Международное дело о продаже поддельных украинских лекарств

343

Хьюстон, штат Техас. Апрель 2019. Двое украинцев Максим Ненадов и Александр Николаенко прилетели в США. К тому времени они уже несколько лет занимались организацией и продажей фальсифицированных лекарств от рака, гепатита С и других заболеваний, отмечает LB.ua. В США они должны были встретиться с потенциальными заказчиками большой партии товара.
Переписывался с клиентами Максим Ненадов, Николаенко был его помощником. Американцы сконтактировали с ними в 2018 году, сделали несколько заказов. Ненадов прислал в Штаты несколько упаковок фальшивых препаратов. Чтобы оформить большую партию, американцы хотели встретиться лично.

Ненадов и Николаенко прибыли в Хьюстон 16 апреля. А уже 18 апреля их задержали агенты Управления по расследованию дел внутренней безопасности Миграционной и таможенной правоохранительной службы США. Теми потенциальными крупными клиентами, переписывались с украинским, оказались правоохранители под прикрытием, которые просто выманивали мошенников.

Однако задержание Ненадова и Николаенко — лишь вершина айсберга. Ведь следствие выясняет их причастность к одной из крупнейших в мире преступных группировок, которая продавала подделки 23 различных дорогих лекарств в 18 стран мира. А прежде всего — украинским пациентам.

Беспрецедентная ситуация
Эта история началась в Киеве еще в 2016 году. Украинские мошенники изготавливали от пятисот до пяти-шести тысяч упаковок одного наименования лекарственного средства. В группировку фальсификаторов, вероятно, входили и Ненадов с Николаенко. Например, согласно материалам досудебного расследования, фальшивые препараты мошенники фасовали и упаковывали в офисе потребительского общества «Здоровая нация», среди бывших руководителей которой фигурирует и Максим Ненадов .

Всего в украинском уголовном производстве расследуется фальсификация 23 наименований лекарств 13 различных производителей, а именно: Soliris, Alkeran, Avegra, Lysodren, Opdivo, Yervoy, Epclusa, Harvoni, Sovaldi, Veread, Vistide, Vosevi, Ocaliva, Abraxane, Keytruda, Harvopak, Hepcinat -LP, Daklinza, Avastin, Lemtrada, Adcetris, Iclusig и Ibrance.

— Представители Министерства юстиции в США были просто шокированы объемами изготовления подделок, — рассказывает прокурор по делу Валерий Зимогляд. — Только одно наименование лекарственного средства могло производиться в количестве от 500 до пяти-шести тысяч штук. Их продавали годы — с 2016 по 2019. Это самое масштабное дело о фальсификации лекарств в Украине, и точно одно из самых масштабных в мире.
Фото: Радио Свобода
Прокурор Валерий Зимогляд
С начала 2019 года украинские следователи через лиц, привлеченных к конфиденциальному сотрудничество, закупали поддельные препараты и отдавали их на экспертизу. Подделки внешне почти невозможно было отличить от оригинальных лекарств — упаковки и инструкции заказывались в полиграфии, бутылочки изготавливались на предприятиях, специализирующихся на работе с медицинским стеклом.

Но, например, в препарате Keytruda (Китруда), который применяется для лечения различных видов рака, вместо основного действующего вещества пембролизумата в составе был омепразол, который используется для лечения язвы. В общем следствие назначило более 140 различных экспертиз, большинство из которых еще продолжаются. Следствие таким образом обнаружило, что именно подделывали мошенники в других лекарствах, которые фигурируют в расследовании — только упаковки или еще и содержание.

— Минимальная стоимость одной упаковки составляла около 1000 долларов, а максимальная могла достигать 27 000 долларов, — рассказывает Валерий Зимогляд. — Тогда как внутри на самом деле был препарат, который стоит всего 50-70 гривен.
В июне 2019-го украинская полиция и представители Госпогранслужбы провели обыски на 11 объектах Киева и Киевской области. Так началась открытая фаза украинского следствия. В офисах, квартирах и на складах правоохранители изъяли упаковки с препаратом «Китруда» на сумму около семи тысяч долларов.

— Люди, которые фальсифицировали лекарства, за несколько лет, не имея никаких легальных доходов, смогли купить себе “Бентли”, дома, квартиры и т.д., — говорит адвокат Борис Даневич, представляющий пострадавшие фармацевтические компании. — Только во время обыска в Киеве за день были изъято сотни тысяч долларов кэша.

Пока в украинском деле было объявлено подозрение пяти лицам. Основная статья, по которой их обвиняют — фальсификация лекарственных средств или оборот фальсифицированных лекарственных средств (ч.2 ст.321-1 УК Украины). В феврале двум подозреваемым избрана мера пресечения — содержание под стражей с альтернативой внесения 3 миллионов и 5 миллионов гривен залога, но подозреваемые их оплатили и вышли из-под стражи под залог.

Исключительный цинизм
Ненадова и Николаенко задержали в США за фальсификацию «Китруды». Также американские правоохранители обнаружили подделку еще двух лекарственных средств — Epclusa (Епклюза), которое используется для лечения гепатита С, и Abraxane (Абраксан), препарат онкогрупы. Все три наименования фигурируют и в украинском расследовании.

— Насколько я могу судить по материалам американского дела, их расследование началось с компаний-производителей лекарств, — рассказывает Даневич. — Они обнаружили на рынке циркуляцию своих препаратов, но изготовленных не в США, а в других странах. После сравнения образцов обратились в правоохранительные органы, которые вышли на украинцев. Здесь следствие уже шло.

Особенность некоторых препаратов, которые фальсифицировались, заключается в том, что пациенты не могут их принимать самостоятельно. Например, «Китруда» продается в виде концентрата, который нужно разводить специальным раствором в больничных условиях. Некоторые другие медикаменты окрашивают растворы в разные цвета в зависимости от самого лекарства.

Также производители могут делать специальные отметки на упаковках, например, допускать умышленные грамматические ошибки в описании или инструкциях, чтобы, в случае фальсификации, иметь возможность на глаз сверить подделку с оригиналом. Учитывая это, пока следствие проверяет, были ли привлечены к схеме распространения фальсификата медработники, которые вводили подделки пациентам.

— Медики должны понимать, что лекарства, которые они вводят пациентам — подделка, — говорит прокурор Валерий Зимогляд. — Мы уже знаем, что с некоторыми медработниками обсуждался процент с продаж. С одной упаковки можно было получить от 20 до 200 долларов. Один пациент может купить 5-10 упаковок, были пациенты, которые принимали эти препараты годами. Так врачам набегала немалая сумма.


Разоблаченный подпольный цех по изготовлению фальсифицированных лекарств, Киев, сентябрь 2016
Привлеченные к схеме медики работали, а некоторые и до сих пор работают в государственных и частных медицинских учреждениях. Пока никому из медперсонала не предъявлено подозрение, ведь продолжается досудебное расследование.

— Мы пытались связаться с пострадавшими, ведь они сами напрямую в правоохранительные органы не обращались, — продолжает Зимогляд. — К сожалению, пациенты, для которых закупали лекарства, уже умерли. И установить, произошло это из-за осложнения болезни или из-за фальшивых препаратов, почти невозможно. Содержание подделок не погубит пациента, но и не лечит. С некоторыми из родственников мы сотрудничаем, но чаще всего люди не хотят вспоминать опыт страданий, перенесенных из-за потери близких.

Прокурор говорит, что за все годы деятельности группировки мошенники смогли купить автомобилей и недвижимости почти на два миллиона долларов. У следствия также есть основания полагать, что часть наличности вывели за границу.

Разоблаченный подпольный цех по изготовлению фальсифицированных лекарств, Киев, сентябрь 2016
— Родственники пациентов отдавали последнее, а эти дельцы наживались на них, — говорит Валерий Зимогляд. — Люди продают машины и квартиры, чтобы продлить жизнь своих близких, зато им впаривали под видом лекарств мел или лимонную кислоту. У каждого из нас есть родственники, друзья, знакомые, которые болели тяжелыми болезнями и которым мы собирали деньги на лечение. Это преступление просто поражает своим исключительным цинизмом.

Закон против фальсификата — 0:1
Примерно 1 из 10 лекарственных средств в странах с низким или средним уровнем доходов не соответствует стандартам качества или оказывается подделкой. Об этом еще в 2017 году заявил председатель ВОЗ Тедрос Гебреесус . Такие выводы были сделаны на примере 50 000 образцов медикаментов из 88 стран мира.

Сколько подделок на украинском рынке лекарств — неизвестно, но это далеко не те препараты, которые можно купить в аптеке. Чаще всего мошенники подделывают лекарства от тяжелых болезней — или те, что стоят в Украине дороже, чем в других странах, или те, которых на украинском рынке вообще нет. Родственники пациентов натыкаются на мошенников, ища жизненно важные медикаменты за рубежом через соцсети.

— Например, в Украине продается препарат от рассеянного атеросклероза, одна ампула которого стоит 10 000 долларов, — говорит Зимогляд. — Компания, которая его производит, прошла долгий путь регистрации, лицензирования, получила разрешение на реализацию. Но за 8 месяцев пребывания лекарств на украинском рынке не было реализовано ни одной ампулы, хотя врачи назначают. Почему так?

Потому что в той же Турции или Египте эти лекарства дешевле на 6-7 тысяч и родственники пациентов ищут возможность купить лекарства за рубежом. А почему дешевле? Потому, что компании защищены от подделок и серого импорта. Если бы в Украине не было столько подделок, производители могли бы реализовывать в два-три раза больше продукции, соответственно, и цены были бы ниже. Некоторые фармацевтические компании вообще не хотят заходить на украинский рынок, потому что им это не выгодно из-за обилия фальсификата.


Шкаф с подделками в подпольном цехе
В 2011 году Украина подписала Конвенцию Совета Европы о подделке медицинской продукции и подобных преступлениях, угрожающих здоровью, которая носит неофициальное название Medicrime. С тех пор в Уголовном кодексе появилась отдельная статья за фальсификацию лекарственных средств. С 2014 по 2020 год ежегодно ГПУ регистрировала от 25 до 47 дел по этой статье, но в суд попало 1-5 таких дел. По словам адвоката Бориса Даневича, с 2011 года только 25 дел о фальсификации лекарств дошли до судебных слушаний, и только в трех из них виновники получили реальные сроки заключения, но даже в этих случаях они не отбывали полного срока:

— На самом деле с 2011 году Украина только делала вид, что имплементирует в свое законодательство требования Medicrime. Данные свидетельствуют о том, что или такие дела плохо расследовались, или судебная и правоохранительная системы не находили реальных виновных. Я не верю, что эти три несчастных приговора, которые нарасследовали МВД, полиция и СБУ — это все, что было.

— Такой масштаб фальсификации, как в этом производстве, стал возможным из-за несовершенного законодательства, которое направлено на ужесточение наказания, а не на предупреждение совершения преступления, — считает Зимогляд. — доказать, что человек заранее знал, что продавал подделку, почти невозможно. До продавца фальсификат может идти через многочисленных дилеров и курьеров.

Кроме того, если Medicrime дает четкое определение, что такое фальсификация, то национальное законодательство настолько размыто, что в некоторых случаях просто невозможно проводить расследование. Например, мошенники могут покупать настоящие лекарства с просроченной пригодностью, изменять дату срока годности на упаковке и продавать их как настоящие. Medicrime считает это фальсификацией лекарств, а по нашему законодательству — это исключительно нарушение авторских прав.

Некоторые лекарства, в которых нуждаются пациенты с тяжелыми болезнями, могут быть вообще не зарегистрированы в Украине. В таком случае пациенты ищут их за рубежом не только потому, что там дешевле, но и потому, что другого выхода просто нет. Они обращаются к различным сайтам, Telegram-каналам, Viber-чатам и покупают с рук. Кроме того, что продавцы часто нарушают условия хранения и транспортировки лекарств, что уже влияет на качество препарата, очень вероятно, что родственники могут наткнуться на подделку и даже не заметить этого. Ведь если лекарства не дают никакого эффекта, врач может назначить аналог и списать на индивидуальные особенности организма пациента, не замечая проблемы.

— В Украине пациенты могут получить за государственный счет немного препаратов, — говорит Даневич. — Люди должны искать лекарства сами. Там, где большинство потребностей в лекарствах покрывается государством или страховкой, фальсификата гораздо меньше. Конечно, проблемы могут возникать на уровне неурегулированных мигрантов, не имеющих страховки и могут искать медпрепараты местах. Но чем больше обеспечивает государство, тем меньше возникает поводов искать в вайбер-чатах и ​​телеграмм-группах, то что уже и так легально приобретено, привезено и проконтролировано.

***

В украинском деле пяти подозреваемым, в случае признания вины судом, грозит от 25 лет тюрьмы до пожизненного срока. Они не признают своей вины и отказываются давать показания на допросах. Еще двое организаторов находятся в розыске.

В США Максиму Ненадову и Александру Николаенко грозит до 20 лет тюрьмы и штраф в размере 5 млн долларов. 17 июля 2020 они признали свою вину. Суд должен объявить приговор для них 4 ноября. До этого времени Ненадов и Николаенко останутся под стражей.

По материалам: cripo.com.ua