в правовом отношение действий чиновники НБУ, ФГВФЗ, НКРЦБФР и Минфина могли не мало.
Что решит по реституции «Приватбанка» самый справедливый суд в мире?

Иск в суд подавал бывший совладелец «Приватбанка» Игорь Коломойский. Ответчиками по делу выступают Национальный банк, Фонд гарантирования вкладов физлиц, Кабинет министров и НКЦБФР о национализации Приватбанка». В качестве третьих лиц также привлечены Приватбанк и Минфин.

Отметим, что Коломойский просил отменить решения правления Нацбанка Украины от 18 декабря 2016 года об отнесении Приватбанка к категории неплатежеспособных и об утверждении предложения Нацбанка об участии государства в его выведении с рынка, а также последовавшего за ним в тот же день постановления Кабмина №961 «Некоторые вопросы обеспечения стабильности финансовой системы» о покупке ПриватБанка Минфином за 1 грн и его докапитализации на 116,8 млрд грн.

Среди других нормативных документов, которые требовал отменить И. Коломойский, также решение Нацкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку от 19-28 декабря 2016 года о регистрации выпуска акций ПриватБанка в рамках докапитализации и отчета о результатах их размещения. Экс-владелец Приватбанка также требовал признать незаконным договор купли-продажи акций банка, заключенный между Минфином, как покупателем, и всеми лицами, которые на 21 декабря 2016 года были их владельцами, как продавцами.

Узкими местами трансформации «Приватбанка» из частного АО в государственное (типа национализации), на наш взгляд, является, во-первых, чрезмерная поспешность действий заангажированных государственных структур, при которой объективно не могли не возникнуть процедурные нарушения. Во-вторых, совмещение процедуры «beil-in» c выкупом Минфином акций у Фонда гарантирования вкладов физических лиц за 1 грн.

Дело в том, что Bail-in — процедура, осуществляемая на промежуточном этапе между отзывом лицензии банка и обычной санацией, и позволяющая использовать при финансовом оздоровлении банка не средства государства, а средства кредиторов. В итоге, кредиторы должны превращаться в акционеров, а их денежные требования – в акции. Но из имеющейся в публичном доступе информации следует, что при выведении Приватбанка с рынка как неплатежеспособного с участием государства (п. 6 ст. 41 Закона «О системе гарантирования вкладов физических лиц») целый ряд кредиторов и вкладчиков под предлогом их связанности с собственниками банка исключили из списка по возврату денег, и , соответственно, обмену в последующем на акции по допэмиссии.
Например, решением НБУ от 13 декабря 2016 года Григорий и Игорь Суркисы были признаны инсайдерами Приватбанка, так как они являлись вместе с И. Коломойским акционерами-совладельцами телеканала 1+1.

Киевский апелляционный административный суд в 2017 году признал их не связанными с Приватбанком лицами, поэтому финучреждению предписали вернуть им свыше 1 млрд грн., которые были «списаны» перед национализацией. В 2018 году это решение суда ПриватБанк исполнил — деньги были выплачены.

Таким образом, кто прав, кто не прав должен определить суд. Пока что, как известно, решения Окружного административного и Печерского районного судов в пользу днепропетровского олигарха. Запасаемся попкорном в отношение судов апелляционных инстанций.

Как с наименьшими потерями выкарабкаться из ситуации с «национализацией» Приватбанка

Одно лишь можно утверждать точно: возврат $2 млрд. дырявый бюджет Украины не потянет. Хотя есть вариант – стянуть в судебном порядке данную сумму с главных виновников финансовой аферы: П. Порошенко, В. Гонтаревой и К.Рожковой. Но, с одной стороны, это требует длительного времени. А с другой, — у них просто могут не найти такой огромной суммы и тогда вынуждены будут запустить руку в закрома Государственного бюджета.

Как следствие, будет дефолт, так как МВФ нам такого развития ситуации не простит. Поэтому единственный выход в случае окончательной «победы Коломойского» — возврат ему незаконно национализированного «Приватбанка». Осуществлённая докапитализация его на 155 млрд. грн. облигациями внутреннего государственного займа погоды не делает, если отменить упомянутое Постановление НБУ.

Оно, кстати, привело к ликвидации ещё 80-ти банков (из них, по утверждению И. Коломойского, порядка 60-ти «не помоечных») и необходимости дофинансирования Фонда гарантирования вкладов физических лиц из средств Госбюджета, то есть из кармана всех граждан Украины. Уверен, что если изъять из уставного капитала «Приватбанка» государственные ценные бумаги, то 35-40 млрд. грн., которые в качестве годовых процентов шли за ОВГЗ на выплаты процентов 20 млн. вкладчикам, Коломойский и Боголюбов найдут в других своих бизнесах. То есть «Приватбанк» после реституции со скрипом, но выстоит.

Однако есть другой подход к решению возникшей проблемы «проблемная «национализация» – реституция «Приватбанка». Это проведение аудита результатов приватизации с 1995 по 2018 гг. и принятие закона об одноразовой доплате за приобретённые по заниженным ценам госпредприятия (по крайней мере за крупные). Прецедентом при этом может служить пример Великобритании. Там в 1997 году, придя к власти, лейбористское правительство Тони Блэра почти сразу внесло в парламент закон о налоге на непредвиденные доходы. Он должен был компенсировать потери казны от приватизации по «заниженным» ценам, проведенной консервативными правительствами Маргарет Тэтчер и Джона Мейджора. От налога государство тогда получило 5,2 млрд. фунтов.

Доплата (в виде одноразового налога), повторимся, по нашему мнению, может осуществляться в Украине как в денежной форме, так и в виде зачёта имеющихся официальных долгов государства и населения перед частными компаниями собственников приватизированных предприятий.

Кстати, если в последнем своём интервью журналистам «Бизнес. Инфо» И. Коломойский негативно высказался об идее проведения реприватизации, то в предыдущих своих комментариях представителям масс-медиа он не единожды говорил о необходимости восстановления в этом вопросе социальной справедливости. Да и его уже упоминавшееся заявление в марте 2015 г. на заседание Специальной контрольной комиссии Верховной Рады о его коррупционной договоренности с 2003 г. ежемесячно платить экс-президенту Л. Кучме через его зятя В. Пинчука $5 млн. (всего $110 млн.) за установление через свой менеджмент контроля над ВАТ «Укрнафта» свидетельствовало о его желание на то время вскрыть всю подноготную коррупционность проведённой в Украине приватизации.

За что Коломойский может доплатить по результатам аудита результатов приватизации

А ради истины надо сказать, что поучаствовал Игорь Валентинович в покупке госактивов по бросовым ценам «не слабо». Хотя неофициальная финансово-промышленная группа «Приват» довольно таки закрытая, журналисты относят к его «империи» порядка 100 юридических лиц, из которых как минимум 30% ранее были государственными. Если предположить, что часть из них И. Коломойский прикупил на «вторичном рынке» (например, «Никопольский завод ферросплавов» выкупил у В. Пинчука в 2007 г.), то остаётся ещё процентов 18-20, за которые Игорь Валентинович потенциально должен доплатить в случае принятия специального закона.

Среди них можно назвать: Марганецкий и Орджоникидзавский ГОКи, горно-обогатительный комбинат «Сухая Балка», Южный ГОК (50 %), ОАО «Криворожский железорудный комбинат», Днепродзержинский коксохимический завод, «Днепрококс», металлургический завод им. Петровского, ОАО «Днепропетровский металлургический завод им. Коминтерна», ООО «Алапаевский металлургический завод», ОАО «ДнепрАзот», ОАО «Укрхимэнерго», ОАО «Запорожский ферросплавный завод»,ОАО «Днепрспецстрой», ОАО «Одесский завод сельскохозяйственного машиностроения», ВАТТ завод «Красная гвардия», ОАО «Днепрвагонмаш», ОАО «Укрнафта» (41 % акций), НПЗ «Нефтехимик Прикарпатья» (46 %), НПК «Галичина» (32 %), ОАО «Киевгорнефтепродукт», ОАО «Эксимнефтепродукт»; ОАО «Хмельницкнефтепродукт» (60,05 %), ОАО «Сумынефтепродукт» (85,23 %), ОАО «Житомирнефтепродукт» (70,15 %), ОАО «Черниговнефтепродукт» (96,5 %),ОАО «Днепрнефтепродукт», ОАО «Одессанефтепродукт», ОАО «Запорожьенефтепродукт», ОАО «Черновцынефтепродукт» (76 %), ОАО «Николаевнефтепродукт» (60,9 %), ОАО «Кировограднефтепродукт» (60,01 %), ОАО «Севнефтепродукт-Сервис» (75 %), ЗАО «Ильичёвский топливный терминал», ОАО «Жидачёвский целлюлозно-бумажный комбинат», ОАО «Измаильский целлюлозно-картонный комбинат», ЗАО «Запорожский масложиркомбинат», ЗАО «Львовский жирокомбинат», ЗАО «Харьковский жировой комбинат», ОАО «Антарктика» (в том числе Ильичёвский морской рыбный порт), ЗАО «Эрлан», ОАО «Проектно-поисковый институт „Южмедбиосинтез“», «УКРНИИИНЖПРОЕКТ», «Международные авиалинии Украины».

Столь нудное перечисление приватизированных Коломойским активов (вернее их небольшой части) нужно лишь для того, чтобы читатель понял: взять необходимую сумму для компенсации Игорю Валентиновичу в размере $2 млрд. (исковое требование) потерь от национализации «Приватбанка» в рамках доплаты им за приобретённые по заниженным ценам у государства предприятия есть с чего.

Господа олигархи, не пора ли вам раскошелиться в интересах простых граждан?

Но, безусловно, доплата по результатам аудита результатов приватизации должна касаться не только Коломойского, но и всех остальных олигархов: Р. Ахметова, П. Порошенко, Г. Боголюбова, В. Пинчука, Д. Фирташа, В. Новинского, К. Жеваго, А. Ярославского, А. Верёвского, братьев Суркисов, С. Тигипко, В. Гайдука, А. Деркача, В. Хмельницкого, В. Хомутинника, Л. Черновецкого, С. Таруты, К. Григоришина, Ю. Косюка, О. Бахматюка, В. Богуслаева, Т. Васадзе и ряда других представителей ТОП100 бизнес-элиты Украины.

Перечислять госпредприятия, на приватизации которых они «нагрели руки» — дело нудное и возможно лишь в специальной статье. Но скажем сразу: материалов достаточно, так как «рукописи не горят» (правильнее сказать, архивы.

Возвращаясь к реституции «Приватбанка» Коломойским можно лишь сказать следующее. ИГОРЬ ВАЛЕРЬЕВИЧ! Я (УВЕРЕН И МНОГИЕ ДРУГИЕ ГРАЖДАНЕ) ЗА СОЦИАЛЬНО СПРАВЕДЛИВОЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ ВАШЕГО ПРАВА НА ОТОБРАННУЮ ЧАСТНУЮ СОБСТВЕННОСТЬ – «ПРИВАТБАНК», ЕСЛИ ТАК РЕШАТ НАШИ СУДЫ. ОДНАКО МЫ ТРЕБУЕМ ТАКЖЕ ВОССТАНОВЛЕНИЕ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ В ОТНОШЕНИЕ ПРИОБРЕТЁННЫХ ВАМИ КОРРУПЦИОННЫМ ПУТЁМ ПО ДЕШЁВКЕ НА ПРИВАТИЗАЦИОННЫХ КОНКУРСАХ И АУКЦИОНАХ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ПРЕДПРИЯТИЙ И АКТИВОВ ПОСРЕДСТВОМ ДОПЛАТЫ В ГОСБЮДЖЕТ.

Так как данная позиция (по доплате) касается не только Вас, просим не отговаривать Президента В. Зеленского (на которого Вы имеете влияние) отказаться от идеи проведения аудита результатов приватизации в Украине. В противном случае ваша мысль, высказанная во второй части интервью журналистам «Бигус.Инфо», что при определённом развитии экономической и политической ситуации в стране возможно повторение событий 1917 г. (на 43 мин. 30 сек. беседы), а именно, что национализация-экспроприация всей частной собственности в пользу государства будет единственным выходом для выживания Украины как независимой державы, станет страшным пророчеством. ЧТОБЫ ЭТОГО НЕ ПРОИЗОШЛО, НАРОД ТРЕБУЕТ СЕГОДНЯ ОТ ВАС, ИГОРЬ ВАЛЕРЬЕВИЧ, И ОЛИГАРХАТА В ЦЕЛОМ, ВОССТАНОВЛЕНИЯ СОЦИАЛЬНОЙ СПРАВЕДЛИВОСТИ, КОТОРАЯ ПОПИРАЛАСЬ ВЛАСТЬЮ НА ПРОТЯЖЕНИЕ ВСЕХ 28 ЛЕТ НАШЕЙ НЕЗАВИСИМОСТИ И ДОВЕЛА НАРОД «ДО МАТЕРИАЛЬНОЙ И МОРАЛЬНОЙ «РУЧКИ».

С точки зрения соблюдения социальной справедливости действия власти (и судебной в том числе) в отношение реституции «Приватбанка» и аудита приватизированных госпредприятий должны быть равновесными и равновеликими.

По материалам: hvylya.net