Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Луганск и Киев торговые партнеры?
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Луганск и Киев торговые партнеры?

12:10 01.06.2015 830

161917Никакой блокады Донбасса нет. Есть огромный бизнес террористов и предателей в украинской армии и власти.

Украинские блок-посты собирают дань с каждой фуры, которая везет украинский товар на оккупированную территорию. Машины с едой, сигаретами и алкоголем почему-то называют «контрабандой», хотя ни одного законодательного ограничения на торговлю не существует. Постепенно в «ЛНР» украинские продукты исчезают, их вытесняют российские. Это еще более отдаляет оккупированный Луганск от украинской действительности. Меньше товаров — меньше воспоминаний о сытом прошлом. Меньше желания быть частью Украины, которая теперь так далеко.

Сразу стоит понять три вещи. Первая: негласный запрет поставок украинской продукции на оккупированные территории выгоден только тем украинским политикам и чиновникам, которые контролируют сбор взяток на блок-постах. Практической пользы от этого Украине — ноль. Террористы и так имеют все, что нужно, а от блокады страдают простые люди. Вторая: товары, произведенные на оккупированных территориях и проданные в Украине, действительно обогащают террористов. Их ввоз нужно блокировать, и это можно сделать официально. Третья: уголь из «ЛНР / ДНР» нужен Украине, чтобы была электроэнергия на наших предприятиях и в городах.

Луганск уже 6 месяцев кричит о блокаде, с тех пор, как Киев официально перестал выплачивать пенсии и зарплаты, а также поставлять продукты.

И только в мае председатель областной военной администрации Луганщины Геннадий Москаль запретил движение грузовиков через «линию размежевания». А полки луганских магазинов переполнены товарами украинского производства. При этом, в Киеве легко можно найти муку или макароны луганских фабрик, а уголь вообще везут целыми фурами.

Кто и как зарабатывает на поставках продукции разграничения — выяснить не так просто, ведь берут взятки не только террористы, но и украинские военнослужащие.
Блат и импорт

«Если закрыть глаза и оказаться в центре Луганска сейчас, если у тебя есть деньги, то ты увидишь, что в магазинах достаточно продуктов, на улицах полно людей, а любые конфеты можно купить в киоске. За рубли. За карты. В выходные», — рассказывает Елена, которая работает медсестрой и не получала зарплату с мая прошлого года.

Действительно, в каждом магазине легко найти конфеты «Рошен», шампанское «Артемовское», колбасу «Полтавскую» и даже бандеровский, с точки зрения местных, «Закарпатский» коньяк.

Все это стоит дороже, чем в любом городе Украины, и попадает на территорию оккупированного Луганска неофициально, так сказать, контрабандой. То, что очень трудно достать в России, чего просто не производят, везут через украинские блокпосты.

Путь довольно прост — Киев — Харьков — Старобельск — Станица Луганская — Луганск. Каждый водитель платит за свой ​​товар. Сначала солдатам, затем террористам. За обычные продукты получается 1000 гривен с тонны. Если ты везешь водку или пиво — к каждой тысяче стоит добавить 6 гривен за литр алкоголя. Табак по 8 гривен за 10 пачек.

Так, на полках в Луганске рядом с киевскими сигаретами «Прилуки» разложены «Новороссия», привезенные из Ростова.

Несмотря на все «усиления» пропускного режима, не переводятся смельчаки, которые готовы обеспечивать людей на оккупированных территориях украинскими товарами. Потому что есть спрос, который, как известно определяет предложение.

В последнее время возить товар через Украину все сложнее, Москаль лично тормозил фуры с пивом, и даже знакомые коррупционеры-военные не спасают ситуацию. Теперь удобнее ехать через Харьков и ввозить контрабанду на неконтролируемые пункты пропуска под Краснодоном, там, где заходит военная техника.

Также часто товар идет через лисичанские блокпосты.

Хотя товар из России везти проще и безопаснее, на российской таможне не проверяют и не берут деньги за пошлину, все же, украинский производитель пользуется большим спросом, к нему привыкли.

«Это невозможно есть. Это просто набор жил и костей. Это разве тушенка? Все говорили о советских стандартах, и что? Это стандарты Северной Кореи. Я могу покупать только украинскую тушенку, хотя и дороже», — жалуется профессор одного из вузов, который захватили оккупанты.

Под страхом тюрьмы, штрафа, а, иногда, и физической расправы сумасшедшие водители везут в заблокированный Луганск то, о чем так соскучились жители оккупированного города.

«Ну, любят „Pepsi“, „Camel“, любят колбасу копченую. Я везу через Лисичанский (блокпост — ред.), ну вы знаете, все возят там. Накручиваю, а что? Как жить, если отберут? Это как страховка», — уверяет Артур, водитель фуры.
Цены на привезенные продукты в 4-6 раз выше. Например, бутылка пепси обойдется в 50-60 гривен, пиво «Zibert» будет стоить 70 гривен за 2 литра, «Прилуки» около 30 гривен. Такая цена — это залог безопасности продавцов и поставщиков: если товар отберут на блокпосту — продавец не останется в убытке.

Отдельная категория — это мясо и овощи. Их везут или из России, или из соседней станицы Луганской, которая находится под контролем украинской армии.

Станичники, понимая свою выгоду, завышают цены на мясо в 2 раза. Когда же пенсионеры пытаются зайти в свободную Станицу, их просто не пускают такие же люди.

«Они купят здесь все дешево и мы ничего не заработаем. У нас жизнь не сахар. Ты, кстати, слышал, как танк едет? Ну и молчи, знаешь, чего стоит вырастить эти овощи? »- ругается на меня жительница станицы Ирина.

Они специально ломают мост, по которому жители «ЛНР» могут прийти в Станицу и купить продукты дешево, специально не пускают их, чтобы потом приехать в Луганск и продать дороже.

Теперь, все же, из России доставлять продукцию и дешевле, и безопаснее. Появились даже несколько фирм, которые занимаются только такими поставками.

«Мы гоняем фуры через Ростов, здесь свои, в России никто не требует денег — гуманитарку вроде как везем», — говорит Вадим, владелец такой фирмы.

Да, постепенно Россия вытесняет качественный украинский рынок. Это еще более отдаляет оккупированный Луганск от украинской действительности. Меньше товаров — меньше воспоминаний о сытом прошлом. Меньше желание быть частью Украины, которая теперь так далеко.

Кухня террористов

С той стороны фронта все еще ​​сложнее. Во-первых, Луганск раздирают постоянные междоусобицы, яркий пример — убийство комбрига отряда «Призрак» Алексея Мозгового, который контролировал часть Алчевского металлургического комбината. Именно он отправлял металл, уголь и продукцию прокатного стана в Украину. Плотницкому это не понравилось, и Мозгового убрали.

Уголь

Возить то в Киев из Луганска — это играть в наперстки с кидалами. Твой связной на блок-посту сепаратистов может исчезнуть, его могут убить свои же, или он просто пойдет на дембель.

«В июле мы везли будь здоров! Теперь через Россию легче. Здесь не проедешь, эти суки звереют», — по секрету говорит мой одноклассник, террорист ЛНР «Тур» о своих же.

Тем не менее, в Киеве можно купить луганские муку, макароны, донецкую зубную пасту. А главное, часть угля, который сгорает в котельных Киева — это контрабанда из Луганска.

Уголь и продукты покупают непосредственно через руководителей республики. Схема довольно проста: кто-то внутри «ЛНР» говорит с Плотницким или его помощником, дальше, за определенную плату, как правило, 10-15 тыс долларов за «лицензию», обсуждается цена за тонну. После этого уголь спокойно вывозят целыми фурами через блокпосты или российский Белгород. Там тоже все куплено.

Другие карточки на уголь имеют российские военные, которые вывозят твердое топливо безлимитно, но это отдельная тема.

Уже к концу мая в Киеве почти исчезли луганские продукты, их стало возить настолько трудно, что даже со всеми накрутками они не окупают свою стоимость, хотя бизнес очень выгоден.

По сути, террористы Луганска получают 100% прибыли при 0% расходов. Ведь все производство просто отжато, за свет и воду никто не платит, а рабочие работают за паек с ужасной русской тушенкой. Сырье сохранилось на складах, технология досталась от Украины. Но даже несмотря на это, свободная Украина больше не нуждается в продуктах с оккупированных территорий.

Товары, изготовленные на оккупированных территориях, имеют 100% рентабельность. Заводы и сырье «отжаты», зарплату дают продпайками.

Теперь владельцы бизнеса в «ЛНР» вынуждены искать рынки сбыта в России — возможно, там купят джинсы с «Gloria Jeans», макароны с «Луганскмлын» и сталь с завода «Маршал».
Есть ли блокада?

Блокада Донбасса — это популярная тема риторики всех политических сил от «Оппозиционного блока» Юлии Тимошенко, которая обещает Луганску процветание. Сами луганчане тоже любят жаловаться на притеснения со стороны Украины.

Однако, факты говорят сами за себя: никакой блокады на Донбассе нет. Зато есть многомиллионный бизнес, на котором наживаются террористы и отдельные представители украинской армии и власти.

Если у вас есть деньги, а деньги есть только у тех, кто служит в милиции «ЛНР» или получает зарплату контрактника, как российский военный, если вы контролируете блокпост, вы всегда будете иметь доступ к украинским товарам в Луганске, который уже год как столица так называемой республики.

Каждый день фуры с продуктами и алкоголем едут в Луганск, каждый день фуры с углем едут в Киев из Луганска.

Каждый день происходят теневые сделки на большие суммы, а в телевизоре очередной Москаль ловит показательный груз на камеру.

А если закрыть глаза, стать в центре Луганска, если у тебя в кармане куча денег, то можно представить, что ничего не произошло, войны — не было, оккупантов — не существует. Если закрыть глаза, то можно представить, что Луганск — это Украина, а его разрушенные улицы — это просто неловкая политика центральной власти. Если закрыть глаза — то можно представить. Если закрыть глаза…

По материалам: argumentua.com


Реклама

  • СФ: Иногда хочется закрыть глаза и не открывать что бы не видеть все это безобразие которое сотворили с Украиной!