Антикоррупционный портал job-sbu.org > Без рубрики > Банковая создает три микрокабмина — для себя, Бойко и Колесникова
Голосование

Донбасс. Новороссия или Украина

Результаты опроса

Банковая создает три микрокабмина — для себя, Бойко и Колесникова

13:15 22.02.2011 275

Виктор Янукович продолжает начатую в декабре административную реформу. Напомним, что в декабре президент издал указ, которым реорганизовывал Кабинет министров Украины, в полтора раза сократив количество министров, заявив это как начало админреформы. А в феврале этого года было зарегистрировано два законопроекта, призванных, видимо, завершить оптимизацию государственной системы управления. Упомянутые проекты эксперты уже признали курсом на разрушение исполнительной власти.

О том, насколько оптимальной является предложенная президентским окружением схема и чем закончиться второй этап реформы, мы спросили у Виктора Небоженко, эксперта и социолога, работавшего в Администрации президента периода Кучмы и консультировавшего по этому вопросу многих украинских политиков.

Виктор Сергеевич, у вас сложилось мнение по поводу новых инициатив президента, а именно — законопроектов «О центральных органах исполнительной власти», «О Кабинете министров Украины»?

Виктор Небоженко: Первый вопрос, который у меня возник: почему проекты таких законов инициируются исполнительной властью, а не создаются в недрах Верховной Рады? Такие вещи должны делаться в парламенте. Но деморализованная Верховная Рада, комиссии, комитеты не выполняют свою законодательную работу. И происходят поразительные вещи: исполнительный орган, скорее всего Министерство юстиции , инициируют закон, призванный резко уменьшить полномочия Кабмина. То есть сам Кабмин сам уменьшает свои полномочия.

Это полный абсурд, очень похожий на то, когда законодательный орган страны, который по определенной процедуре должен менять Конституцию, легко отдал эту самую главную ценность (внесение изменений в Конституцию) малоизвестному и малоквалифицированному Конституционному суду, который сделал это со всевозможными нарушениями. Верховная Рада себя урезала, а теперь получается, что и Кабинет министров сам себя урезает.

С одной стороны, в Кабмине говорят, что нужны реформы, и декларируют, что там сидят реформаторы. С другой — в правительстве же все это передают в Администрацию президента. Мы видим дальнейшую концентрацию власти в руках Администрации. У нас формируется сильный президентский режим с элементами фаворитизма. Не исключено, что им будет становиться тот или иной руководитель АП. А руководители Администрации, бесспорно, будут меняться. Управлять будет не президент, потому что это трудно. Администрация будет заменять Кабмин.

Хорошо это или плохо? Сильная президентская республика — когда президент является и главой исполнительной власти, — это неплохо в слечае, если на нас напали враги или когда у нас есть сильная, яркая, и принятая большинством общества программа реформирования страны.

Но у нас нет ни консенсуса, ни реформ.

Еще в одном случае сильная президентская власть не навредит — когда страна погружается в коррупцию или в неуправляемое сепаратистское состояние. В таких случаях сильная президентская власть вытаскивает государство за волосы.

Сейчас нет ничего подобного.

Пока концентрация власти идет на пользу только АП, в где четко выделится любимчик, которого противопоставят и олигархам, и общественному мнению, и экспертной среде и Верховной Раде. Речь не о конкретном главе АП — завтра главой АП может быть другой человек, послезавтра — третий. Принцип фаворитизма остается, а люди могут меняться.

Но мы уже проживал период, когда Администрация президента ставала вторым Кабмином. И вы там даже, помнится, работали? Чем эта модель так опасна?

В период, о котором вы говорите, институты только формировались. В Украине не было налоговой службы. Напомню, что ее только создавал Азаров, ходил по кабинетам, дискутировал. У нас не было собственной валюты, фактически не было армии. Нужно было радикальным образом создать много вещей. И для этого нужна была концентрация власти.

Окружение Януковича говорит ему: давайте заберем власть, и тогда у нас появятся светлые и хорошие цели. Стабильность, благосостояние. Скорее всего, Янукович соскучился по работе Кабмина. В футболе он пытается играть роль играющего тренера, быть и президентом, и заниматься оперативной работой. Но тут он войдет в конфликты: с интересами транснациональных компаний, с экономическими интересами России (а ей давить на одного президента намного легче, чем на весь Кабмин и весь парламент). Примером этого может быть блестящая операция российских спецслужб: отправить нашу власть в Харьков и заставить подписать невыгодные Украине экономические соглашения, которые общественность протрактовала как начало экономического поглощения Украины. На самом деле из этих договоренностей реализовано то, что было нужно россиянам.

А теперь, когда все будет решаться в кабинете фаворита или президента, россияне будут очень быстро выкручивать руки и добиваться того, чего не могли добиться долгие годы.

Теперь о коррупции. Да, сильная президентская власть может победить коррупцию. Но если сильная президентская власть создается для того, чтобы усилить коррупционную систему, то это большая беда для страны.

Еще один важный момент. Подобная система, которую формирует президентское окружение, порождает конфликт между региональным и отраслевым способом управления. Если в нынешнем законопроекте власть концентрируется у президента, то встанет вопрос: кто сильнее — губернатор или министр. При нормальной структуре власти, с логичным ее делением, подобной проблемы нет, у каждого свои полномочия. Но в новых проектах губернаторы как новая чисто президентская вертикаль будут влиять на формирование отраслевых органов министерств. А это уже тупик. Грубо говоря: кому будут подчиняться директора заводов — губернатору или министру, который выдвигает их на должность.

Конфликт между ветвями власти мы переносим в регионы. Дальше возникновение сильных губернаторских регионов приведет к столкновению с местным бизнесом. Представляете ситуацию: завод Пинчука находится в какой-то области, губернатор которой входит в число фаворитов президента. Неизбежен конфликт. Ну, хорошо, в Донецке Ахметов добьется, чтобы губернатор понимал его с полуслова. Ну а в других регионах этого не произойдет. В Харькове, в Одессе…

Представляете ситуацию, когда Янукович присылает в Харьков сильного губернатора? Неизбежен конфликт с тандемом харьковских политиков. То есть при всей кажущейся рациональной необходимости концентрации власти конфликты переходят с верхнего уровня (где они всегда публично разрешаются во всем мире) в нижний уровень, где они никогда не разрешаются. Вот это главная беда. Механизм, который предлагает президентское окружение, еще более тяжело управляем, чем тот который есть сейчас, когда власть разделена между АП и Кабинетом министров.

Парламент сейчас уже не играет никакой роли. Теперь вся проблема переноситься на уровень городов-миллионщиков. Кто будет отвечать за сбор налогов? Губернатор. А губернатор скажет: дайте мне власть над предприятиями. А как отдавать власть над предприятиями, когда есть министр, отвечающий за работу отрасли и, простите, есть его собственник. А если собственник какой-нибудь Клюев или Тигипко, что тогда делать? Вы ж не забываете, что у нас правительство мультимиллионеров. И их заводы находятся не на Печерске, а по всей Украине. И теперь на эти заводы будут давить местные губернаторы, которым президент будет сбрасывать определенные задания. А кто будет отвечать за социально-экономическую обстановку? Попросту — за цены? То есть каждый раз, когда АП будет навешивать на них экономическую ответственность, они будут требовать больше экономических прав. А это значит, будет падать роль министра.

Ослабляя Кабмин и делая премьер-министра техническим вице-спикером, закон переносит острейшие и экономические конфликты на уровень предприятия, корпорации, области, крупного города. И на самом деле эта инициатива ни что иное, как этот упомянутый закон по расчленению Кабмина.

НОВЫЙ ПРЕМЬЕР-МИНИСТР СТАНЕТ ПРОСТО ДИСПЕЧТЕРОМ

Но все-таки первый декабрьский этап реформы выглядел, как здоровое сокращение аппарата и расходов, разве не так?

Это расчленение единой исполнительной власти на четыре мощных куска — на микрокабмин Клюева, микрокабмин Бойко, микрокабмин Колесникова, остальное отходит президенту.

Премьер-министр — техническая голова. Пока при Азарове это не чувствуется, хотя его положение унизительно. Но ему как пожилому человеку не очень важно, что будет с его преемником. А новый премьер-министр окажется просто диспетчером. Его положение будет сравнимо с положением главы парламентского большинства, и оно будет гораздо ниже, чем спикера.

compromat.ua


Реклама