Антикоррупционный портал job-sbu.org > Аналитика > Борьба с агрессией или ее имитация?
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Борьба с агрессией или ее имитация?

14:54 10.03.2017 198

1484587031-7309Нынешняя блокада оккупированных территорий стала следствием безответственности высшей власти Украины и ее имитации борьбы с российской агрессией. Правовой аспект противостояния может иметь решающее значение.

Сегодня в центре внимания украинского общества, политикума и экспертной среды оказалась торговая блокада оккупированных Российской Федерацией районов Донецкой и Луганской областей, которую 25 февраля 2017 года начали ветераны Вооруженных сил Украины и представители патриотических общественных объединений.
После того как Комитет Верховной Рады Украины по вопросам государственного строительства, региональной политики и местного самоуправления отказался поддержать компромиссный проект закона Украины «О временно оккупированной территории Украины», разработанный в результате многомесячных обсуждений и дискуссий, к участникам блокады присоединились депутаты фракции «Самопомощи» (инициаторы указанного законопроекта) и некоторые внефракционные депутаты.
Глубинной причиной блокады ОРДиЛО стало недовольство значительной части общества несостоятельностью, а скорее — нежеланием высшего политического руководства государства осуществлять последовательную политику в отношении Российской Федерации как государства-агрессора, неспособность сформулировать четкую правовую позицию Украины относительно международно-правовой ответственности России за агрессию против Украины.

Терроризм или агрессия?

В течение 2014-2016 годов Верховная Рада Украины приняла ряд важных документов:

— Декларация от 20 марта 2014 года «О борьбе за освобождение Украины»;

— Закон Украины от 15 апреля 2014 года № 1207-VII «Об обеспечении прав и свобод граждан на временно оккупированной территории Украины»;

— Заявление от 16 апреля 2014 года № 1217-VII «Об инициативе международных переговоров по деэскалации ситуации вокруг Украины»;

— Постановление Верховной Рады Украины от 27 января 2015 года № 129-VIII «Об Обращении Верховной Рады Украины к Организации Объединенных Наций, Европейскому Парламенту, Парламентской Ассамблее Совета Европы, Парламентской Ассамблее НАТО, Парламентской Ассамблее ОБСЕ, Парламентской Ассамблее ГУАМ, национальным парламентам государств мира о признании Российской Федерации государством-агрессором ;

— Постановление Верховной Рады Украины от 4 февраля 2015 года № 145-VIII «О Заявлении Верховной Рады Украины «О признании Украиной юрисдикции Международного уголовного суда о совершении преступлений против человечности и военных преступлений высшими должностными лицами Российской Федерации и руководителями террористических организаций „ДНР“ и „ЛНР“, которые привели к особо тяжким последствиям и массовому убийству украинских граждан»;

— Постановление Верховной Рады Украины от 21 мая 2015 года № 462-VIII «О Заявлении Верховной Рады Украины «Об отступление Украины от отдельных обязательств, определенных Международным пактом о гражданских и политических правах и Конвенции о защите прав человека и основных свобод»;

— Постановление Верховной Рады Украины от 18 февраля 2016 года № 1014-VIII «Об Обращении Верховной Рады Украины к парламентам иностранных государств, парламентским ассамблеям международных организаций по осуждению продолжающейся агрессии Российской Федерации против Украины».

Положения этих нормативных актов имели все основания стать концептуальным основанием для выработки президентом Украины, СНБО и Кабинетом Министров Украины обобщенной правовой модели отпора вооруженной агрессии России и ликвидации ее последствий. Они могли стать основой не только для осуществления четкого политического курса в отношении государства-агрессора, но и для концентрации дипломатических усилий на создании широкой антипутинской коалиции.

Однако украинская власть этого не сделала.

Недавно начался четвертый год вооруженной агрессии России против Украины. Несмотря на это, мы и в дальнейшем сохраняем с агрессором дипломатические отношения, а вооруженная отпор российской агрессии и в дальнейшем основывается на Законе Украины от 20 марта 2003 года № 638-IV «О борьбе с терроризмом», введенном в действие в. о. президента Украины Александром Турчиновым Указом № 405/2014 от 14 апреля 2014 года «О неотложных мерах по преодолению террористической угрозы и сохранение территориальной целостности Украины». И даже на момент принятия Указа было ясно, что Украина подверглась не спорадическим террористическим атакам какой-то террористической организации, а стала объектом спланированной и широкомасштабной вооруженной агрессии со стороны Российской Федерации. Как свидетельствовали доклад Пограничной службы Украины и информация Службы безопасности Украины, ее начальная фаза началась в Крыму еще 20 февраля 2014 года.
Сегодня российская вооруженная агрессия против Украины продолжается. Никаких признаков ее прекращения не наблюдается.
Не говорите о войне

Учитывая это, основанием вооруженного отпора Российской Федерации как государству-агрессору является ст. 51 Устава ООН и Закон Украины № 1932-ХII от 6 декабря 1991 года «Об обороне Украины». Ст. 1 Закона воспроизводит установленную резолюцией 3314 (ХХІХ) Генеральной Ассамблеи ООН «Определение агрессии» от 14 декабря 1974 года квалификацию вооруженной агрессии, под которую подпадают все составляющие российского вооруженного нападения на Украину, а ст. 4 под названием «Отпор вооруженной агрессии против Украины» предусматривает: «В случае вооруженной агрессии против Украины или угрозы нападения на Украину Президент Украины принимает решение о всеобщей или частичной мобилизации, введении военного положения в Украине или отдельных ее местностях, применении Вооруженных сил Украины, других военных формирований, образованных в соответствии с законами Украины, подает его Верховной Раде на одобрение или утверждение, а также вносит в Верховную Раду Украины представление об объявлении состояния войны».

Петр Порошенко, избранный президентом Украины 25 мая 2014 года, не воспользовался всеми своими полномочиями и не обеспечил перевод вооруженного сопротивления Украины российской агрессии из режима антитеррористической операции в режим отпора вооруженной агрессии Российской Федерации в соответствии с пунктами 1, 17, 20 ст. 106 Конституции, ст. 4 Закона Украины «Об обороне Украины» и Закона «О правовом режиме военного положения» от 6 апреля 2000 года № 1647-III. И до сих пор отпором вооруженной агрессии России руководит не главнокомандующий Вооруженных сил Украины, а глава Антитеррористического центра СБУ.

Как и три года назад, в официальных документах и заявлениях лиц и спикеров государства, в сообщениях украинских СМИ для обозначения такого явления, как самооборона Украины от вооруженной агрессии России, говорится об «АТО», а участников боевых действий против российского агрессора называют «участниками АТО», театр военных действий против агрессора — «зоной АТО», а российские иррегулярные вооруженные формирования именуются «боевиками», «террористами» и т. д..

Такой подход означает отрицание факта вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины и является оскорбительным для личного состава Вооруженных сил Украины, он вводит в заблуждение отечественное общество, дезориентирует мировое сообщество, подрывает правовую позицию украинского государства в вопросе международной ответственности агрессора.

Применение Закона Украины «О борьбе с терроризмом» как правового основания для отпора вооруженной агрессии России, которое продолжается и сейчас, создало юридическую основу для исков граждан и юридических лиц Украины, пострадавших в результате российской агрессии, к Украинскому государству, а не к государству-агрессору. На сегодня украинские суды рассмотрели примерно сотню таких исков и приняли решение о материальной компенсации истцов за счет государственного бюджета Украины.

Разрешить такую парадоксальную ситуацию попытался украинский адвокат и правозащитник Станислав Батрин. Еще 29 августа 2014 года он обратился в Шевченковский районный суд Киева с требованием об установлении факта вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины. Однако 12 мая 2016-го, после длительных проволочек с рассмотрением дела по существу, суд отказал в удовлетворении требований Батрина на том основании, что вооруженная агрессия РФ против Украины является общеизвестным фактом и установление этого факта никак не влияет на права и интересы истца. Это определение 6 августа 2016 года подтвердил Апелляционный суд Киева, согласившись с абсурдным обоснованием суда первой инстанции.

Стоит отметить, что на стадии апелляционного рассмотрения дела представитель Министерства иностранных дел Украины четко заявил, что его ведомство поддерживает требование истца. Однако суд принял противоположную позицию, которую на всех стадиях рассмотрения отстаивал представитель Администрации президента г. Гуцол, сотрудник Главного управления правовой политики АП.

Принятые судебные решения не являются окончательными, но они вредят формированию единой правовой позиции государства в вопросе юридической квалификации действий Российской Федерации как вооруженной агрессии и мешают созданию четких правовых оснований для защиты прав украинских граждан за счет государства-агрессора, а не жертвы агрессора.
Механизм противодействия агрессии

Последнее время в украинских СМИ, среди украинских экспертов и даже в заявлениях официальных лиц все чаще вооруженное противодействие Украины внешний российской агрессии в Донецкой и Луганской областях квалифицируется как «вооруженный конфликт» или даже просто как «конфликт на Востоке Украины». Таким образом создается фон для подтверждения ключевого тезиса российской власти и российской пропаганды о том, что на Востоке Украины тлеет внутриукраинский конфликт, к которому Российская Федерация абсолютно непричастна.

Нетрудно понять, что такой подход снимает вопрос о международно-правовой ответственности Российской Федерации за вооруженную агрессию против Украины и оправдывает тех, кто ценой предательства национальных интересов стремится развивать отношения с Россией.
Очевидны вредность и аморальность позиции людей, выступающих за мир с Россией любой ценой. Ведь на четвертый год агрессивной войны Российской Федерации против Украины были убиты и ранены более 30 тыс. украинских граждан, около 2 млн человек были вынуждены покинуть свои дома и стали внутренне перемещенными лицами, большие части украинской территории оккупировано.

На оккупированных территориях происходят массовые нарушения прав человека, совершаются военные преступления и преступления против человечности. Продолжаются разграбление и незаконное использование личного имущества внутренне перемещенных лиц, а также разграбление государственной собственности. Как следствие — украинское общество и государство понесли колоссальные моральные и материальные потери и убытки.

В этих обстоятельствах остается актуальной не раз высказываемая, в том числе и на страницах Тижня, предложение создать Институт правительственного уполномоченного или специальный межведомственный орган по противодействию и ликвидации последствий российской агрессии против Украины с отнесением к его компетенции таких основных вопросов:

— координация работы центральных органов исполнительной власти Украины по сбору, анализу и обобщению юридических доказательств совершения акта агрессии против Украины;

— Совершенствование и расширение нормативной базы реализации международно-правовой ответственности Российской Федерации как государства-агрессора путем внесения изменений и дополнений в принятые постановления Кабмина Украины и законы Украины, а также разработка новых рамочных законов о возмещении вреда, причиненного стране агрессией Российской Федерации и об уголовном наказании физических лиц за преступление агрессии, преступления против человечности и военные преступления, совершенные во время агрессии РФ против Украины;

— Координация работы центральных органов государственной власти Украины относительно определения объема материальной и морального вреда, причиненного Украине агрессией Российской Федерации;

— Подготовка консолидированной претензии Украины как государства, пострадавшей от агрессии, к Российской Федерации как государству-агрессору;

— Подготовка предложений относительно мер по реализации международно-правовой ответственности России как государства-агрессора на международном уровне;

— Осуществление координации и методического обеспечения деятельности органов исполнительной власти по возмещению убытков, причиняемых Украине, ее субъектам хозяйствования и гражданам вследствие совершения акта агрессии, в том числе посредством обращения в суды Украины, Европейский суд по правам человека, международные судебные органы, судебные органы иностранных государств;

— Разработка предложений по санкциям против Российской Федерации как государства-агрессора в рамках соответствующих международных организаций и координация мероприятий, направленных на практическую реализацию таких предложений;

— Взаимодействие с правоохранительными органами с целью и в рамках возбуждения уголовных производств против физических и юридических лиц в связи с совершением преступления агрессии и причиненным вследствие этого вредом;

— Координация мероприятий с целью привлечения судебными органами иностранных государств и международными судебными органами к индивидуальной уголовной ответственности лиц, виновных в планировании и совершении преступления агрессии, а также связанных с этим преступлениях;

— Подготовка предложений по мерам по восстановлению суверенитета Украины над ее временно оккупированными территориями;

— Подготовка предложений по мерам в ответ на недружественные действия РФ в экономических и двусторонних торговых отношениях, другие недружественные действия РФ, не связанные или связанные опосредованно с агрессией против Украины как в сфере двусторонних отношений, так и в рамках соответствующих международных экономических организаций, а также координация мероприятий, направленных на практическую реализацию таких предложений;

— Обеспечение межведомственной координации и взаимодействия с международными организациями в целях противодействия антиукраинской пропаганде РФ и формирования положительного образа Украины в международном информационном пространстве.

Предлагаемый подход к организации противодействия российской агрессии соответствует признанным в международном праве и международной практике моделям реализации международно-правовой ответственности государств-правонарушителей и будет способствовать повышению эффективности защиты национальных интересов Украины. Однако высшее политическое руководство Украины и дальше игнорирует это предложение.

Дела в международных судах

Зато власть пытается убедить украинское общество, что добьется успеха в международных судебных инстанциях. Известно, что сегодня Украина подала пять исков против Российской Федерации в Европейский суд по правам человека, один иск в Международный суд по правам человека, начала производства в Международном трибунале по морскому праву и признала обязательную юрисдикцию Международного уголовного суда.

Обращение в упомянутые международные суды не касается установления факта вооруженной агрессии Российской Федерации против Украины, решения вопроса об ответственности государства-агрессора, определения форм и объема этой ответственности, а также возмещения Украине убытков, которые она понесла в результате российской агрессии.

Даже положительное для Украины рассмотрение дела в Международном уголовном суде может завершиться только установлением и уголовной ответственностью высших должностных лиц Российской Федерации за военные преступления и преступления против человечности, совершенные ими во время агрессии против Украины, и вынесением им соответствующих приговоров. Вопросы реализации ответственности Российской Федерации как государства-агрессора МКС рассматривать НЕ БУДЕТ.

Иски Украины в Европейском суде по правам человека, Международном суде ООН и Международном трибунале по морскому праву касаются нарушений Российской Федерацией отдельных международных соглашений, таких как Европейская конвенция о защите прав человека и основных свобод 1950 года, Конвенция о ликвидации всех форм расовой дискриминации 1966, Международная конвенция о борьбе с финансированием терроризма 1999 года, Конвенция ООН по морскому праву 1982 года.

Международные производства в упомянутых международных судебных инстанциях будут ограничиваться установлением ответственности Российской Федерации не за вооруженную агрессию против Украины, а за невыполнение международных обязательств по определенным конвенционные актам при вооруженной агрессии против Украины. А вопрос ответственности Российской Федерации за совершение собственно преступления — агрессии и нарушения ею норм международного гуманитарного права рассматриваться НЕ БУДУТ.

В соответствии с нормами международного права, необходимым первичным условием реализации ответственности за совершение им каких-либо международно-противоправного деяния должным образом оформленная претензия государства, пострадавшего от международного правонарушения, к государству-правонарушителю. Не является исключением и реализация ответственности за вооруженную агрессию.

Итак, первым практическим шагом Украины как государства, подвергшегося агрессии со стороны России, должна стать подготовка консолидированной претензии к Российской Федерации как государству-агрессору и усиление санкций против России…

По материалам: argumentua.com


Реклама

  • Надежда Ивановна: Пока у руля Украины будет бизнесмен нечего хорошего не произойдет!