Управляемый майдан не страшен ни власти, ни оппозиции

214

Евромайдан образовался буквально спонтанно. В течение дня в социальных сетях и в некоторых СМИ стали распространяться призывы, и общество стало на них откликаться. Протесты создавались без политической символики, но эту волну не могли пропустить мимо себя оппозиционеры. Интересно, что любые массовые акции, которые возглавляет оппозиция, заходят в тупик и заканчиваются глупо и безрезультатно. И для Евромайдана участие оппозиции не пройдет даром. После того как попытка отправить Азарова в отставку провалилась, после голосования оппозиции было нечего сказать, и они растерянно вышли к митингующим со своими поднадоевшими лозунгами. Народ был разочарован, и уже не знал, что делать дальше, ведь цель – отставка правительства – провалилась.

Когда начинался Евромайдан, то все было по-другому. У народа было больше задора, и люди собирались сами, но, заметив это, оппозиционеры назначили свой митинг прямо на следующий день. Это было удобно, так как следующий день тоже был выходным, причем это был третий день после заявления правительства об отмене подписания Ассоциации. Очевидно, три дня понадобилось потому, что оппозиционеры хотели сделать все по закону, то есть им требовалось время для подачи заявки, мобилизации своих партийных структур, подвоза флагов и аппаратуры. Но самое интересное – то, что сами лидеры оппозиции явно не верят в свои силы и в то, что не смогут вывести киевлян на улицы в рабочий день. Именно поэтому они дождались воскресенья.

Попросту говоря, оппозиционеры вообще не понимают силу уличных акций, считая, что митинги – это просто часть пиара. Для них Евромайдан – это третья версия протеста «Вставай, Украина!», который до того все время проваливался. Несмотря на это пока оппозиционеры выступали перед прессой, в Киеве начали собираться люди, которым оппозиция попросту неинтересна. Народ не захотел ждать три дня для того, чтобы протестовать против власти по закону. Киевляне воспользовавшись возможностями Интернета сами скоординировали митинг, и уже ночью на площади стали собираться сотни людей. И тут к ним пожаловали оппозиционеры. Мало того, как стало известно информационному порталу job-sbu.org, они попытались возглавить этот стихийный протест, но у них не получилось. До 29 ноября Евромайдан без партийной символики. Так оппозиция была лишена возможности заявить, что это ей удалось собрать людей и вывести на улицы. От имени Евромайдана не мог говорить ни один партийный лидер. Максимум, что удалось оппозиционерам – это присоединиться к событиям, которые начали без них. Хотя уже тогда стало ясно, что такой майдан оппозиции не нужен. Он не только не работает в качестве пиара, но и попросту отвлекает электорат от любви к лидерам оппозиции. Тогда же Тягнибок открыто заявил о том, что акция без партийных флагов является глупой. Позднее на Евромайдане он и вовсе был освистан за политическую агитацию. Такой стихийный гражданский Евромайдан был неудобен и власти.

И хотя первая версия Евромайдана не имела никаких требований к власти вроде отставки или импичмента, а лишь высказывала свою позицию в поддержку евроинтеграции, власть это все равно не устраивало. Дело в том, что власть и оппозиция являются частью одной системы, которая правит в стране уже 20 лет. Для этой системы такое неожиданное сборище людей, не испытывающих симпатий к представителям этой системы является неприятным и даже опасным. Для власти угодными и безопасными являются только митинги оппозиции, потому что они предсказуемые и понятно кто их собирает и чего желает. Кроме того, игра в политической системе Украины происходит четко по правилам, как писаным, так и неписаным. Чего можно было ждать от огромного сборища людей без партийных флагов совершенно не известно, ведь у них даже не было лидера, которого можно было бы арестовать. Цели их были также совершенно неизвестны. Этот майдан был не нужен, и поэтому ночью 29 ноября его разогнали. Для власти это была ликвидация ненужного и непредсказуемого очага протестов. Конечно власть осознавала, что оппозиция снова будет говорить про кровавый режим и требовать громких отставок, но это уже для власти не страшно. Таких конфликтов было множество. Все они были предсказуемы, и оппозиция всегда проигрывала. И снова никто не ожидал, что против разгона майдана выступит не большой оппозиционный митинг, а очередной гражданский протест еще больших масштабов. Причем в самых разных формах – начиная от пикетов до очередных стычек на Банковой.

Новая манифестация уже не имела четкой цели относительно евроинтеграции. Теперь же желанием общества было показать свое отношение к режиму. Тогда 1 декабря ситуация действительно была близка к революции, и эту массу людей можно было легко использовать для свержения власти, причем не только силовым путем, но и достаточно «бархатной» революцией. Власти пришлось бы попросту уйти. В этот раз также митинги не были организованы оппозицией, и поэтому снова никто не знал целей митингующих. Потребуют ли они отставки правительства или всей власти или попросту все выльется в погромы? Кризис был действительно серьезным, из Партии регионов стали выходить первые испугавшиеся. Мало того, даже глава президентской администрации подал в отставку. Но тут власти на выручку пришла оппозиция, которая активно влилась в протесты и стала призывать воздерживаться от силовых действий, а также называть «титушками» и провокаторами наиболее активных граждан. Она тут же заявила, что Евромайдан – это очень законопослушный митинг, просто выражающий протест. Таким образом, оппозиция не только усмирила толпу, но еще и провела небольшую агитацию. Причем сделали это даже эффективнее, чем командиры Беркута с рупорами.

Постепенно накал ситуации утих, эмоции вернулись в норму, и оппозиция понемногу взяла майдан под контроль. Поначалу оппозиционеры лишь поддерживали митинг, потом содействовали переговорам с властью и предоставляли адвокатов для задержанных. Стали подвозить аппаратуру и палатки. Постепенно оппозиция начала рассказывать что нужно делать и как правильно это нужно делать. В итоге со 2 декабря Евромайдан буквально превратился в акцию «Вставай, Украина!» только в чуть больших размерах.

Несомненно, это мероприятие выгодно для оппозиции, но для власти, увы, безобидно. Затем, убедив людей в том, что отставка правительства в Верховной Раде – наиболее эффективный и единственно правильный вариант, Сама же этот вариант и провалила. Ведь кому как не оппозиции было ясно, что голосов у них не хватит. Именно поэтому Рыбак сразу согласился поставить этот вопрос на голосование, потому что сразу знал ответ. В итоге Евромайдан стал пассивным и людей стало меньше. От оппозиционеров все еще сыпались обещания, что они потребуют, добьются, заблокируют. Они даже пообещали добиться досрочных президентских выборов. При этом, даже не решив, кто же из них станет единым кандидатом. Очевидно, что даже Янукович сегодня раньше бы согласился на выборы, чем оппозиционная троица. Майдан остался в растерянности и без цели. Активистов клеймили провокаторами, а выражение протеста попросту затянулось. И вот на 8 декабря оппозиция сама объявила финальный апогей Евромайдана – решающий день, который заведомо ничего не решал, а попросту поспешила поставить в этой истории точку. Майдан стал безопасным, управляемым, предсказуемым. И ситуация плавно разрешается в сторону власти, на руку которой сыграла оппозиция.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org