Выборы все ближе: как государство «доит» бизнес

244

В преддверии выборов админресурс столкнулся с нехваткой денег в бюджете и в результате финансы решили поискать у бизнеса. Кроме того, патриотическая риторика, на которую подсел президент Порошенко, заставляет его вновь начать охоту на лис. СБУ все чаще проводит обыски в различных компаниях. Неделю назад обыски проходили в офисе «Нафтогаза» во Львове. Поводом стало досудебное расследование по уголовному делу, открытому по статье «Финансирование терроризма». Обыски проводились практически сутки, остановив работу компании, а суть обвинений сводилось к тому что «Нафтогаз» продолжает вести бизнес на оккупированных территориях Донецкой области и в Крыму, причем сама компания покинула эти территории еще в 2014 году и неоднократно об этом заявляла. Теперь же ее адвокаты заявляют что будут добиваться извинений от СБУ, как за имущественные так и репарационные убытки.

Это лишь один из эпизодов, которых в Украине становится все больше. Эксперты согласны, что давление на бизнес резко возросло – проверок становится больше, и они проводятся жестче. Циничный мораторий на проверки давно никто не соблюдает. Целые вереницы контролеров всевозможных инстанций «кошмарят» фирмы по всей стране. Впрочем, нельзя не согласиться, что порой проверки вполне обоснованы, как например, массовые отравления граждан, участившиеся по всей Украине из-за некачественной продукции в магазинах и торговых центрах. Но вместе с тем проверки используются для шантажа и рейдерства, для выторговывания денег у вполне честных компаний. Примечательно, что чиновники прессингуют в основном ликвидные компании, которые хорошо зарабатывают и не хотят уходить с рынка. По мнению экспертов у власти становится все меньше денег, бизнес же кормить чиновником и спонсировать выборы не хочет, потому проверки учащаются. Если ранее целью прессинга были попытки выкупить часть бизнеса, то сейчас чиновникам это уже неинтересно, и они хотят получить живые деньги.

Для бизнеса в Украине СБУ превратилось в страшилку. Хуже, пожалуй, только налоговики – проверяют кого угодно и когда угодно, тем более что финансирование терроризма сегодня «шить» любой компании, парализовать деятельность обысками и уйти, даже не извинившись, так ничего и не доказав. Более того – прессинг продолжает и уже юридически несуществующая налоговая милиция, так как ее полномочия должны быть переданы нацбюро финансовой безопасности, которое до сих пр не создано. Уходящий орган пытается выжать последнее из предпринимателей. Ради этого проводятся сотни обысков, допросов, на предприятие оказывают давление, угрожают, причем все это растет лавинообразно. Силовики вынуждены обращаться в суд для получения санкций на обыск, причем в 2017 году судебных санкций на обыск было выдано в 40 раз больше, чем во времена президента Януковича в 2012 году. Только лишь один следственный судья районного суда Киева умудрился выдать около тысяч санкций на обыски предприятий. Политики долго пиарились так называемым законом «Стоп маски-шоу», принятым в прошлом году, но по факту он вообще не работает, так как его нормы крайне расплывчаты. Так сеть заправок «ОККО» в Донецкой области и Крыму давно не контролируется, и оказалась разграбленной, но СБУ это не помещало обвинить компанию в финансировании терроризма. Аналогичную статью весной этого года пытались сети доставки «Новая почта».

По мнению экспертов, реальных претензий, связанных с терроризмом, у СБУ нет – это обычные наезды. Так, например, что касается компания ОККО, то это и вовсе межкорпоративные разборки. Не секрет, что сеть наращивает поставки нефтепродуктов по заказу Минобороны, отодвинув от рынка компанию «Трейд коммодити», аффилированную с окружением президента Порошенко.

Прессингу подвергается наиболее прибыльный бизнес, суммы для откупа называются в индивидуальном порядке с учетом реальных возможностей. Так как выборы все ближе, то и откупаться бизнесу приходится все чаще. Эксперты прогнозируют, что особому прессингу подвергнутся и крупные химические предприятия, которые уже сейчас находятся под колпаком. Украинские производители не в состоянии конкурировать с российскими поставщиками, когда же они смогли добиться повышения антидемпинговых пошлин, то возникла проблема с логистикой. «Укрзализниця» не предоставляет поезда и продукция остается на складах – это также очевидно способ «доить». Но чаще компании все же откупаются от проверяющих, например, оплачивая медицинские страховки для всех своих работников через страховые компании, близкие к представителям высшей власти. Сейчас там вращаются огромные суммы.

Впрочем, все чаще контролеры посещают не только крупный бизнес, но и мелкий. Чаще всего это налоговики, госпотребслужба и служба по вопросам труда – они осуществляют как плановые, так и внеплановые проверки, зачастую приходя по очереди. Нередко компании останавливают работу на недели, так как из-за проверки работать невозможно. Это заставляет разрывать сотрудничество контрагентам и клиентам. Так мораторий н проверки бизнеса, который в 2018 году был продлен еще на год, по факту не работает. Недавно активизировалась и госслужба по чрезвычайным ситуациям. Бизнес хорошо знаком с пожарными инспекторами, о которых раньше называли лицом коррупции. Именно тогда власти и вынуждены были отменить пожарные проверки, но теперь они вернулись вновь. В ближайшее время с проверками выйдет и санстанция. Любые проверки влекут дополнительные расходы. Так, например, госслужба по вопросам труда может оштрафовать на 360 тыс. грн., а госпотребслужба выписывает штрафы от процента от оборота, который у крупных торговых сетей может составлять миллионы. И хотя можно отстаивать свои интересы в судах, нередко бизнес предпочитает вариант откупа, так как это быстрее и проще. Впрочем, по мнению экспертов, суды нередко становятся на сторону предприятий и даже взыскивают причиненный им ущерб. Тем не менее, бороться с государственной машиной очень трудно, особенно перед выборами.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org