Что нужно делать во время COVID-19

203

Мы — ученые данных. То есть, наша работа — понять, как анализировать и интерпретировать данные. Когда мы анализируем данные вокруг коронавируса covid-19, мы очень обеспокоены. Наибольший риск существует для наиболее уязвимых частей населения — пожилых людей и бедных.
Но контроль за распространением и последствиями болезни требует, чтобы все мы изменили свое поведение.
Часто и тщательно мойте руки, избегайте групп и толп, отменяйте мероприятия, не касайтесь лица. В этой статье мы объясним, почему мы обеспокоены — и почему вам также стоит беспокоиться.

Нам нужна работающая медицинская система
Лишь два года назад одна из нас (Рейчел) заразилась инфекцией мозга, которая убивает четверть людей, от нее заболевших, а треть оставляет с постоянным поражением умственных способностей. Многие другие остаются с навсегда пораженным зрением и слухом. По паркингу больницы Рейчел уже ползла в состоянии делирии. Ей повезло: о ней быстро позаботились, ее быстро диагностировали и начали лечить.

До этой болезни Рэйчел была вполне здорова. Быстрый доступ к врачебной помощи, почти наверняка, спас ее жизнь.

А теперь поговорим о COVID-19 и о том, что может происходить с людьми в ситуации Рейчел в последующие недели и месяцы. Количество людей, у которых диагностируют коронавирус, удваивается каждые 3-6 дней. Удвоение количества случаев каждые три дня означает, что через три недели количество зараженных может увеличиться в сто раз (все не так просто, но не будем отвлекаться на технические детали).
По данным ВОЗ, один из десяти зараженных нуждается в госпитализации на многие недели, и большинству из них требуется кислород. Хотя этот вирус только начал распространяться — во многих регионах планеты больницы уже переполнены, и люди больше не могут получать то лечение, в котором нуждаются (не только от COVID-19, но и от чего-либо другого — как то лечение, которое в свое время спасло жизнь Рейчел).

Например, в Италии, где только неделю назад чиновники говорили, что все хорошо — теперь целая страна находится под ограничениями относительно поездок, а вот такие палатки установят, чтобы хоть как-то справиться с наплывом пациентов:
Доктор Антонио Пезенти, председатель регионального кризисного центра в Италии, заявил: «Мы теперь вынуждены проводить интенсивное лечение в коридорах, в операционных, в палатах для восстановления пациентов … Одна из лучших систем здравоохранения в мире, в регионе Ломбардия, находится в шаге от коллапса».

Это не как грипп
Грипп заканчивается смертельно примерно в 0.1% случаев. Марк Липсич, директор Центра динамики заразных болезней в Гарварде, оценивает летальность COVID-19 в 1-2% от всех случаев. Последнее эпидемиологическое моделирование определило в Китае процент смертельных случаев в 1.6% — это в шестнадцать раз больше гриппа (и это может быть консервативной оценкой, поскольку смертность растет, когда медицинская система не может справиться с эпидемией).

Нынешние «оптимистические» оценки предполагают, что COVID-19 убьет в этом году в десять раз больше людей, чем грипп. А пессимистическое моделирование от бывшего директора по данным Airbnb Елены Груэл (Elena Grewal) дает цифру погибших в сто раз больше гриппа.

И это не считая огромного удара по медицинской системе в целом, описанного выше.

Разумеется, кое-кто пытается убедить себя, что «в этом нет ничего нового», что это болезнь, похожая на грипп — потому что очень неприятно принимать реальность, незнакомую вообще.

Попытки интуитивно понять экспоненциальное увеличение количества больных — не то, для чего как следует приспособлены наши мозги. Поэтому нужно анализировать данные научно, а не используя интуицию.
Каждый человек, больной гриппом, заражает в среднем 1.3 человека. Это называется R0 гриппа. Если R0 меньше единицы, инфекция перестает распространяться и затухает. Если больше единицы — распространяется дальше.

Сейчас R0 для коронавируса COVID-19 за пределами Китая составляет от 2 до 3.

Разница может показаться незначительной, но после двадцати «поколений» зараженных, которые передали свою инфекцию, R0 в 1.3 даст результат в 146 инфекций, а вот при R0 в 2.5 это даст цифру 36 миллионов случаев! (Конечно, это упрощение, которое игнорирует многие факторы реальной жизни, однако это сознательная иллюстрация относительной разницы между COVID-19 и гриппом при равных одинаковых условиях).
Заметим, что R0 не является фундаментальной постоянной свойства болезни. Показатель заражения в значительной мере зависит от ответа — и может ли она меняться со временем. Как известно, в Китае R0 коронавируса сильно упал и уже приближается к единице. Как, спросите вы? С помощью мероприятий масштаба, который трудно представить в такой стране, как США: например, путем полного закрытия многих гигантских городов, а также разработки процедуры тестирования, которая позволяет тестировать каждую неделю более миллиона человек.

Одно из недоразумений, которые гуляют по соцсетям (в том числе через такие аккаунты, как Маск с миллионами подписчиков) — это непонимание разницы между «логистическим» и «показательным» ростом. «Логистический» рост обозначает S-подобный рост эпидемии на практике. Очевидно, что экспоненциальный рост не может продолжаться вечно, иначе заразились бы больше людей, чем существует в мире! Поэтому в конце концов кривая болезни всегда начинает спадать, результатом чего является S-образный рост (сигмоида) во времени. Однако падение скорости поражений происходит по ряду причин — а не из-за магии. Главные причины:

эффективный и слаженный ответ сообщества,

заражены столько людей, что остается все меньше непораженных, на которых может распространиться инфекция.

Итак, нелогично полагаться на «логистический» рост как на способ «контроля» за пандемией.

Еще одна вещь, которая затрудняет интуитивное понимание влияния COVID-19 на местные сообщества — значительное отставание госпитализации от инфицирования, обычно около 11 дней. Это означает, что пока заметишь, что больницы переполнены — инфекция уже распространится настолько, что нужно будет справляться еще в 5-10 раз большим количеством людей.

Заметим, что влияние на местное сообщество, как показывают некоторые ранние наблюдения, может несколько зависеть от климата. В исследовании о «Температурном и широтном анализе для предсказания потенциального распространения и сезонности COVID-19” указано, что болезнь лучше распространяется как раз в умеренном климате — там, где живет большая часть Европы, Северной Америки. И там, где находится Украина.

«Не паникуйте» не поможет
Распространенный совет, который мы видели в соцсетях — это «сохраняйте спокойствие» и «не паникуйте». Мягко говоря, это не очень помогает. Никто, конечно, не говорит, что паника — правильный ответ. Но по какой-то причине реакция «сохраняйте спокойствие» очень популярна в определенных кругах (но не среди эпидемиологов, работа которых — заниматься такими вещами). Возможно, «сохранение спокойствия» помогает некоторым почувствовать себя лучше в собственной бездеятельности — или заставляет чувствовать себя выше тех, кого такие олимпийцы представляют как цыплят, бегающих куда попало с отрезанными головами.

Однако это «сохраняйте спокойствие» может привести к неспособности подготовиться. В Китае десятки миллионов людей были изолированы, а также построены две новые больницы к тому времени, когда они достигли статистики, которая сейчас есть в США. Италия ждала слишком долго — результатом стало больше сотни новых смертей в некоторые дни, и это несмотря на ограничение поездок.

Заметим, что на самом деле все, что мы знаем о COVID-19 сейчас, является предварительным. Мы не знаем настоящей скорости распространения или процента смертности, мы не знаем, сколько времени вирус выживает на открытых поверхностях, мы не знаем зависимости от температурных условий.

Все, что мы имеем на данный момент — это наилучшие возможные догадки на основе той информации, которую собрали до сих пор. И помним, что большая часть этой информации сейчас — в Китае, на китайском языке.

Сейчас вдумчивым, разумным ответом является как минимум соблюдение рекомендаций экспертов по предотвращению распространения инфекций в целом:

избегайте больших групп и толп,

отменяйте мероприятия,

работайте из дома, где это хоть как-то возможно,

мойте руки на выходе из дома и возвращаясь домой, а также как можно чаще вне дома,

не касайтесь своего лица, особенно вне дома (это просто!),

дезинфицируйте поверхности и упаковку (вирус может оставаться активным на поверхностях до 9 дней — хотя это еще неточно).

Дело не только в вас лично
Если вы моложе 50, не имеете проблем иммунной системы, сердечно-сосудистой системы, не курили много, не имели хронических заболеваний — можете несколько успокоиться, что COVID-19 вас лично, скорее всего, не убьет. И все же ваша реакция имеет большое значение. Ваши шансы заразиться такие же, как у всех других — а если вы заразитесь, вы так же можете заражать других.

В среднем каждый инфицированный человек заражает более двух других, а заразными люди становятся еще до появления симптомов. Если у вас есть пожилые родители, бабушки с дедушками, и вы планируете проводить с ними время — то выявить потом, что вы ответственны за заражение их коронавирусом, будет тяжелым бременем, с которым придется жить.

Даже если вы не контактируете с людьми в возрасте более 50 лет, вероятно, что среди ваших сотрудников и знакомых есть люди с хроническими болезнями. И их больше, чем вы думаете. Исследование показывает, что мало кто рассказывает о проблемах со здоровьем на работе, если может избежать этого — из-за страха дискриминации.

И, конечно, речь идет не только о вашем непосредственном окружении. Это очень важный этический вопрос. Каждый человек, который делает все, что может, чтобы ограничить распространение инфекции, помогает всему сообществу замедлить темп эпидемии. Как писала в Scientific American Зейнен Туфекчи, «Подготовка к почти неизбежному глобальному распространению этого вируса … одна из самых альтруистических вещей, которые вы можете сделать». Она продолжает:

«Нам следует готовиться, не потому, что мы можем переживать за себя лично, а чтобы уменьшить риск для всех».

Надо сделать кривую менее крутой
Это очень важно: если мы сможем “притормозить” инфекцию в обществе — то дадим больницам время позаботиться об инфицированных пациентах и обо всех других, с которыми больницы имеют дело обычно. Это называется «сглаживание кривой», как ясно показано на этом красноречивом графике:

Красным показана кривая болезни без условных предупредительных мер, синим — с мерами предосторожности. Горизонтальный пунктир — максимальная способность системы здравоохранения.

Фарзад Мосташари, бывший Национальный координатор программ для систем здравоохранения США, поясняет: «Каждый день появляются случаи, по которым нам известно о связи с предыдущими случаями, и мы знаем, что это — лишь верхушка айсберга, из-за задержек в тестировании. Это означает, что за следующие две недели количество диагностированных случаев увеличится взрывообразно …

«Если мы ограничим распространение болезни — то растянем эпидемию во времени, давая больницам возможность справиться с нагрузкой, и люди будут иметь доступ к лечению. Но если новые случаи болезни будут поступать слишком быстро — то те, кому нужна госпитализация, не будут госпитализированы. Вероятность их смерти значительно возрастет.

Все зависит от реакции сообщества
Китай уже показал, что возможно ограничить распространение болезни, приняв крайние меры. Другой замечательный случай успешного ответа — Вьетнам, где, среди прочего, общенациональная кампания (включая с запоминающейся песней!) быстро мобилизовала людей и обеспечила изменение поведения большинства.

Это не просто гипотетическая ситуация — мы отчетливо видели подобное во время пандемии «испанки», гриппа 1918 года. Два города в США очень по-разному повели себя во время той пандемии: в Филадельфии состоялся парад в 200 000 человек для сбора денег на войну. Зато в Сент-Луисе минимизировали социальные контакты, чтобы уменьшить распространение эпидемии, не говоря об отмене всех массовых мероприятий. Вот как выглядели числа в этих городах:

Ричард Бессер, который был и.о. директора Центра по контролю и предотвращению болезней во время «свиного гриппа» H1N1 2009 года, говорит, что в США «риск заражения и возможность защитить себя и свою семью зависит от доходов». Это касается и многих других стран.

Бюро статистики труда США определило, что среди людей с наименьшими доходами менее трети имеют доступ к оплачиваемым больничным. Соответственно, эти люди будут продолжать ходить на работу и полагаться на случай.

COVID-19 — серьезный общественный вопрос, и мы все можем и должны работать ради ограничения распространения этой болезни. Это значит, что уже было упомянуто, но нелишне напомнить:

избежание групп и толп,

отмена мероприятий,

работа из дома, где это хоть как-то возможно,

мытье рук перед выходом из дома и по возвращении, частое мытье рук вне дома,

избегать прикосновений к лицу, особенно вне дома.

Ограничение последствий пандемии — возможно.

По материалам: argumentua.com