Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Государство против волонтерских «ОПГ»
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Государство против волонтерских «ОПГ»

13:49 22.10.2015 189

2593099ca49786a9926aa95dc7f52dbd_XLЯ надеялся, что никогда не придется писать такую колонку. Но, видимо, не всех «больных война убила».
В течении недели на три крупных волонтерских организации («Народный проект», АрміяSOS и ArmyHelp) наехали 3 разных «правоохранительных» ведомства (СБУ, милиция и военная прокуратура).
Наезд на «Народный проект» сопровождался радостным улюлюканием некоторых «народных избранников» в частности Дмитрия Тымчука.
Все происходило с хамством, наглостью и в преддверии выборов. Перед тем как перейти к сути этой крайне злой колонки я расскажу предысторию наших отношений с государством. И как мы до этого докатились.
Сразу же оговорюсь, что к «Повернись живим» пока еще никто не пришел. Но юристов на всякий случай мы уже присматриваем. Бесцеремонность и откровенное хамство «людей в погонах» не оставляет нам вариантов – мы готовимся защищаться сами и помогать другим.

Итак, предыстория:

Странную профессию «волонтер» я начал осваивать в мае 2014-го, когда вся страна ждала «выборов в один тур», после которых нам обещали закончить войну и организовать процветание. Я не питал никогда иллюзий по поводу выборов и наших политиков, но тогда выборы были нужны и все их ждали. В стране разгоралась война и армии нужен был главнокомандующий, а нам — президент.

В это же самое время министерство обороны стало обращать внимание на странных людей, которые сами стали возить на фронт то, чего они не могли из-за «сложных и запутанных процедур». В основном все возили бронежилеты и каски. Мы уже начали покупать тепловизоры и приборы ночного видения. Каждый делал свое. Война застала врасплох, приходилось быстро разбираться в ситуации и вникать в суть.

Первая встреча с минобороны, на которую позвали меня проходила в Доме офицеров, я не знаю была ли она первой. Я заехал туда без иллюзий, понимая, что чуда не будет. Его и не было. Мы говорили на своем языке, они – на своем. Гнилая до гвоздей в паркете, нежизнеспособная структура смогла обеспечить своих солдат бронежилетами лишь после 9 месяцев войны.

И за полтора года не смогла купить ни одного тепловизора.

Теперь давайте посмотрим, чем же отличилось МО за 23 года своего существования. На момент начала войны.

Согласно Википедии:

«После распада СССР и провозглашения в 1991 году независимости, Украина унаследовала одну из наиболее мощных группировок войск в Европе, оснащенную ядерным оружием и в целом относительно современными образцами обычного вооружения и военной техники.

На территории Украины к тому времени дислоцировались: ракетная армия, три армии и две танковые армии, один армейский корпус, четыре воздушные армии, отдельная армия противовоздушной обороны (ПВО), Военно-морские силы Украины.

Всего группировка войск и сил начисляла возле 780 тысяч человек личного состава, 6,5 тысячи танков, около 7 тысяч боевых бронированных машин, до 1,5 тысячи боевых самолётов, свыше 350 кораблей и судов обеспечения, 1 272 стратегических ядерных боеголовок межконтинентальных баллистических ракет и почти 2,5 тысячи единиц тактического ядерного оружия».

Если говорить проще: на момент распада СССР наша армия была одной из самых сильных в Европе.

При желании мы могли бы спокойно оттяпать часть Польши или завоевать Венгрию. Мы не собирались этого делать, но были могущественным военным государством, на которое никто бы не посмел напасть.

Еще на военке в институте мне говорили, что наша техника не способна выехать даже из гаража.

И дело тут не только в министрах и депутатах. Наши вооружения списывались и продавались на металлолом. Дяди с золотыми кольцами приходили на танкоремонтные заводы и в кабинеты МО и «решали вопросы». Потом «решалы» поумнели, и наша техника стала списываться и продаваться на другие войны и континенты.

Сам по себе министр обороны не смог бы такое делать. Тут работали все дружно, всем министерством. И откаты на закупках тут просто блекнут перед другими «явлениями». Военная машина ценой в сотни миллиардов долларов была утрачена.

Большая часть техники вышла из строя из-за неправильного хранения и виртуального «обслуживания». На этом даже никто не заработал. Бездарно были потеряны тысячи единиц техники и вооружений, включая ядерное. А помните взрывы на военных складах? Я сам простоял в поезде в Крым больше суток из-за тех взрывов. Чтобы списать украденное взорвали все, что осталось?

По версии «следствия», на одном из взорванных складов одновременно работали болгаркой возле взрывчатки и курили. Это на том самом складе, где царит строжайшая техника безопасности и при входе необходимо выкладывать из карманов все содержимое.

На ваш взгляд, такое «недоразумение» могло произойти без ведома министра обороны? Спорим вы даже помните его фамилию?

Развалить такую машину в одиночку президенты и министры просто не могли. В развале войск принимали участие все высокопоставленные лица МО и ГШ, некоторые из которых до сих пор занимают свои кресла.

На момент начала АТО у нас было несколько боеспособных батальонов десантников, которые держали для участия в миротворческих миссиях и учениях. Контрактники в полках специального назначения, немного народу в механизированных войсках и Альфа. Нынешний комбат 2-го батальона 95-й бригады Паша Медведь на тот момент был ротным. В его роте служило менее десяти человек, вместо почти ста…

Можете представить, что в это время происходило в мотопехотных и механизированных бригадах? Вот-вот

Но вернемся в май 2014-го года. Министром обороны тогда был Коваль, о котором я даже вспомнить ничего не могу. После него пришел Гелетей, о котором вспоминать мне не хочется.

Чтобы вы понимали – министерство обороны отвечает за снабжение, а Генеральный штаб – за войну. При том, что на МО стали выделяться рекордные деньги, закупки шли плохо и у 3-го полка спецназа, который принял первый бой в Донецком аэропорту зачастую не было даже бронежилетов.

Люди гибли десятками из-за нехватки банальных вещей: каска, бронежилет, тепловизор. Более 800 сотрудников МО уходили домой вовремя, согласно трудового законодательства. Нужно было что-то менять. Но общение с министерством обороны сводило в тупик все потуги. Надежды не было видно. И вдруг…

В конце июля 2014-го года президент решил собрать представителей волонтерских организаций у себя. Волонтер Давид Арахамия тогда предложил эту встречу бойкотировать. Я объяснил ему что, если мы не придём – придут представители никому не известных организаций и предвыборную картинку Президент получит (выборы в верховную раду были на расстоянии пары месяцев). Так хотя бы был шанс что-то сказать.

Президент нас крепко удивил. Я не отношусь к числу его фанатов, но он смог расположить к себе волонтеров.

Фактически в тот день были открыты «социальные лифты» и мы поняли, что государство с нами заодно. В министерство обороны стали проходить люди, которые своей работой доказали, что хотят перемен в нашей армии. И что для них реформы в МО – это жизни солдат, а не показуха.

Их пропускали туда через пятичасовые проверки на детекторе лжи и жесткие собеседования. Настолько жесткого отбора нет ни в одной западной компании. Но у нас война и война требует огромной скрупулёзности в кадрах.

Скажу честно, что отдельно взятые личности в Волонтерском Десанте у меня вызывают большие вопросы. И их назначения мне не ясны до сих пор. При этом сама идея была правильной – нужны были люди, которые придут «из вне» системы и будут полны решимости ее менять. Они пришли и ударились о стену системы. Саботаж начинался от отдельных лиц до целых департаментов.

Думаю, что вы прекрасно понимаете – что корень коррупции в нашей стране – низкая зарплата чиновника. Мы так заигрались в популизм и так хотели, чтобы нам «служили» практически бесплатно, что потеряли армию.

Нужно быть коррупционером или фанатиком, чтобы при зарплате в 1400 гривен пахать и не воровать, когда через тебя проходят миллионы и миллиарды. Фанатиков было мало. Быстрого решения зарплатного вопроса не было. Но людей нужно было кормить и мотивировать, поскольку война никого не ждала. «Народный проект» Давида Арахамия начал в открытую собирать деньги и официально, с уплатой всех налогов, доплачивать «волонтерскому десанту». Это позволило им «жить на одну зарплату» и продавливать реформы дальше, не ввязываясь в коррупцию.

В это же самое время многие из нас решили остаться волонтерами. До результатов реформ «десанта» надо было еще долго ждать, а тепловизоры и беспилотники нужны были на вчера.

В прошлом году волонтерская группа АрміяSOS сделала беспрецедентный проект. Они разработали программу расчёта для артиллерии. Все что было надо – купить планшет и отвезти его к ним в офис. Программа позволяла в разы ускорить и повысить точность артиллерийских расчетов. Бить по противнику, а не по жилому кварталу. Накрывать его быстро, а не «насыпать» туда, где его уже нет.

Все волонтерские группы повезли к ним тысячи планшетов на «перепрошивку». Эти планшеты сыграли огромную роль в ходе артиллерийских дуэлей и позволили нам сэкономить тонны снарядов и сотни жизней.

Каждый занимался своим. Мы не волшебники, но сделали что могли. По словам самих солдат, без волонтеров мы бы проиграли войну еще в прошлом году. Возможно так и есть. Мы прошли вместе с армией Аэропорт, Дебальцево, Марьинку, оба Минска и один Париж. И, видимо, мы кому-то стали мешать.

На прошлой неделе один за другим произошло три тревожных события.

Сначала военная прокуратура завела уголовное дело на Давида Арахамию за «взяточничество» и организацию ОПГ. Суть обвинения проста – он организовал денежные выплаты группе людей, которые смогли внедриться в министерство обороны и провести там ряд реформ.

Потом милиция начала вести «вежливые беседы» с организацией ArmyHelp.

Ну а вишенку на торте поставил человек, представившийся сотрудником внутренней безопасности СБУ. Он в гостинице «Краматорск» 17-го октября в хамской форме и с угрозами провел допрос Алины Михайловой из АрмииSOS.

Его поведение выходило за рамки хамства и служебных полномочий, но спорить с вооруженными людьми в АТО студентка факультета политологии университета имени Шевченко оказалась не готова. Кроме того, на одном из складов АрмииSOS прошел обыск. Причем «обыскуны» позвонили волонтерам, сказали, что у них пожар или потоп и срочно надо ехать открывать. На фразы сомнений они ответили в трубку: «людям надо верить». Причиной для обыска было подозрение в расстреле инкассаторской машины в 2014-м году…

Пока что происходящее не похоже на систему, но выглядит очень грустно и напоминает творчество «позднего Януковича».

Я слабо верю, что три разных ведомства могли сами по себе начать синхронно кошмарить 3 разных волонтерских организации. Как сказал мне в личном разговоре Роман Синицин: «они решили, что война закончилась и мы больше не нужны».

Пока хочу добавить пару фактов, которые наши «органы» могут подшить к делу:

Волонтерский десант и Давид Арахамия в частности провели за год своей работы такие реформы:

1) Провели разработку полностью новых стандартов вещевого обеспечения;

2) Первые в стране внедрили электронную систему закупок Prozorro. До конца года благодаря этому сэкономим 192 млн. грн бюджетных средств;

3) Сформировали нормальную вменяемую структуру проектного офиса, опубликовали план реформ ;

4) Создали центр для проверки сотрудников МО на детекторе лжи;

5) Создали штаб «Сармат», который решает вопрос «последней мили» — доставки материальных ценностей со складов до конкретного солдата, решая таким образом вопрос тупости тыловиков;

6) Провели переговоры по закупке радиостанций Harris и сэкономили около 80 млн грн.

Это вкратце. В оружейную тему волонтеров не пустил Генштаб, мол сами разберемся. Хотя по оценкам самих сотрудников генерального штаба – реформы в министерстве обороны идут несравнимо быстрее и эффективнее. Может пора и в оружие пустить? Может у нас наконец появятся нормальные снайперские стволы?

«ОПГ АрміяSOS», в которую входит немало студентов и айтишников в прошлом году провела «реформу снизу» нашей артиллерии. Именно по их планшетам наша артиллерия «насыпала ответку» в самых горячих противостояниях этой войны.

Ну и к слову. В прошлом году, согласно декларации, жена генерального военного прокурора Матиоса в 2014-м году заработала 34,7 миллиона гривен. Немногим больше в прошлом году смогла собрать, и организованная мною «ОПГ «Повернись Живим». На собранные деньги мы купили сотни тепловизоров, прицелов, раций и приборов ночного видения. Наше оборудование было на Рейде 95-й бригады, в Иловайске, Дебальцево и Марьинке.

На данный момент больше половины тепловизоров в АТО были поставлены нашей организацией. Без них оборона того же донецкого аэропорта была бы попросту невозможна и закончилась бы гораздо раньше. Там же были планшеты АрмииSOS и тюнинги для АК от «Народного проекта». Еще раз поклон до земли всем, кто нас поддерживал.

Интересно, а что в это время делала настолько талантливая жена генерального военного прокурора, чей муж с таким рвением взялся за «Народный проект», при массированной информационной поддержке Дмитрия Тымчука?

В такие моменты мне хочется забыть, что одним из главных принципов «Вернись живым» является аполитичность и вспомнить, кто же у нас назначает генерального военного прокурора, главу СБУ и милиционера, который говорит, что «людям надо верить», а потом выворачивает твой офис.

Вспомнить, кто и когда был министром обороны и за какие «заслуги» его помнят. И главное – вспомнить, кто и что делал, когда в стране во всю полыхала война.

Я не обеляю волонтеров, и они бывают разные как среди тех, кто остался – так и тех, кто ушел во власть. Но по чему-то «органы» взялись за волонтеров, к прозрачности которых нет вопросов. При этом для давления используются надуманные предлоги. Это угнетает.

Что же нам с вами делать? Не паниковать и действовать. Есть одно оружие, которого эта власть боится больше, чем огня и не знает, как от него защититься – это общественное мнение.

Мы же пока будем консультироваться с юристами и продолжим покупать планшеты и тепловизоры, генераторы и машины.

Зима будет холодной, а ночи длинными и наш священный долг не оставить ребят с ней один на один. И главное – армия должна быть готовой к войне. Мы знаем к чему приводит безразличие к своей армии.

Для облегчения работы органов приведу список преступлений, совершённых нашей ОПГ на деньги, собранные «преступным путем» у пенсионеров и студентов, наемных работников и хозяев бизнесса:

500 тепловизоров

224 приборов ночного видения поколения 2+ и выше

Столько же прицелов

Больше 400 раций в том числе дорогих цифровых Моторол

Больше 100 купленных или отремонтированных транспортных средств (включая БТРы, Уралы, джипы и ГАЗ-66)

Наша помощь есть во всех крупных подразделениях, принимающих участие в АТО и во всех прифронтовых госпиталях, принимающих раненных солдат.

По материалам: vgoru.org


Реклама