The Washington Post: у ВСУ может не хватить сил для масштабного наступления

388

За последний год Вооруженные силы Украины понесли большие потери. Газета The Washington Post со ссылкой на западных чиновников пишет, что Украина могла потерять до 120 тысяч человек убитыми и ранеными (в декабре Киев официально заявлял, что погибли 10-13 тысяч военных). Это, в свою очередь, привело к снижению общего качества войск, поскольку на передовой практически не осталось опытных бойцов. Помимо этого, ВСУ испытывают острую нехватку вооружений, которую союзники Украины не могут восполнить.

Как пишет The Washington Post, у украинского руководства и военных появились сомнения, что ВСУ смогут успешно провести крупное наступление, которого уже несколько месяцев ожидают от Украины.

«Либо это будет резня и трупы, либо это будет профессиональное контрнаступление. Есть два варианта. В любом случае наступление будет», — заявил журналистам командир батальона 46-й десантно-штурмовой бригады с позывным «Купол».

По словам военного, за год полномасштабной войны личный состав его батальона полностью сменился. Из 500 бойцов, которые были в начале российского вторжения, не осталось никого — 100 человек погибли, остальные получили ранения. Подразделение «Купола» пополнили необстрелянными новобранцами, а он сам остался единственным в батальоне профессиональным военным с опытом боевых действий.

Самое ценное на войне — это боевой опыт. Солдат, переживший полгода боевых действий, и солдат, пришедший с полигона, — это два разных солдата. Это небо и земля. А солдат с боевым опытом [на передовой] — единицы. К сожалению, большинство уже убиты или ранены.

Командир батальона утверждает, что новобранцы не готовы к боевым действиям. «Я получаю 100 новых бойцов и мне даже не дают времени их подготовить. Мне говорят: „Возьми их в бой“. [А в бою] новобранцы просто бросают все и бегут. Вот и все. Вы понимаете почему? Потому что солдат не стреляет. Я спрашиваю его: „Почему?“ А он говорит: „Я боюсь звука выстрела“. И по каким-то причинам он даже гранат ни разу не бросал», — рассказал военный. Он добавил, что на передовой не хватает боеприпасов, в том числе артиллерийских и минометных снарядов.

Еще один украинский военнослужащий — Дмитрий из 36-й бригады морской пехоты — рассказал The Washington Post, что в его части также оказалось много новобранцев, которые «боятся выходить из окопов». Один раз его бойцы и вовсе бежали с позиций. «Они были так растеряны», — говорит он.

Некоторые украинские чиновники, с которыми поговорили журналисты, тоже выражают сомнения в перспективах крупного наступления ВСУ. Один из них назвал «символическим» количество танков, которые страны Запада обещают поставить Украине. Другие сомневаются, что оружие прибудет на поле боя вовремя.

«Если у вас больше ресурсов, вы активнее атакуете. Если у вас меньше ресурсов, вы больше защищаетесь. Вот почему, если вы спросите меня лично, я не верю в большое контрнаступление. Хотелось бы в это верить, но я смотрю на ресурсы и спрашиваю: „С чем [наступать]?“» — сказал один из источников The Washington Post.

Но среди чиновников и экспертов есть и другое мнение. Один из американских источников The Washington Post заявил, что ситуация на поле боя сейчас не отражает в полной мере состояния украинских вооруженных сил, поскольку войска для наступления готовят отдельно — их намеренно не отправляют в бой, в том числе не задействуют для обороны Бахмута. Один из украинских чиновников заявил журналистам, что цель боев за Бахмут — истощение российской армии, а обороняющие город украинские военные не будут участвовать в предстоящем наступлении.

«Одни защищаются, другие готовятся», — заключил командующий сухопутными войсками Украины генерал-полковник Александр Сырский. По его словам, удержание линии обороны позволит выиграть время, необходимое для подготовки резервов. The Washington Post отмечает, что за 2023 год в Великобритании и странах ЕС планируется обучить до 50 тысяч украинских военнослужащих.

The Washington Post отмечает, что российская армия испытывает те же трудности, что и ВСУ, включая нехватку боеприпасов и обученного личного состава. Более того, некоторые западные чиновники считают, что положение российской армии может быть хуже, чем украинской. Об этом, в частности, говорил министр обороны Великобритании Бен Уоллес. По его данным, Россия уже перебросила в Украину большую часть своей армии. The Washington Post пишет со ссылкой на западных чиновников, что за год войны Россия могла потерять убитыми и ранеными до 200 тысяч человек.