Эконалог — деньги выделяются, но на экологию идет лишь мизер

350

Экологический налог — механизм возмещения ущерба природе, причиненный в результате деятельности человека. Во многих странах мира это относительно действенный способ поддержания экологии крупными предприятиями, которые отчисляют процент от своей прибыли на экопроекты.
В Украине все происходит немного в ином ключе — деньги выделяются, но на экологию идет лишь мизер.
* — В Украине с 2011 года работает эконалог. Согласно закону, его платят те предприятия, которые загрязняют природу. Все вырученные деньги должны идти на восстановление экологии;

* — Правда, как показывает практика, деньги идут или не по назначению, или попросту “размываются” по карманам чиновников;

* — В Верховной Раде предложили два проекта законов, которые позволят предприятиям самостоятельно определять, на что именно могут пойти средства от эконалога;

* — Эксперты заявляют, такой подход активно используется во многих странах мира, а также дает возможность бизнесу прямо повышать экологичность своих мощностей.

Денег много — толку мало

В цивилизованных странах экологический налог взимается с предприятий, загрязняющих среду (чаще всего крупные предприятия, металлургические, химической промышленности). Полученные средства идут на решение экологических проблем: строительство очистных сооружений (воды, воздуха и так далее), безопасной утилизации отходов, сохранение природных заповедников, флоры, фауны, ландшафтные работы и так далее.

В Украине подобная практика также расписана на уровне законов, но с определенными нюансами. С ними разберемся по порядку.

По данным Государственной фискальной службы, эконалог в нашей стране сейчас взимается в следующей пропорции:

За выбросы из стационарных источников загрязнения взимается эконалог двух видов:

* — если источник выделяет двуокись углерода, то налог перечисляется в общий фонд ГБ в размере 100%;

* — если другие виды загрязняющих веществ: 45% налога — в общий фонд госбюджета и 55% — в специальный фонд местного бюджета.

То есть де-факто: 45% идет в госбюджет, 55% — в спецфонд местных бюджетов. На местном уровне деньги распределяются по принципу 30/25 — в областной и местный бюджеты соответственно.

При этом с 1 января 2019 года ставка за выбросы углерода выросла в 25 раз, с 0,41 грн/т до 10 грн/т. По предварительной оценке, сумма поступлений составит примерно 3 миллиарда гривен. Еще 4-5 миллиардов страна получает от указанного выше экологического налога. Это колоссальные деньги. Куда же они идут?

Одна из главных проблем нынешней системы — средства на уровне государственного бюджета идут в общий фонд, на местном уровне — в целевой. Чаще всего деньги “размываются”, идут не на прямые экологические проекты, а на ремонт канализаций, или другие коммунальные объекты.

“Ремонтировать канализации — это, конечно, хорошо, но этим должны заниматься местные бюджеты. На уровне государства деньги идут не всегда по назначению. Их могут перекинуть на покрытие пенсий, снабжение армии и так далее. К тому же, у нас в стране не так много экопроектов, со специалистами также проблема, поэтому этим вопросом не особо интересуются. Тем более, на сколько помню, за 2017 года местные бюджеты существенную часть денег попросту не использовали”, — поясняет OBOZREVATEL глава “Ассоциаций предприятий в сфере обращения с опасными отходами» Кирилл Косоуров.

Проще говоря — миллионы банально “оседают” и вот тому несколько наглядных примеров.

Интересную информацию об экологической ситуации в Прикарпатье приводит издание Firtka. В одном из материалов наводятся данные по Ивано-Франковской области, где местные власти расходуют деньги от эконалога не по назначению — это порядка 100 миллионов гривен ежегодно (выделяются на экологию из местных бюджетов).

К примеру на реконструкцию очистительных сооружений в поселке Брошнев-Осада (Ивано-Франковская область) еще в 2016 году было выделено 10 миллионов гривен. А работы, по состоянию на март 2019 года, так и не завершились.

В отдельных районах области под прикрытием довольно общего обозначения “охраны водных ресурсов” чиновники освоили порядка 23 миллионов гривен за последние 3 года. Хотя местные экологи считают, работы нужно было проводить другие и вовсе не там.

Схожая ситуация и на подконтрольных Украине отдельных районах Донбасса. Как пишет “Экология промышленного края”, Донецкая ОГА активно осваивает деньги от эконалога, не имея даже в своем штате необходимых специалистов. Только за период с 2016 по 2018 гг. местный департамент использовал на экологию более 360 миллионов гривен.

“Отдельно проводились работы по реконструкции очистных сооружений некоторых городов Донецкой области, которые происходили по механизму предоставления субвенций местным органам власти. По ряду реконструкций открыты уголовные производства по растрате бюджетных средств (Бахмут, Константиновка)”, — пишет издание.

При этом, как уверяют в СМИ, местные органы продумали схемы по освоению денег под разные проекты. Средства тратятся хаотично, без какой-либо продуманной стратегии.

“Реконструированное отделение сортировки в городе Краматорске, которое в очередной раз было помпезно открыто директором Департамента (Экологии и природных ресурсов. — Ред.), не работает. Однако, договоры на сортировку указанное КП заключает с другими коммунальными предприятиями, в свою очередь, это является фиктивной деятельностью и дополнительной нагрузкой на тариф. КП «ДРЦПВ» на аренде автомобилей и размещении отходов заработало — 3, 983 миллиона гривен (с учетом фиктивной деятельности — торговля документами), при этом потратив 467,7 миллионов гривен”, — подчеркивают журналисты.

Важно отметить, суммы поступлений от эконалога по стране в целом равняются миллиардам гривен.

По материалам: obozrevatel.com