Как в Офисе президента воруют голоса под петицией об отставке Сытника

1 026

Петиция за отставку Сытника набрала больше необходимых для рассмотрения президентом 25 000 подписей, но голоса «срезают» в Офисе президента. Кто-то в Офисе президента очень хочет «замять» эту неудобную тему. Однако такие откровенные манипуляции и игнорирование мнения граждан могут вызвать еще более негативную реакцию общества.

Тема рассмотрения Зеленским вопроса отставки директора НАБУ Сытника очень не нравится кому-то влиятельному в Офисе президента. Настолько не нравится, что зачисленные голоса исчезают прямо на глазах. Однако специфика системы такова, что каждый может увидеть количество людей, которые реально подписались под петицией. И она почти вдвое отличается от количества зачисленных Офисом президента голосов.

Речь идет о петиции на сайте президента №22/103760-еп «Освободить Сытника Артема Сергеевича, директора Национального антикоррупционного бюро Украины от занимаемой должности». На сегодня зарегистрировано 26008 голосов тех, кто подписал петицию.

Отставка Сытника Петиция

Этого достаточно для рассмотрения петиции президентом Украины согласно нормам действующего законодательства (петиция рассматривается президентом, если она набрала 25 000 подписей). Однако зачислены только 14413 голосов, то есть лишь около половины. С другими петициями на сайте президента такого раньше никогда не происходило.

История со «срезанием» голосов всплыла еще в начале голосования. Тогда на запрос журналистов Офис президента ответил, что это временное явление, связанное с «верификацией». Однако, во-первых, верификация через электронную подпись или Bank ID проходит непосредственно при подписании петиции. Во-вторых, за почти три месяца голосования ситуация с зачислением голосов отнюдь не улучшилась. А в-третьих, по факту происходит не «проверка голосов» и их «временное» не зачисление, а откровенная манипуляция – списание уже зарегистрированных подписей. К примеру, так, как это произошло 30 октября. В тот день 900 уже зарегистрированных голосов были просто украдены. Еще 29 октября на счетчике было 14 528 голосов.

А уже 30 октября – на 900 голосов меньше.

Через 10 дней, когда количество проголосовавших перевалило за 26 000, на счетчике на сайте президента снова меньше голосов, чем было еще 29 октября.

Почему это происходит? Электронная петиция, адресованная соответственно президенту Украины, Верховной Раде Украины, Кабинету Министров Украины, рассматривается в особом порядке при условии сбора на ее поддержку не менее 25 000 подписей граждан в течение не более трех месяцев со дня опубликования петиции. Об этом говорит Закон Украины «Об обращении граждан». Необходимое количество голосов уже собрано, даже с запасом. Срок сбора голосов в поддержку истекает 15 ноября. Однако все три месяца каждый день голоса сознательно «срезались», чтобы не достичь показателя в 25 000 голосов и петиция не попала на рассмотрение Зеленскому, который будет обязан, согласно действующему закону, ее рассмотреть. Ни с одной другой петицией за всю историю существования института коллективных обращений в электронной форме к субъекту властных полномочий таких откровенных манипуляций никогда не происходило.

Кто бы ни был этим влиятельным «защитником» Артема Сытника в Офисе президента, в соответствии со статьей 24 Закона Украины «Об обращении граждан» он, как должностное лицо, виновное в нарушении законодательства об обращении граждан, несет гражданскую, административную или уголовную ответственность, предусмотренную законодательством Украины. Однако этого влиятельного «помощника Сытника» в Офисе президента это не останавливает, а сам Офис президента никак не реагирует на многочисленные публикации по манипуляций с этой петицией.

Что ж, не допустить петицию к рассмотрению президентом таким образом может и удастся. Но удастся ли объяснить обществу, которое, согласно опросам, тотально не доверяет Сытнику (уровень поддержки директора НАБУ составляет лишь 1,1% – антирекорд среди чиновников), почему его мнение не просто игнорируется – на него можно демонстративно наплевать, и не понести за это никакой ответственности – ни административной, ни уголовной, ни политической? Хотя нет, политическая ответственность за такие действия рано или поздно наступит – на следующих выборах.