Первый миллион Ахметова, Роттердам+ и IPO Метинвеста. Интервью с главой СКМ. Коротко

572

Глава СКМ Олег Попов дал большое интервью Экономической правде. Публикуем главное из рассказа управляющего бизнесом Рината Ахметова

30 июня Экономическая правда опубликовала первое за семь лет интервью с гендиректором холдинга СКМ Рината Ахметова Олегом Поповым.

Мы выбрали из него самое интересное: как Ахметов заработал свой первый миллион, какую долю в ВВП Украины занимает СКМ и будет ли IPO Метинвеста и «дочки» ДТЭК.

СКМ объединяет все активы Рината Ахметова. В нее входят более 500 компаний и предприятий: металлургический холдинг Метинвест, энергетическая группа ДТЭК, ФК «Шахтер», Укртелеком, ПУМБ, ж/д компания Лемтранс и Медиа Группа Украина. Олег Попов возглавляет СКМ с 2006 года.

Как Попов возглавил СКМ? Меня пригласил Игорь Николаевич Прасолов (экс-глава СКМ, бывший министр экономики и экс-глава НБУ. – Ред.), с которым мы до этого вместе работали в компании «Керамет Инвест». [Назначить меня главой после ухода Прасолова в политику в 2006 году] было решением как Прасолова, так и Рината Леонидовича. Я тогда был исполнительным директором СКМ, мне предложили занять должность Прасолова, я согласился – мне очень интересен именно бизнес, и тогда, и сейчас.

Как родилось название СКМ? Помню, что мы с Игорем Прасоловым ходили по парку и думали, как же назвать компанию. У всех тогда компании были с названиями на три буквы: АРС, ИСД, и так далее. И мы тоже хотели быть достаточно краткими, но и достаточно емкими. Мы понимали, что будем управлять капиталом, поэтому «Кепитал Менеджмент» как-то сразу прилепилось. А потом начали ходить и думать, какое же еще слово поставить, и выбрали «Система». Ну и получилось – System Capital Management. А акционер наше предложение одобрил.

Как Ахметов заработал свой первый миллион? С 91-го или 92-го года он занимался торговлей. С партнерами создал компанию АРС, занимались поставками материальных ресурсов на шахты, брали уголь, делали кокс. Потом удачно, на вторичном рынке, купили Авдеевский коксохимзавод и Енакиевский металлургический завод. Помню, что Енакиевский завод покупали у компании Киевская Русь, которая до сделки с ними купила контрольный пакет акций этого завода за $700 000, а они у Киевской Руси купили значительно дороже.

Ахметов – не политик. Он как инвестор крепко стоит на ногах. У него репутация человека, который держит слово. Если он что-то сказал, он это сделает. Все об этом знают. Он не политик, и никогда не пользовался, и не будет пользоваться слабостью людей для того, чтобы получить какие-то дивиденды.

Доля СКМ в ВВП Украины. «Когда-то кто-то (Игорь Коломойский. – Ред.) называл долю СКМ в ВВП Украины 20%. В 2012 году мы нанимали аудиторов Ernst&Young для исследования этого вопроса. Они посмотрели на нашу группу и сказали: ваш вклад в ВВП Украины составляет 3,9%. Это в довоенное время. Думаю, сейчас меньше – по понятным причинам. Мы не делали новое исследование».

СКМ больше не интересен Укртелеком. «Наша группа очень тщательно разбирается в потенциале. Если взять телекоммуникации, то там был когда-то потенциал, он и сейчас есть, но устраивает ли этот потенциал наш аппетит, я не уверен. Поэтому, может быть, потенциально телекоммуникации будут первыми на выход».

Почему СКМ продал сеть АЗС Параллель? Мы продали весь свой автозаправочный бизнес, потому что до войны под брендом «Параллель» работало 150 АЗС, а на момент продажи осталось 57 станций. Все остальное – на оккупированной территории. Мы смотрели на перспективы этого бизнеса, пытались с ним что-то сделать, поднять его маржу. Но она там небольшая – до 10%, и мы решили, что не будем оставлять этот бизнес в своем портфеле. Мы больше трех лет вели переговоры о продаже. Было много претендентов, шел нормальный рыночный процесс».

Почему закрыла сеть магазинов «Брусничка»? «На решение по закрытию Бруснички повлияло несколько факторов. Один из наибольших – произошла война и много магазинов «Бруснички» осталось на той территории. Вторая причина выхода из этого бизнеса – не идеальное исполнение из-за расфокусировки. Мы именно тогда решили сконцентрироваться на основных бизнесах, сфокусироваться».

О формуле Роттердам+. «Что такое «Роттердам+»? Как по мне, это прозрачная формула, по которой можно устанавливать цену на уголь. Такой же принцип ценообразования на энергоресурсы применялся и в газовой сфере. А сейчас действует на рынке нефтепродуктов как способ сдерживания цен».

О подготовке к IPO. «Мы когда только создавали СКМ, сказали, что наши бизнесы должны быть готовы к IPO в течение полугода или года. Первая компания, которая у нас готова к IPO – это Метинвест. Если мы решим, что IPO нам выгодно, и захотим продать часть компании, это будет как раз Метинвест. ДТЭК тоже может, но не весь, а только DTEK Rеnеwаblеs, который занимается зеленой генерацией».

Медиа СКМ – это бизнес или инструмент влияния? «Я понятия не имею, какая у них там редакционная политика. Мы вообще туда не вмешиваемся. Это бизнес. Понятно, что мы инвестируем в медиабизнес достаточно много. Но сейчас модель доходов на этом рынке меняется, и мы будем продолжать инвестировать в медиа и смотреть, как работают новые источники дохода».