Венгрия будет блокировать сближение Украины с ЕС. Официальное заявление

397

2Правительство Венгрии решило блокировать все дальнейшие решения Евросоюза, направленные на сближение ЕС с Украиной.

Об этом заявил во вторник министр иностранных дел Венгрии Петер Сиярто.

Такое решение стало ответом официального Будапешта на подписание президентом Порошенко закона "Об образовании".

"Мы можем гарантировать, что это больно ударит по будущему Украины", - подчеркнул глава МИД.

Решение Порошенко он назвал "позорным". Официальный сайт МИД приводит его слова о том, что Порошенко декларировал стремление Украины быть ближе к Европе, но решение о подписании закона является "далеким от Европы, ведь был сделан огромный шаг в обратном направлении", - отметил Сиярто.

В сообщении МИД отмечается, что Украина "может забыть об интеграции в Европу", а также приводится объяснение в виде прямой цитаты министра: "Венгрия будет блокировать любые инициативы, выгодные Украине, в международных организациях, особенно в ЕС".

Стоит отметить, что после подписания Петром Порошенко закона "Об образовании", которое состоялось вчера вечером, венгерское правительство не могло принять формальное решение по этому поводу, поскольку премьер-министр Виктор Орбан сейчас находится в азиатском турне. В частности, заявление Сиярто было сделано во время его визита в Сингапур. В то же время заметно, что Венгрия готовилась к такому решению.

Одновременно с сообщением МИД была распространена иллюстрация с ключевыми тезисами из заявления Сиярто, причем на картинке его высказывания поданы подробнее, чем в текстовом заявлении.

1

"Венгрия, находясь в Европейском Союзе, будет блокировать и накладывать вето на любые шаги, которые могли бы быть дальнейшим прогрессом в процессе европейской интеграции Украины в духе программы Восточного партнерства", - говорится, в частности, на иллюстрации.

"Стыд и разочарование, что президент Украины подписал закон об образовании. Мы можем гарантировать, что это больно ударит по будущему Украины", - сообщается также там.

Политический обозреватель Дмитрий Тужанский в статье для «Украинской правды» рассказал, почему Венгрия выступает против Украины.

Итак, с момента принятия Верховной радой закона об образовании не прошло и двух недель, а Украина уже получила почти международную коалицию против этого закона.

К такой кооперации открыто призвала Россия, и это скорее играет на руку Украине в этой дискуссии. Тем более что пока, к счастью, на создание союза с Кремлем никто не согласился.

Но острая реакция Румынии и, прежде всего, Венгрии, а также несколько сдержанная критика от Польши, Греции и Болгарии заставляют Киев не только учитывать эту "официальную обеспокоенность", но и реагировать на нее.

Особенно если украинская власть намерена отстоять принятую редакцию закона в ситуации, когда на нас жалуются во все возможные европейские институты, в том числе в ОБСЕ, Совет Европы и Европарламент.

Что беспокоит наших соседей?

Киев обвиняют не просто в сужении существующих прав национальных меньшинств, а в наступлении на их идентичность и культуру, попытках украинизации и ассимиляции.

Некоторые, в том числе представители венгерского нацменьшинства в Украине, даже предостерегают, что это может привести чуть ли не к протестам в местах компактного проживания нацменьшинств.

Но если убрать этот политический шум, то все выглядит несколько иначе.

Вы не найдете этого в многочисленных заявлениях иностранных дипломатов и представителей нацменьшинств, но те из них, кто тщательно проанализировал принятый закон, признают в разговорах, что документ – современный и прогрессивный.

На самом деле наших соседей беспокоит исключительно статья 7 этого закона.

Она предусматривает переход в школах и вузах на преподавание всех предметов именно на государственном, то есть украинском языке. При этом национальные меньшинства сохраняют право изучать на родном языке все предметы до 5-го класса, а в дальнейшем на языке меньшинств может преподаваться только "несколько предметов".

Понемногу меняется и тональность заявлений из Будапешта. Если сначала в сторону Киева звучали обвинения чуть ли не в возвращении к сталинским методам, то сейчас лоббируют исключительно изменения в статью 7.

Но несмотря на это, шквал возмущения не стихает до сих пор, и вряд ли стихнет в ближайшее время.

Мы не зря делаем акцент именно на Венгрии. Ее давление – более острое и системное, чем от любой другой страны. Даже России. И это уже далеко не только из-за "седьмой статьи".

"Нож в спину" для Венгрии

Дело даже не только в близости парламентских выборов в Венгрии и борьбе за электорат, в том числе зарубежный. Хотя, конечно, это тоже влияет – оппозиционные пророссийские радикалы из партии "Йоббик" уже назвали принятие образовательного закона "провалом политики правительства Орбана в отношении Украины".

На заявления Будапешта влияет и образ современной Венгрии, которую воплощает Виктор Орбан, прежде всего в вопросе защиты прав иностранных венгров. Его цель – добиться максимальной автономии, в первую очередь языковой и культурной, в странах, где проживают этнические венгры.

Сейчас в ход идут все аргументы.

В Будапеште напомнили Киеву даже о договоре об основах добрососедства и сотрудничества от декабря 1991 года, согласно которому Украина обязалась гарантировать венгерскому нацменьшинству право учиться на родном языке на всех уровнях обучения.

Национальное законодательство Венгрии, к слову, содержит такие гарантии.

Однако в отношении языковых прав венгерские законы – намного строже украинских.

Почти невозможно стать венгерским гражданином или даже постоянно жить в Венгрии, не зная венгерского языка.

Важно понимать, что слова о "ноже в спину" от министра иностранных дел Венгрии Петера Сиярто – это не просто эмоции или обида. Венгры вкладывают в эту фразу много смысла.

Называть неадекватной реакцию венгерского МИД, конечно, можно, но она точно не лишена логики.

Будапешт рассуждает следующим образом: мы – хороший сосед Украины, который гарантирует ее суверенитет, поддерживает антироссийские санкции, выделил 50 млн евро кредита на украинские дороги, принимает на реабилитацию украинских военных и их детей, инвестирует в украинскую экономику и т.д., а в ответ получает "такой" закон.

Конечно, в этом перечне аргументов нет чувствительных для Киева вопросов, таких, например, как назойливая паспортизация этнических венгров Закарпатья или создание фактически образовательного анклава, когда для получения образования закарпатским венграм не нужно знать украинский язык.

Все это надо осознавать не для того, чтобы оправдать амбициозного соседа, а чтобы понять его и перевести конфликтную ситуацию в конструктивный диалог.

Ощущение предательства

Есть еще один фактор, который обусловливает такую ​​жесткую и массированную реакцию официального Будапешта, и возможно, он решающий: у Орбана до сих пор не ощущают понимания и готовности к диалогу со стороны Киева на том уровне, к которому стремятся.

Еще в 2014 году кандидат в президенты Петр Порошенко подписал с венгерской общиной Закарпатья политическое соглашение из шести пунктов. Для венгров тот документ до сих пор является как бы "дорожной картой" сотрудничества с новой украинской властью.

Но сразу же после избрания Порошенко выполнение соглашения превратилось в недоразумение.

Так, пункт 5 документа предусматривал обеспечение парламентского представительства венгров Закарпатья. И если венгерская сторона считала это четкой договоренностью о восстановлении Притисянского избирательного округа, то на Банковой были другого мнения. В конце концов, конфликт уладили, включив в проходную часть списка БПП Ласло Брензовича, главу КМКС (Общество венгерской культуры), который и подписывал меморандум с Порошенко.

После 2014 года, поняв, что Киев не всегда выполняет договоренности, в команде Орбана стали намного активнее искать альтернативные каналы влияния в Украине. Прежде всего, на региональном уровне, то есть на Закарпатье.

На последних местных выборах партия венгров КМКС показала рекордный результат за всю историю и получила "золотую акцию" в областном совете – не только должность первого заместителя председателя облсовета, но и фактически весь гуманитарный блок в Закарпатской ОГА. Очевидно, что тогда, в 2015 году, Будапешт рассчитывал на сохранение языковых и образовательных прав.

Но не областной совет определяет законодательство!

Поэтому в конце концов венгры снова попали в ту же ловушку, что и в 2014-м и не раз до этого.

Но вернемся к политическому соглашению, которое подписали весной 2014-го Брензович и Порошенко.

В его первом пункте содержится обещание Киева об "обеспечении языковых прав национальных меньшинств на основе Европейской хартии региональных языков или языков меньшинств".

У Орбана уже заявили, что образовательный закон нарушает нормы этой хартии, даже без упоминания об этом политическом соглашении, но никаких сомнений, что в Будапеште хорошо помнят о каждом из его шести пунктов.

Украинская защита

Мы не зря фокусируемся на Венгрии.

Пока похоже на то, что если Киеву удастся отстоять позицию относительно образовательного закона в диалоге с Будапештом, то с другими обеспокоенными соседями также не должно быть проблем.

Позиция украинской власти пока основывается на нескольких аргументах.

Первый – уверенность, что закон об образовании не противоречит ни внутреннему законодательству Украины, ни международным обязательствам. Именно поэтому в Киеве демонстративно легко согласились на то, чтобы 7-ю статью проанализировал Совет Европы, но выразили надежду, что украинской стороне дадут возможность разъяснить суть закона и планы его реализации через подзаконные акты.

Второй аргумент украинской стороны в пользу принятой редакции статьи 7 – очень низкие результаты ВНО по украинскому языку в местах компактного проживания нацменьшинств. Министр образования приводит данные за 2016 год.

Более 36% выпускников Закарпатья, а также 75% выпускников Береговского района сдали ВНО по украинскому языку с результатом от 1 до 3 баллов по 12-балльной шкале.

60% школьников, относящихся к венгерскому и румынскому меньшинствам (сдавали ВНО по математике и истории Украины на одном из этих языков), вообще не преодолели минимальный порог тестирования по украинскому языку.

Гриневич отмечает, что такие результаты ограничивают право украинских венгров на получение высшего образования в Украине. Это, конечно, веские аргументы, хотя надо не забывать, что Закарпатская область третий год подряд отстает в ВНО не только по украинскому языку, но и в общем рейтинге.

Третий аргумент – недавно принятый закон об образовании является рамочным, его суть будет детализирована в ряде подзаконных актов, к участию в разработке которых Лилия Гриневич уже пригласила представителей нацменьшинств, и это сильная позиция.

Однако в этом аргументе есть и другая сторона. Это – недостаток доверия со стороны Венгрии.

Представители национальных меньшинств активно участвовали в подготовке принятой редакции закона об образовании, но увидели текст, противоречащий их рекомендациям.

После голосования в парламенте среди них распространено мнение, что их в очередной раз использовали.

Есть ли дополнительные аргументы для Киева?

Конечно, Киев может апеллировать, что в странах, возмущенных образовательным законом, нет школ, где бы обучение всем предметам проходило на украинском.

Также можно напомнить Будапешту о недавних изменениях венгерского закона о высшем образовании, которые пусть и не официально, но откровенно были направлены против Центральноевропейского университета.

Но Украина – далеко не единственная страна, имеющая "языковые трения" с Венгрией. Так, в Румынии недавно возник конфликт с Будапештом в связи с закрытием венгерской гимназии в городе Тыргу-Муреш. А самым острым был конфликт со Словакией после принятия в 2009 году закона о защите словацкого языка, который ввел правило употребления исключительно словацкого языка в публичных сферах и значительные штрафы для нарушителей (в конце концов, после скандала штрафы отменили, но жесткие требования остались).

Но на самом деле обострение конфликта – не в украинских интересах.

Официальному Киеву стоит посмотрел на закон об образовании глазами венгров или румын и найти, как доказать им, что именно эта редакция в конце концов будет играть в пользу меньшинств в Украине.

Надо найти более весомые аргументы, чем соответствие европейскому законодательству. То есть – в плоскости мировоззрения и ценностей.

Есть по крайней мере три таких аргумента, способных сработать в пользу Украины.

Аргумент первый.

Один из главных мотивов поддержки венгерского нацменьшинства в Украине со стороны Будапешта – желание удержать закарпатских венгров на их исторических землях и таким образом хотя бы на эмоциональном уровне воспроизвести очертания Великой Венгрии.

Но как ни парадоксально, но пока усилия Будапешта побуждают венгров покидать Украину и эмигрировать. И даже не в Венгрию, а дальше – в Германию, Великобританию, где можно жить еще лучше. Ведь именно это позволяет венгерский паспорт.

Следовательно, Киев должен объяснять, что изучение украинского языка поможет удержать представителей нацменьшинств в Украине, потому что откроет для них гораздо больше возможностей для самореализации дома.

Аргумент второй.

И Венгрия, и Румыния стремятся иметь в Украине лидеров из числа нацменьшинств, которые бы максимально эффективно отстаивали права своего меньшинства.

Следовательно, украинской стороне следует подчеркивать, что принятый закон об образовании позволит воспитать среди украинских венгров, словаков, румын, болгар или греков таких граждан, которые смогут более эффективно отстаивать интересы именно их общины в Украине – то есть дипломатов, работников консульств, торговых палат, культурных домов и центров, педагогов и так далее.

Такая элита будет одновременно понимать потребности и украинского общества, и нацменьшинства, а главное – видеть, где они пересекаются.

Третий аргумент, очень прагматичный.

Это ответ на угрозы, которые уже звучали из Будапешта. Стоит объяснить венгерским (и не только венгерским) коллегам, что блокирование ими инициатив Украины на международной арене и в евроинтеграции принесет нацменьшинствам только вред.

Ведь сотрудничество Украины с ЕС дает положительные эффекты прежде всего в приграничных с Европой регионах, где проживает больше всего представителей нацменьшинств.

Это – сильный аргумент, способный повлиять на дискуссии внутри каждой из обеспокоенных стран ЕС. Вряд ли избиратели Виктора Орбана, как и сам премьер, захотят, чтобы закарпатские венгры из-за их действий оказались в еще худшем положении. Это Орбану не на руку, потому что такая ситуация может обернуться на выборах против него.

Эти аргументы украинской стороны не только усилят позиции Киева в переговорах, но и покажут, что украинская власть действительно понимает потребности национальных меньшинств. Или по крайней мере стремится понять.

А еще – что этот закон об образовании действительно является украинским национальным интересом, а не чьей-то попыткой попиариться к 2019 году в качестве "защитника нации и государственности".