В Украине развито “политическое материнство”

162

Практически у каждого большого украинского политика есть мамаша. «Мамаша» — это человек, публично заботящийся о политике, объясняющий его не всегда адекватные поступки и заявления, опекающий, а также выполняющий другие функции, свойственные гиперопекающим и все контролирующим матерям.

Вот, например, нынешний президент Виктор Федорович Янукович. Кто его мамаша? Думаю, все легко догадаются, что это Анна Герман. Ее основная роль — твердая вера в великое предназначение своего подопечного и подробное изложение этой роли любому, кто согласится слушать. Вы увидите Анну Герман в ток-шоу, в телеинтервью и на полосах газет. Она постоянно объясняет интересующимся, что президент на самом деле имел в виду. И часто вы услышите из ее уст что-то вроде этого: «Пройдет много лет, и когда-нибудь нашим правнукам будут пересказывать легенду о мальчике-сироте… который преодолел все трудности… стал сильным… стал добрым и справедливым… и вывел страну на путь благополучного развития».
У предыдущего президента Виктора Андреевича Ющенко мамашей была Вера Ульянченко, более известная как «Вера Ивановна». Эта женщина выполняла мамашину роль задолго до того, как возглавила Секретариат президента. Конечно, функции Веры Ивановны были совсем не такие, как у Анны Герман, но в целом они были в рамках той же роли. Вера Ивановна никому ничего не объясняла, но зато четко следила, чтобы Витя дружил только с правильными мальчиками.


У Леонида Даниловича Кучмы было две мамаши. Первой был Дмитрий Табачник. Легенда гласит, что поначалу Кучма не хотел быть президентом. А вот его пресс-секретарь Табачник, напротив, очень хотел, чтобы Леонид Данилович стал президентом. Ситуация довольно типичная для отношений «отцы и дети». В итоге Леонид Данилович таки стал президентом, а Дмитрий Владимирович — главой Администрации. В этот период Кучме очень был нужен человек, который мог бы объяснить ему самому, зачем все это нужно, а всем прочим рассказать, что думает президент по тому или иному поводу. Дмитрий Владимирович исполнял эту роль с надлежащим старанием, но Кучма довольно быстро подрос и стал сам соображать, с кем ему дружить. В отличие от реальной жизни, в политике мамаш можно менять. Поэтому лучшей мамашей для подросшего Кучмы стал Виктор Медведчук. Президенту был нужен человек, который был бы заранее во всем виноват. Это была роль злой мамаши, которая не пускала Данилыча играть с ребятами во двор, а на телефонные звонки грозно отвечала: «Лёня делает уроки». Сам Кучма оставался как бы ни при чем и ему всегда было на кого молча показывать пальцем, пожимая плечами. Для других случаев роль мамаши, как говорят, выполняла дочь Кучмы Алена, «разруливавшая» ситуации, когда Леониду Даниловичу случалось вести себя не совсем прилично.
Мамаши делают то, в чем их подопечные испытывают наибольшую слабость. Леонид Данилович и Виктор Федорович — это такие хулиганистые бутузы. Роль мамаши здесь состоит в том, чтобы с улыбкой объяснять разгневанным владельцам еще недавно целых окон, что «он же еще маленький». В случае Виктора Федоровича огромное значение имеет также демонстрация веры в его исключительное предназначение. Это, кстати, очень важный момент, свидетельствующий о том, что мы имеем дело с социальным процессом. Пресс-секретарь и даже замглавы Администрации не может говорить тех слов, которые говорит Герман. А вот человек в роли мамаши вполне может выдавать такое. И ее будут слушать, улыбаясь и кивая головой. Мамашам ведь позволено проявлять некоторую неадекватность в оценках своего чада.
Не случайно и Табачник, и Герман — бывшие пресс-секретари. У их клиентов всегда были проблемы в отношениях с общественностью, и потому мамашей становился именно «голос Саурона». Опять-таки не каждый пресс-секретарь становится мамашей, для этого нужно было совершить, так сказать, качественный переход от просто работы к выполнению социально-психологической роли, пусть даже и хорошо оплачиваемой.
Кстати, мамаша Виктора Андреевича Ющенко не была пресс-секретарем. Виктор Андреевич был сам себе пресс-секретарь, его еще попробуй останови, когда заговорит. Зато Ющенко никогда не знал, где у него лежат карандаши. Виктор Андреевич не любил мир всех этих аппаратчиков, банкиров и прочих крученых людей. Однако там нужно было «решать вопросы», и эту роль с радостью взяла на себя Вера Ивановна. Весьма показательно, что попытка избавиться от определенной функции и переложить ее на другого человека привела в итоге к тому, что Виктор Андреевич к концу своего президентства оказался опутан всевозможными договоренностями и обязательствами как раз со стороны тех, от кого он хотел отгородиться. Просто-таки наглядное пособие к психоанализу Эрика Берна.

provokator.com.ua