Украина — Крым: пять основных ошибок в геополитике страны

23

Определенность в политике, особенно в ситуации кризиса, всегда лучше, чем неопределенность. Определенность бережет человеческие жизни, средства и нервы.
Когда я в своем блоге призвал воевать или признать, что Крым мы потеряли, я стремился не к войне или поражению — я стремился к определенности.
Определенность — это то, чего мы не имеем в ходе конфликта с Россией за Крым.
Причины неопределенности должны быть сформулированы и проанализированы.
Во-первых, Украина уже давно не принимает собственные решения в геополитике. По каждому решению нам нужно получать указания или в США, или в Европе. Наша власть обычно может это отрицать, но это так.
Каждое такое решение для Украины требует времени: или на поездку в Европу или США, если решение сложное, или на телефонный разговор, когда решение проще.
Вести поединок с Россией в ситуации стратегической игры конфликтного характера, не имея возможности самостоятельно принимать стратегические решения и оперативно принимать тактические решения — это самоубийственно для Украины.
Во-вторых, у нашей власти нет политической воли, чтобы внедрять в течение длительного времени долгосрочные стратегические решения. Также она не может или не хочет действовать решительно и в тактическом плане.
Это означает, что более волевой противник всегда нас переигрывает .
В-третьих, у наших политиков традиционно отсутствует не только стратегическая компетенция, но также и понимание того, что такая компетенция является решающей для долгосрочных геополитических решений.

В-четвертых, в Украине отсутствует Институт стратегирования, который бы занимался разработкой долгосрочных стратегий, сценариев, моделей, форсайтов, прогнозов и т. д.

Имеющийся Институт стратегических исследований принципиально не может этого делать, потому что он создан под другие цели — исследовать стратегические направления научно, а не разрабатывать стратегии. Люди в этом институте делают научную карьеру, а не карьеру военных стратегов или стратегических консультантов.

……………

Украина проиграла Крым России. Не имеет значения, что там себе считают в США, в Европе или в Украине . Крым — не украинский. Такова реальность .
В ходе крымской кампании России февраля-марта 2014 году на каждом этапе сохранялась возможность не потерять Крым. На этапе начала блокировки парламента Крыма людьми так называемой самообороны возможны были полицейские действия. На этапе ввода дополнительных российских войск было возможно чисто военное блокирование воздушного пространства и российских войск в местах их дислокации на полуострове. На этапе присутствия российских войск без опознавательных знаков была возможна международная военно-полицейская операция против незаконных неопознанных вооруженных формирований. Ничего этого сделано не было, хотя все такие консультации власть получила.
Как действовала украинская власть в ситуации вокруг Крыма?
Стратегический принцип 1 – «Запад нам поможет, а США и Великобритания должны гарантировать нашу территориальную целостность согласно Будапешстского соглашения». Принципиальная стратегическая ошибка — Будапештская сделка не предусматривала действий подписантов на тот случай, когда какая-то из стран-гарантов посягнет на территориальную целостность Украины. Более того, даже имеющиеся обязательства по Будапештскому соглашению не стоят ничего. Никто не может гарантировать что-то стране, которая сама себе ничего не собирается гарантировать. Никто не может помочь в войне, которую страна не объявила и не ведет. Нельзя заставлять кого-то чужого нести потери интересов Украины, даже если об этом есть международное соглашение. Запад не собирается подвергать ядерной опасности свои страны за какую-то Украину, в которой собственная элита разворовала народное богатство, уничтожила армию и не способна действовать стратегически в пользу собственной страны. Запад сдал Украину России, хотя сделал это завуалировано и не так унизительно, как Россия разменяла свою дружбу на Крым. Это стратегический проигрыш Украины.

Стратегический принцип 2 — «Не поддаваться на провокации в Крыму, избегать вооруженных столкновений». Провальная стратегия, потому что привела к деморализации собственных военных сил в Крыму и к их блокированию в местах дислокации. Эта стратегия приводит и будет дальше приводить к проникновению россиян на материковую часть Украины, где мы снова будем «не поддаваться на провокации». В Крыму уже нет провокаций, там идет выдавливание войск чужой страны (Украины) с территории России.

Стратегический принцип 3 — «Не признавать решений крымской власти, не признавать проведения референдума и не признавать результатов самого референдума». Ничтожная стратегия, потому что в геополитике постепенно побеждает политическая действительность, которая подкреплена большими политическими, военными и медийными ресурсами. Не признавать что-то можно, пока это не произошло. Не признавать Крым в составе России сейчас — это идиотизм. И те, кто это делают, — политические идиоты. Нужно признание, покаяние в собственной стратегической несостоятельности и план преодоления этой несостоятельности.

Стратегический принцип 4 — «Готовится к войне на материковой территории Украины, не собираясь ее вести». Преступная против народа Украины стратегия. Такая стратегия деморализует собственные вооруженные силы и ведет к потере воинского духа в мобилизованных резервистов. Если мы не готовы защищать территорию Украины, тогда можно сразу сдать России те части территории, которые она захочет. Это будет дешевле экономически, без потери человеческих жизней и без массовой истерии и невроза украинских СМИ, которые умеют вводить народ в депрессию, но принципиально не умеют делать стратегический анализ.

Стратегический принцип 5 — «Мы все делаем, просто не обо всем можем рассказывать, потому что это тайна». Вся тайна заключается в том, что власть собиралась сдать Крым России в обмен на то, чтобы сохранить материковую территорию, то есть удержать в составе Украины Донецкую, Луганскую, Харьковскую, Николаевскую и Одесскую области. Это была тайна только для украинцев, так как россияне откровенно этого хотели и на это надеялись. Что касается такой стратегии «примирения агрессора», то она в истории никогда не работала. Агрессор никогда не довольствуется малым, он хочет больше, а потом хочет все. Нельзя никогда сдавать ни одного квадратного метра своей территории.

……………

Нам нужна определенность — тяжелая, неприятная, унизительная, но определенность.

Для определенности нам нужна стратегическая власть — или управляющая администрация США и Европы в составе правительства, или собственная стратегическая позиция без необходимости ее согласовывать с Европой и США.

Для определенности нам нужен Институт стратегирования.

Для определенности нам нужна политическая воля и готовность вести войну для защиты собственной территории.

Действия власти должны быть жесткие и решительные. Иначе нас ждет стихийное свержение Майданом всех ныне действующих ветвей власти, а это приведет к хаосу в стране.

Неопределенность и игра в «мы не признаем, что Крым уже не наш» смертельно опасны.

Если Крым наш, то мы должны его теперь отвоевать . Если мы не хотим воевать, то Крым не наш.

Любая, даже маленькая неопределенность нас уничтожит. Нас спасет только определенность.

По материалам: hvylya.org