Интервью Зеленского The Times of Israel: Основные моменты

280

19 января на сайте издания The Times of Israel появилось большое интервью с президентом Украины Владимиром Зеленским.

У нас была страшная трагедия в Иране. Вот почему я не мог сказать Израилю, правительству Израиля, приеду ли я, потому что я не знал, когда мы получим тела наших людей (в воскресенье борт прилетел в Киев — Ред.). Самое важное для каждой страны — почтить память жертв Холокоста. Очень важно ехать, независимо от того, дадут мне говорить или нет.

Но так много людей, которые погибли в этой трагедии, были украинскими евреями — начиная с Бабьего Яра, где были казнены 150 000 украинских евреев. Имеющаяся у нас статистическая информация показывает, что каждый четвертый из евреев, погибших в Холокосте, был украинцем.

Вот почему для украинцев очень важно почтить память жертв Холокоста. Поэтому я думаю, что было бы справедливо, если бы президент Украины выступил с речью. Я знаю, что у израильской стороны другой формат; нас не пригласили говорить. Но в любом случае я буду присутствовать на этой церемонии.

О Путине

С президентом Российской Федерации у нас идет диалог. У нас было несколько телефонных звонков. Мы создали формат для нашего диалога, который привел к некоторым важным решениям. Мы вернули наших пленных, наши корабли. После трех лет без встреч нам удалось договориться о нормандском формате . После этого произошел второй обмен заключенными — самый большой такой обмен.

О мире на Донбассе

Я бы никогда не стремился к президентству, не имея такой цели. Я хотел бы, чтобы все получалось намного быстрее. Есть очень сложные вопросы. Я вижу прогресс, потому что количество перестрелок значительно сократилось. Но еще не до конца.

О декоммунизации в Украине

Это очень сложный и деликатный вопрос. Есть герои, которых почитают на Западе и в Центре Украины, и есть другие украинцы, у которых есть свои герои и которые думают иначе. И я понимаю разные чувства. И именно поэтому я сказал несколько раз, очень четко: если у нас сложная история, то давайте построим общую историю. Давайте найдем тех людей, чьи имена не вызывают противоречий в нашем настоящем и будущем. Назовем памятники и улицы именами тех людей, которые не провоцируют конфликт.

В настоящее время у нас есть свои современные герои — люди, которые сделали историю, ученые, люди в освоении космоса, великие спортсмены, многие писатели … люди, которых уважают во всех уголках Украины. Давайте удержим политику подальше от этой проблемы.

О прошлом его семьи

Со стороны моего отца, мой дед и три его брата были на фронте во Второй мировой войне, и только он вернулся.

Моя бабушка жила в Кривом Роге, в той части юга Украины, которая была оккупирована фашистами. Они убили всех оставшихся евреев. Она уехала в эвакуацию евреев в Алматы, Казахстан. Многие люди бежали туда. Она училась там. Она учитель. После Второй мировой войны она вернулась. Вот где я родился.

Почему не говорит о вере в Бога

У меня было одно отношение, когда я был мальчиком, и другое сейчас. Я никогда не говорю о религии и никогда не говорю о Боге, потому что у меня есть собственное мнение об этом. Конечно, я верю в Бога. Но я говорю с ним только в те моменты, которые являются для меня личными и важными, и где я чувствую себя комфортно в этих местах.

О борьбе с коррупцией

Это трудно. Во-первых, мы реформируем государственную прокуратуру. Несколько тысяч прокуроров были уволены. Несколько сотен прокуроров должны пройти повторную квалификацию — около шести месяцев.

Во-вторых, сейчас мы принимаем законы о реформировании служб безопасности. Опять же, это долгий процесс. Когда у нас будут эти сильные институты, мы искореним всю коррупцию. Мы назначили нового руководителя государственного следственного управления, и она реформирует иерархию. Мы ввели антикоррупционный суд в сентябре. С этим много проблем, как и со всем судебным процессом в Украине. Это долгая битва.

О скандальном разговоре с Трампом

Я не делал ничего противозаконного. У меня были телефонные разговоры с президентом Соединенных Штатов. Как президент Украины, я сделал то, что мог, чтобы иметь хорошие, надежные и прочные отношения с одним из наших стратегических партнеров.

Я хочу избежать какого-либо участия Украины или любого украинца в политической ситуации США. Это их страна, и они относятся к своей стране так, как им нравится. И я не хочу, чтобы они вовлекали нас в дела, связанные с их внутренней политикой.