Убийце чемпиона Европы по боксу уже три года выносят приговор

521

8 апреля 2015 года в одесской больнице на глазах у всех расстреляли 28-летнего чемпиона Европы по тайскому боксу Сергея Лащенко. И хотя в деле есть и задержанный подозреваемый и свидетели — суд уже три года не может вынести приговор.
«Ґрати» разбирались в деле об убийстве чемпиона — как получилось, что за преступление, совершенное при свидетелях, никто до сих пор не наказан, почему важно знать иностранные языки и от чего суду бывает стыдно.

Расстрел в больнице

Ночью 8 апреля 2015 года трое молодых парней обратились за помощью в приемное отделение городской больницы №1 — Еврейской больницы в Одессе — у одного было прострелено плечо, у другого ранение в грудь. Спустя 20 минут, — было уже около часа ночи — в приемный покой ворвалась вооруженная группа людей, один из которых разрядил обойму из травматического пистолета в одного из раненых, после чего нападавшие скрылись на BMW темного цвета. Одна из пуль попала в сонную артерию пострадавшему — он умер на месте. Как оказалось, убитый — чемпион Европы по тайскому боксу Сергей Лащенко. В городе был объявлен план «Перехват», но задержать преступников по горячим следам не удалось.

По словам руководителя пресс-службы одесской милиции Владимира Шаблиенко, Лащенко с товарищами пострадали в результате конфликта с несколькими гражданами Азербайджана в центре города.

«Они начали выяснять отношения в центре города на улице Дерибасовской. Между ними произошла драка а потом и стрельба. Двое раненых приехали в больницу, и когда их осматривал врач, в палату ворвались неизвестные и снова началась стрельба», — рассказал он.

По одной из версий, потасовка на Дерибасовской произошла из-за девушки, по словам очевидцев, стреляли в Лащенко с друзьями представители азербайджанской диаспоры.

Той же ночью, спустя пару часов после стрельбы больнице, в городе подожгли два ресторана, владельцами которых были представители азербайджанской диаспоры Одессы. И хотя СМИ выдвигали версии о том, что поджоги — это месть за убийство Лащенко, связь со стрельбой в Еврейской больнице, полиция доказать не смогла.

Побег в Крым

В июле 2015 года следствие установило и объявило в международный розыск по линии Интерпола подозреваемого в убийстве Лащенко — им оказался гражданин Азербайджана Бабек Дамир-оглы Гасанов, 1991 года рождения.

В день убийства Гасанов выехал в Крым, а в октябре его задержали в Санкт-Петербурге. Он пришел в местное отделение миграционной службы, чтобы подать документы для оформления вида на жительство в России — по информации издания «Фонтанка», Бабек Гасанов на тот момент уже женился на гражданке России. Российские правоохранители связались с украинскими коллегами и начали процедуру экстрадиции. Передача состоялась только в феврале 2017 года — адвокаты Гасанова оспаривали в суде решение генпрокурора РФ об экстрадиции. Гасанов прибыл в Украине и здесь ему предъявили подозрение в хулиганстве, совершенном с применением огнестрельного оружия, а также в умышленном убийстве (часть 4 статьи 296 и часть 2 статьи 115 Уголовного кодекса Украины). Суд отправил его под арест.

Казалось бы, большая часть дела сделана — подозреваемый в Одесском СИЗО, доказательств его вины и свидетельских показаний, по словам адвокатки семьи Лащенко Юлии Гаврилюк, более чем достаточно, но в суде дело остановилось.

Трудности перевода
Первое заседание по делу об убийстве Лащенко переносилось 4 раза. Сначала на суд не являлся адвокат обвиняемого, а 4 июля 2017 года Гасанов неожиданно заявил, что не понимает ни украинского, ни русского языков, и потребовал переводчика на азербайджанский. При этом он общался с судом на русском языке. На заседание пришло несколько десятков человек, чтобы поддержать и Гасанова, и потерпевшую сторону — словесные перепалки и взаимные оскорбления в коридоре суда чуть не переросли в драку.

Уже на следующее заседание, 11 июля 2017 года, в суде собрались около 200 представителей разных организаций — кроме друзей погибшего боксера здесь были члены гражданского корпуса «Азов», активисты «Уличного Фронта» и ветераны АТО из добровольческих батальонов. Со слов одного из активистов, они приехали в суд, «так как на прошлых заседаниях представители диаспоры, к которой относится подозреваемый в убийстве, оказывали давление на суд и некорректно себя вели». Переводчик же, на котором настаивал Гасанов, на суд не явился, поэтому очередную попытку рассмотрения дела перенесли на 20 сентября 2017 года — коллегия судей ушла в отпуск.

Но 20 сентября рассмотрение дела перенесли на 4 октября, а 4 октября — на 29-е все по той же причине. Суд не смог обеспечить переводчика, несмотря на то, что обращался и в территориальное управление Государственной судебной администрации, и в посольство Азербайджана в Украине, и в МИД, и в бюро переводов Одессы.

Адвокатка семьи Лащенко Юлия Гаврилюк говорит об абсурдности ситуации — согласно материалам дела во время допроса Гасанов рассказал, что учился в школе и в Одессе, и во Львове, а значит все утверждения о том, что он не понимает язык вряд ли соответствуют действительности. В то же время Гаврилюк говорит о возможном давлении со стороны Гасанова, его друзей и представителей азербайджанской диаспоры, на переводчиков, согласившихся участвовать в процессе. В итоге они отказываются принимать участие в заседаниях. О давлении со стороны обвиняемого и его семьи на переводчиков «Ґратам» говорил и друг покойного Лащенко, чемпион мира по боксу Василий Ломаченко.

«Суду уже стыдно»

«Суду уже стыдно докладывать участникам процесса, почему такое отношение к суду со стороны государственных органов», — такими словами начинает очередное заседание, на которое вновь не прибыл переводчик, судья Малиновского райсуда Сергей Журик.

По его словам, все письменные запросы суда в государственное бюро переводов попросту игнорируются, хотя между судебными инстанциями и госбюро переводов есть договоренность о сотрудничестве, согласно которой судебные заседания должны обеспечиваться переводчиками. Запросы в профильные вузы и посольство тоже не дали результата — там либо отказывали, либо вовсе игнорировали обращения. Наконец в декабре 2017 года из госбюро переводов пришел официальный ответ на запрос суда, в котором говорилось, что переводчика с азербайджанского у них в штате нет.Малиновский райсуд был вынужден разместить на сайте обращение суда к представителям СМИ и гражданам с просьбой о помощи в поисках переводчика для Гасанова.

Спустя 8 месяцев с начала рассмотрения дела об убийстве Лащенко, в феврале 2018 года, в суд явился переводчик, которого нашла в Киеве потерпевшая сторона. Гасанову зачитали обвинительный акт. В марте суд начал допрос свидетелей — два сотрудника Еврейской больницы опознали в Гасанове человека, стрелявшего в Лащенко. Еще один свидетель, подтвердивший что именно Гасанов стрелял в убитого боксера, пожелал остаться анонимным из соображений безопасности — суд допрашивал его в закрытом режиме.

В ноябре 2018 года судью Журика уволили из коллегии судей, рассматривающих дела об убийстве Сергея Лащенко. Защита Гасанова потребовала рассмотрения дела с самого начала.

23 декабря 2018 года суд в новом составе снова начал рассматривать дело . На первое же заседание вновь не явился переводчик и адвокатка потерпевшей стороны предположила, что семья Гасанова снова запугивает переводчика. Сам Гасанов в суде вел себя довольно агрессивно — скандалил, угрожал приставам. Причем делал это на русском языке, которым, судя по всему, на самом деле, владеет неплохо.

Заседания переносили еще несколько раз — переводчики либо не являлись в суд без причины, либо прямо отказывались в нем участвовать.

Отсидеться в СИЗО
В декабре 2015 года в Украине вступил в действие так называемый «закон Савченко», инициированный депутаткой Верховной Рады прошлого созыва Надеждой Савченко. Один день заключения в СИЗО засчитывается теперь за два дня лишения свободы при вынесении приговора. И хотя в мае 2017 года Рада проголосовала за отмену закона, всем арестованным до этого времени суд будет считать срок наказания по схеме «закона Савченко».

Бабеку Гасанову грозит от 15 лет лишения свободы до пожизненного. По мнению прокурорки обвинения Светланы Кологревой, Гасанову выгодно сейчас отсиживаться в СИЗО — даже если судьи вынесут максимально строгое наказание, он сможет просить о помиловании не через 20 лет, а через 10. Именно поэтому сторона защиты обвиняемого, насколько это возможно, пытается затянуть процесс, благодаря уловкам с переводчиком для Гасанова, который неплохо ругается по-русски.

7 февраля очередное заседание вновь перенесли из-за отсутствия переводчика. Потерпевшая сторона заявила, что нашла переводчика, но во избежание давления на него и для экономии оплаты просила суд разрешить ему работать в режиме видеосвязи.

На вопрос, не против ли Гасанов видеоконференции с переводчиком, он ответил «против» без какой-либо аргументации. Впрочем, адвокат Гасанова заявил, что они тоже нашли переводчика, но семья подсудимого якобы не имеет средств для оплаты его услуг — 2 тыс грн в час, и занимается сейчас сбором денег. Присутствующий в зале друг Лащенко, боксер Василий Ломаченко, сразу заявил, что готов покрыть расходы Гасановым. Нет ли в зале людей, которые могли бы поучаствовать в качестве переводчика на азербайджанский язык для подсудимого, — спросили судьи, и на этом заседание закончилось.

Ломаченко после заседания говорил с адвокатом Гасанова, но договорились они по поводу переводчика или нет — говорить не стал. Зато в очередной раз отметил, что в «нашей стране закон должен защищать наших граждан, а не способствовать тому, чтоб убийцы годами избегали наказания».

Заседание 24 февраля вновь отложили на месяц из-за отсутствия переводчика.

Интерес к делу со стороны СМИ и общественности постепенно угасает — на заседания поддержать стороны приходят одни и те же люди, в деле годами никаких подвижек, за что стыдно суду. Друзья и семья Гасанова общаются между собой на русском языке, но каждый раз в зале не находится никого, готового выступить в качестве переводчика. Гасанов тоже общается в суде на русском.

Иногда в суд приезжают медийные друзья Лащенко, чтобы хоть как-то привлечь внимание к делу об убийстве, которое остается безнаказанным на протяжении уже пяти лет.

По материалам: graty.me