Что происходит в системе МОЗ?

244

«Он замечательный специалист. Он возглавлял один из крупнейших современных центров кардиохирургии. Это было главной мотивацией приглашения его на эту высокую должность — министра. Но ему не удалось наладить работу Министерства должным образом, чтобы Министерство здравоохранения стало эффективно работать, и главное — чтобы начали осуществляться реформы, которые мы наметили и которые крайне необходимы », — говорил президент об увольнении министра здравоохранения Ильи Емца.

Но Владимир Зеленский, а Виктор Янукович, и не на днях, а в 2011 году, отмечает издание «Неделя». Так, известный кардиохирург уже возглавлял Минздрава в правительстве Николая Азарова. Недолго — всего полгода.
Но на этот раз крупно побил собственный рекорд: 26 дней в должности. Предшественница Емца Звездная Скалецкая занимала должность министра ровно шесть месяцев и запомнилась разве что нерешительностью, отсутствием стратегии и скандалом с народным депутатом от «Слуги народа» Михаилом Радуцким, который назвал ее «своим человеком».

Емец же успел запомниться резким и пренебрежительным стилем общения; заявлением о пенсионерах, которые умрут от коронавируса (правда, он извинился за эти слова) намерениями отдать всю власть врачам, вернуть санэпидслужбы и создать страховую медицину (которая и так успешно работает на первичном звене медицинской помощи); земельным участком и имением в элитном Козине за более 12 млн грн, которые приобрел перед назначением на должность министра; скандалом с государственным предприятием «Медицинские закупки Украины», куда Емец вроде пытался назначить «своего человека», и блокировкой закупок лекарств. В своей отставке он почему-то обвинил экс-руководительницу МОЗ Ульяну Супрун, которой якобы не понравилась его концепция реформирования системы здравоохранения. У соратников Супрун, которая не имеет отношения к Министерству уже более полугода, такие заявления вызвали только смех.

Накануне освобождения Емца появилось заявление большой пациентскими организации БФ «Пациенты Украины» с требованием прекратить хаотичное поиск кандидатов и провести честный конкурс на должность министра здравоохранения. «Новым министром должен стать независимый, компетентный и профессиональный специалист. Который понимает процессы в системе здравоохранения, знает, как эффективно реализовать реформу с 1 апреля и сможет принимать быстрые антикризисные решения в условиях пандемии, уже охватывает Украины », — говорится в заявлении.
И на этот раз Министерство просто отдали. Оно досталось бывшему руководителю Одесской области Максиму Степанову — человеку, который не имеет релевантного опыта работы в системе здравоохранения. Степанов учился в медицинском университете в Донецке в конце 1990-х, однако на этом его причастность к медицине закончилась, дальше — только менеджерские должности. Назначали его странным способом. 30 марта состоялись три внеочередные заседания парламента.

На первом, которое продолжалось полчаса, депутаты освободили Илью Емца, но для назначения Максима Степанова не хватило голосов. Во время паузы Кабинет Министров регистрирует аналогичное постановление — и Степанова таки назначают. Нашлось дополнительных тринадцать голосов от «Слуги народа», три — от «оппозиционной платформы — За жизнь», еще три — от депутатской группы «За будущее» и одиннадцать — от группы «Доверие». «Голос», «Европейская солидарность» и «Батькивщина» постановление не поддержали.
Собственно, слухи о назначении Степанова ходили еще в августе, когда формировалось правительство. Экс-депутат Сергей Лещенко тогда сообщал, что кандидата лоббирует министр внутренних дел Арсен Аваков и поддерживает олигарх Игорь Коломойский, поскольку Степанов — соратник Игоря Палицы, бизнес-партнера Коломойского. Хотя пока это назначение больше похоже на опрокидывание горячей картофелины, ведь нельзя в разгар пандемии оставлять профильное Министерство без головы, и провалы в случае чего надо на кого-то повесить. Даже если Степанов окажется умелым менеджером, ему потребуется время, чтобы углубиться в новую для него сферу, возглавить борьбу с пандемией и не забыть о новом этапе медреформы, который стартовал 1 апреля.
Министр уже сделал первое заявление, призвав политиков отложить амбиции, потому что перед страной стоит серьезная угроза. «Мир изменился. Мы обязаны это понять. И должны рассчитывать только на собственные силы и свою армию — армию медиков. Которые должны быть экипированы, защищены, организованы. И с оружием — всем необходимым оборудованием и медикаментами. Действия МОЗ будут быстрыми и системными. И главное — я буду бороться за жизнь каждого украинского. Не только во время эпидемии. Потому коронавирус пройдет. А украинская медицина еще кучу проблем, которые ждут решения. И мы их решим обязательно. Все права на ошибки уже использованы », — написал Степанов в своем Facebook.

30 марта парламент очень быстро и без обсуждения принял еще несколько законопроектов, которые должны помочь стране во время пандемии и карантина. В середине марта, когда в аптеках не было ни медицинских масок, ни респираторов, ни антисептиков, в украинских СМИ появились кадры с испанского телевидения, как там разгружают коробки масок украинского производства. При том что 11 марта Кабинет Министров своим постановлением запретил экспорт медицинских товаров и лекарственных средств, в частности масок и респираторов.
Государственная таможенная служба объяснила, что эти маски вывезли законно, еще до постановления правительства: 2 и 6 марта. Хотя в тот момент пандемия COVID-19 уже пересекала украинские границы. Разгорелся скандал, и премьер-министр Денис Шмыгаль решил усилить меры: он зарегистрировал законопроект о криминализации вывоз из Украины товаров противоэпидемического назначения. Парламент принял документ за основу. Он предусматривает штрафы за такое вывоз от 8 тыс. До 12 тыс. (136 тыс. Грн — 204 тыс. Грн) необлагаемых минимумов или от 20 тыс. До 25 тыс. (340 тыс. Грн — 425 тыс. Грн), если речь идет о преступлении должностного лица или большие масштабы.

Также в этот день Верховная Рада приняла законопроект о социальных и экономических гарантии в связи с распространением COVID-19. В частности, оборот лекарств и медицинских средств, направленных на борьбу с болезнью, освободили от НДС, производители дезинфекторов временно смогут не регистрировать продукцию в Минздраве, а работникам, которые занимаются борьбой с COVID-19, предусмотрено до 300% доплат. На период карантина запрещается повышение ставок по кредитам и плановые проверки предприятий.

Самым интересным документом, принятым 30 марта, является проект закона об обеспечении лечения COVID-19. Он предлагает в лечении коронавирусной болезни на три месяца внедрить практику off-label use, то есть применение препаратов, которых нет в протоколе лечения или предназначенные для других болезней. Так делают в развитых странах, главное условие: такое использование лекарств должно иметь доказанную эффективность и безопасность. Основы законодательства Украины о здравоохранении дополнили тезисом о том, что лицо, больной COVID-19, можно лечить незарегистрированными препаратами, если такое лечение рекомендуют официальные органы США, стран ЕС, Великобритании, Швейцарии, Японии, Австралии, Канады, КНР , Израиля. Однако утверждать новые протоколы должно все равно МЗ, на это закон ему отводит пять дней.

Отметим, что украинские врачи уже имеют право применять в работе международные клинические протоколы — это регламентирует приказ Минздрава № 1422, который начал действовать в апреле 2017 года. Согласно ему, протоколы нельзя адаптировать или переписывать, только переводить. Министерство времен Ульяны Супрун создало такой приказ, так как до этого украинские протоколы содержали НЕ международное непатентованное название препарата, а коммерческие названия, это приводило к лоббированию интересов фармпроизводителей. Что говорить о том, что часто они основывались на устаревшей информации.

Приняв специальный закон для COVID-19, парламент вернул врачей на три года назад, потому что забрал у них право лечить пациентов так, как они считают нужным: опираясь на международные протоколы. Теперь во время лечения коронавирусной болезни они смогут руководствоваться только распоряжениями Минздраве. Что, в свою очередь, порождает определенные риски, потому что если существует процедура утверждения протокола, то есть и возможность добавить к этому протоколу конкретный препарат конкретного производителя.
Скажем, на днях к журналистам Недели попало письмо президента Национальной академии медицинских наук Виталия Цимбалюка к премьер-министру, в котором он предлагает правительству использовать для лечения COVID-19 травяную настойку «Протефлазид» производителя «Экофарм». Этот препарат давно на рынке постсоветских стран, инструкция утверждает, что он лечит различные вирусные болезни, однако доказательства эффективности «Протефлазида» существуют только в воображении производителя. В приказе Минздрава за 2001 год — именно того МЗ, которое придавало в протокол торговые названия лекарств, — бездоказательный «Протефлазид» фигурирует как противовирусный. Цена за малейшую упаковку в разных аптеках составляет 300-400 грн. Будет обидно, если такая практика восстановится и Украины во время пандемии начнет тратить деньги в интересах фармпроизводителей, а не пациентов.

По материалам: cripo.com.ua