Почему отпустили Савченко и Рубана

443

«Мы отпускаем обвиняемых Рубана Владимира Владимировича и Савченко Надежду Викторовну из-под стражи. Пожалуйста, дайте возможность Владимиру Рубану покинуть место ограничения и занять место в зале суда. Эти слова председательствующей судьи Броварского горрайонного суда, прозвучавшие около полуночи, встретили аплодисментами и громкими криками «ура!» сторонники обвиняемых в терроризме и представители защиты.
«Пожалуйста, обеспечьте нам возможность продолжить далее заседание, завершить по процедуре оглашение нашего решения относительно отвода», – эта просьба судьи звучала вдогонку Рубану, покидающему зал судебных заседаний.

Руководитель Центра освобождения пленных «Офицерский корпус» продвигался к выходу без спешки. Не проявляя никаких эмоций, он машинально пожимал руки адвокатам и своим сторонникам.

Надежда Савченко, которая вскоре вернулась в зал суда, была, напротив, взвинчена. Она возбужденно говорила: «Я не убегаю за границу, потому что я Герой Украины. И для меня Украина – не пустое слово. Я требую себе свободу, я буду бороться за Украину, и я буду побеждать до конца. Украина победит власть Порошенко, прокуроров Матиоса, Луценко…». Словно выступая на митинге, Савченко заявила: «Я несправедливо просидела почти год не в России – в Украине, я докажу свою невиновность, я выиграю в этом суде. Но теперь нам спешить некуда».

Что дальше
В хронологии событий помогает разобраться отец адвоката Владимира Рубана Владимир Рыбин своими записями в Facebook. Из них следует, что заседание началось 15 апреля в маленьком, но переполненном зале без адвокатов. Коллегия суда вызвала государственных защитников на 11:30, объявив перед этим двадцатиминутный перерыв. «11:30 – ожидаем решения суда. Действия защиты непонятны. Адвокат Валентин Рыбин за границей и это известно. Но остальные – в наличии. Сейчас они как по команде явятся в зал, и это будет выглядеть не очень пристойно. Детский расчет на то, что суд позволит им протянуть время, не оправдался», – пишет Рыбин.

Судебное заседание возобновилось около 23:00. Около полуночи, уже 16 апреля, Рубан и Савченко были освобождены из-под стражи.

С позицией стороны обвинения – Генеральной прокуратуры – в первой половине дня 16 апреля ознакомила общественность на своей странице в Facebook пресс-секретарь генерального прокурора Лариса Сарган. Она напоминает, что решение о мере пресечения является исключительной компетенцией суда. По мнению ГПУ, де-юре решение отсутствует, поскольку во время подготовительного судебного заседания прокуроры выполнили все действия, предусмотренные относительно заявления и поддержки ходатайства о продолжении строка действия меры пресечения обвиняемым Савченко и Рубану, а суд не выполнил требования ч.4 ст. 199 УПК. Статья предусматривает, что ходатайство по поводу продления содержания под стражей суд должен рассмотреть до того момента, как закончится строк действия предыдущего решения.

Позиция генпрокурора Юрия Луценко в пересказе Сарган выглядит так: «Ряд последних резонансных событий, когда ареста избегают подозреваемые в убийстве и терроризме, заставляют признать судебную систему тяжело больной».

Сарган перечисляет причины и следствия таких решений:

— закон разрешает «манипуляции с бесконечными изменениями адвокатов – «у Савченко их трое, а было восемь платных и один бесплатный от государства»;

— критически малое количество судей в судах. «40% незаполненных вакансий приводит к тому, что отвод даже одного судьи приводит к передаче дела в другой суд.

— «футбол» замены судов в деле Савченко-Рубана с каруселью отводов на каждом этапе поражает».

Вот в каком порядке менялись судебные инстанции, которые должны были рассматривать громкое дело: Верховный суд – Черниговский районный суд – Черниговский аппеляционный суд – Верховный суд – Соломянский районный суд Киева – Киевский апеляционный суд – Верховный суд – Киевский апелляционный суд – Дарницкий районный суд Киева– Киевский апеляционный суд – Броварской городской районный суд.
Еще одна причина, как утверждает Сарган, коренится в нежелании судей выполнять свои прямые обязанности. «Самоотвод, потому что кто-то из родственников судьи проживает на временно оккупированной территории, сложно назвать чем-то иным, кроме как самоустранением, – пишет она. – Освобождение из-под стражи на подготовительном судебном заседании совсем не означает снятие обвинения. Генеральная прокуратура настаивает на достаточности доказательств Савченко и Рубана в совершении преступлений. Ввоз тяжелого оружия из так называемой ДНР для обстрела украинской столицы не останется безнаказанным».

Поделиться прогнозом на дальнейший ход событий Фокус попросил адвоката Надежды Савченко Дмитрия Лойфмана. По его словам, дело Савченко-Рубана «по сути никуда и не делось»: суд продолжит его рассмотрение.

«Будет назначено новое заседание, будут исследоваться доказательства, которые подаст прокурор, сторона защиты будет подавать свои доказательства, будут допрашиваться свидетели, а потом суд примет решение по сути дела, по сути предъявления обвинений и вынесет приговор», – рассказывает Лойфман Фокусу.

Адвокат сообщает, что следующее заседание назначено на 7 мая. За предстоящие три недели закон не позволяет применить к Савченко и Рубану меру пресечения, поскольку суд ее выбирает на основании ходатайств сторон защиты и обвинения.

На вопрос Фокуса, может ли сторона обвинения каким-то образом повлиять на данный процесс, адвокат Лойфман отвечает: «Вчера и позавчера происходили странные ситуации. Глава суда проводил каким-то образом сборы судей, переносились рабочие дни с 31 декабря на прошлую субботу. Глава суда выносил распоряжения и приказы о том, чтобы по графику рабочий день по каким-то причинам продлился 15 апреля до 12 часов ночи. Это свидетельствует о попытках провести заседание и продлить меру пресечения содержания под стражей. Это было сделано умышленно. Я уверен, что это делалось под давлением прокуроров, или людей, «руководящих процессом», пытающихся повлиять на суд, в частности, принудить судей подделать приказы».
Однако судьи не смогли продлить своевременно меру пресечения, как того требует закон, равно как не успели совершить все необходимые процедуры для того, чтобы суд смог вынести соответствующее решение.

«По закону этот срок закончился. Новый не избран, старый не продлен. Мера пресечения завершена. Все», – заключает адвокат, и добавляет, что Рубан и Савченко два месяца находились под арестом незаконно и в отношении к ним были нарушены все возможные правовые процедуры.

«Для стороны обвинения было проще насиловать суды, Конституцию, УПК, чтобы не дать возможности Надежде Савченко выйти на свободу. На этот раз у них ничего не получилось», – говорит Лойфман Фокусу.

Напомним, 1 августа Генеральная прокуратура сообщила о завершении расследования дела Рубана-Савченко. Савченко находилась под стражей с 23 марта 2018 года. Рубан был задержан 8 марта 2018 года на контрольно-пропускном пункте на линии разграничения с оккупированной территорией Донбасса с арсеналом оружия. 9 марта 2018 года он был арестован Шевченковским районным судом Киева.

Савченко подозревается в совершении уголовных преступлений, предусмотренных ч.1 ст.109 (действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти), ч.1 ст.14, ч.2 ст.28, ч.1 ст.109 (действия, направленные на насильственное изменение или свержение конституционного строя или на захват государственной власти), ч.1 ст.14, ч. 2 ст. 28, ст.112 (посягательство на жизнь государственного или общественного деятеля), ч.1 ст.14, ч.3 ст.258 (террористический акт), ч.1 ст.258-3 (создание террористической группы или террористической организации) и ч.2 ст.28, ч.1 ст.263 (незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами) Уголовного кодекса.

Рубан подозревается в совершении уголовных преступлений, предусмотренных ч.1 ст.14, ч.3 ст.258 (террористический акт), ч.1 ст.263 (незаконное обращение с оружием, боевыми припасами или взрывчатыми веществами) Уголовного кодекса.

По материалам: focus.ua