Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Сколько Пенсионный фонд должен каждому украинцу
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Сколько Пенсионный фонд должен каждому украинцу

15:30 24.05.2011 329

Представление в парламенте пенсионной реформы опять отложено.

Более того, ее предполагаемый «отец» вице-премьер – министр соцполитики Сергей Тигипко не пришел на плановую встречу с предполагаемой «матерью» Верховной Радой.

Вряд ли это случайно.

Одно можно констатировать с абсолютной уверенностью: если в годы советского застоя признаком близкой опалы и ухода с политической арены было поручение поруководить агропромышленным комплексом, то сегодня сфера, где ломаются карьеры и репутации – социальная.

Задачка «поди туда, незнаю куда, принеси то, незнаю что» явно рассчитана на то, что посылаемый в приступе ответной нежности рано или поздно скажет «а пошли вы все», и примет разумное и вымогаемое у него решение уйти из политики…Впрочем, как мы уже могли убедиться, есть Тигипко в правительстве, или нет его – разница невелика.

Степень свободы инициативы любого из членов Кабинета министров ограничивается его правом еще «глубже», еще «последовательнее», еще «настойчивее» работать по претворению в жизнь программ президента.

В двух словах: «тщательнЕе, товарищи!»

Поэтому — несколько соображений по поводу будущих смотрин пенсионной реформы.

Некие действия, направленные на изменение существующего положения в пенсионной сфере, назвать реформой , наверное, будет непросто.

Создать что-либо новое можно только реально, на деле распрощавшись со старым, подведя итоги, оценив их и поставив точку. Поэтому, если кто-то хочет полностью изменить пенсионное законодательство и сами принципы пенсионной системы, первейшим и важнейшим шагом является подведение итогов предыдущего этапа полностью и окончательно — по взаимоотношениям Пенсионного фонда (а реально — государства в целом) с каждым пенсионером, с каждым работающим или временно незанятым, имевшим какие-либо взаимоотношения с Пенсионным фондом на протяжении жизни.

Должен быть подготовлен и реально исчислен ликвидационный баланс пенсионной системы в ее нынешнем виде.

Только тогда, когда каждый пенсионер, работающий или временно незанятый, но проработавший хотя бы месяц человек, с заработка которого были уплачены начисления в ПФ, получит на руки документ о том, что именно должна ему наша пенсионная система (вновь таки читай — наше государство), только тогда можно будет перейти к архитектуре новой системы.

При этом индивидуальный расчет:

  • должен быть составлен строго на основании законодательства действовавшего на тот период, когда формировались пенсионные отчисления,
  • учитывать все изменения, устранив, сняв незаконные ограничения, устанавливавшиеся при расчете начисления и выплате пенсий подзаконными актами,
  • должен быть подписан обеими сторонами,
  • любой участник пенсионной системы должен иметь право в судебном порядке оспорить подведенный баланс взаимоотношений на некую конкретную дату, которая будет определена как дата завершения действия сегодняшнего действующего пенсионного законодательства.

Без подведения подобного итога по каждому человеку персонально и исчисления суммы реальных обязательств ПФ Украины и всего государства перед всеми пенсионерами и участниками фонда какие-либо дальнейшие действия бессмысленны, абсурдны, если не откровенно преступны.

Тащить за собой в завтра в новую «белую и пушистую» пенсионную систему долг, размеров которого никто не знает, и который в будущем будет предметом тысяч, если не миллионов, исков в судах, — безумие, граничащее с самоубийством.

Если уже сегодня некоторые юристы думают о том, как не выполнять решение Европейского суда в части начисления пенсий и надбавок, предусмотренных законодательством, и предлагают еще одну цирковую задачу для Конституционного суда — признать неконституционным собственное же решение о неконституционности установления законом о бюджете ограничений в выплате законных надбавок и льгот, то это, конечно, может стать еще одним гвоздем в гроб отечественного конституционализма. Но нельзя не думать о том, что в этом деревянном ящике может оказаться не только конституционное право, но и основы правопорядка в стране.

Только зная до копейки по суммам, до дня по срокам, обязательства ПФ, точнее — государства, по уже сложившимся и прерываемым взаимоотношениям в рамках сегодняшнего пенсионного законодательства, государство сможет выстроить какую-то внятную и реальную политику (какую именно — не будем забегать вперед) в пенсионном вопросе.

Только зная с точностью до копейки суммы и с точностью до дня сроки, что именно и сколько, и когда ему уже должно государство за участие в действующей пенсионной системе, гражданин, пенсионер, рабочий, безработный может (может, но еще далеко не обязан) принять как факт завершение действия сегодняшнего пенсионного законодательства и согласиться или не согласиться с будущей пенсионной системой.

Но абсолютно понятно — государство, которое не знает сколько, кому и когда должно уплатить по старым долгам, и не собирается ничего делать по новым.

Совершенно очевидно, — люди, с которым не только не рассчитались по старым долгам, но и даже не посчитали их, никогда не поверят государству, которое не справилось со своими обязательствами и пытается отказаться от них, смешав фигуры на шахматной доске и провозгласив «китайскую ничью».

Пенсионный фонд — банкрот, и нечего маскировать это реформами, висящими в воздухе и не опирающимися на реальный ликвидационный баланс.

Каждый из нас, платя сам или опосредованно через работодателя сборы в ПФ, должен ясно знать — эти деньги ПФ не собирает и не бережет для нас. Этими деньгами затыкаются дыры предыдущих периодов — ими платят пенсии сегодняшним пенсионерам, чьи пенсионные взносы уже давным давно проедены. Никаких реальных перспектив, надежд на то, что уплачиваемые сегодня взносы когда-нибудь вернутся в виде пенсий нам с вами, нет. Физически ни этих денег, ни иных активов сегодня нет ни в фонде, ни у государства.

Позволить безнаказанно списать на реформу — как на войну, на МВФ — как на стихию все те взносы, которые уже уплачены каждым работающим — это преступление, за которое неминуема ответственность.

Необходима правда — четкая, честная, взаимно согласованная. И — сроки наступления обязательств перед каждым участником системы пенсионного страхования.

Иное дело, что Пенсионный фонд, сгоряча названный некогда именно так, никогда и не был-то фондом, как финансовым учреждением, никогда не имел самостоятельности в распоряжении накопленными средствами, в определении и проведении своей политики. Это была и есть гигантская счетная контора, имевшая не партнерские, а административные отношения с пенсионерами и участниками фонда, послушно выполнявшая противозаконные требования и методики, направленные на обжуливание людей, экономию на них от имени государства.

Сегодня никто не верит в справедливость существующей пенсионной системы и даже в обычную, уже не говорю — порядочность, — просто законность многих действий, его сотрудников — от пишущих инструкции и методички до самых конечных исполнителей, понимающих, что именно они творят, но зависимых от системы, и работающим на выполнение «экономных» решений начальства, а не исполнения закона.

Если банкротство и ликвидация ПФ пройдут под маркой очередного стандартного «улучшения» его деятельности и забвения долгов — на будущей пенсионной реформе и социальном мире, не говоря уже о социальном партнерстве, стоит просто забыть…

На сегодня — достаточно. Судя по всему, реформу внесут в сессионный зал еще не завтра, поэтому у нас впереди есть возможность высказать еще несколько соображений по этому вопросу.

lb.ua

 


Реклама