The Economist — Джон Миршаймер о ответственности за украинский кризис

1 511

Война в Украине — это самый опасный международный конфликт со времен Кубинского ракетного кризиса 1962 года. Понимание его коренных причин необходимо для того, чтобы предотвратить его усугубление и, наоборот, найти способ положить ему конец.

Несомненно, Владимир Путин начал войну и несет ответственность за то, как она ведется. Но почему он это сделал — другой вопрос. Основная точка зрения на Западе заключается в том, что он иррациональный, неприкасаемый агрессор, стремящийся создать большую Россию по образу и подобию бывшего Советского Союза. Таким образом, он один несет всю ответственность за кризис в Украине.

Но эта история ошибочна. Запад, и особенно Америка, несет главную ответственность за кризис, который начался в феврале 2014 года. Сейчас он перерос в войну, которая не только угрожает уничтожить Украину, но и может перерасти в ядерную войну между Россией и НАТО.

Проблемы вокруг Украины начались на саммите НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года, когда администрация Джорджа Буша подтолкнула альянс объявить, что Украина и Грузия «станут его членами». Российские лидеры немедленно отреагировали возмущением, охарактеризовав это решение как экзистенциальную угрозу для России и поклявшись воспрепятствовать ему. По словам одного уважаемого российского журналиста, г-н Путин «впал в ярость» и предупредил, что «если Украина вступит в НАТО, она сделает это без Крыма и восточных регионов. Она просто развалится». Однако Америка проигнорировала красную линию Москвы и продвинулась вперед, чтобы сделать Украину западным оплотом на границе России. Эта стратегия включала два других элемента: сближение Украины с ЕС и превращение ее в проамериканскую демократию.

Эти усилия в конечном итоге привели к военным действиям в феврале 2014 года, после того как восстание (которое поддерживала Америка) заставило пророссийского президента Украины Виктора Януковича бежать из страны. В ответ Россия отобрала у Украины Крым и способствовала разжиганию гражданской войны, вспыхнувшей в Донбассе на востоке Украины.

Следующая крупная конфронтация произошла в декабре 2021 года и привела непосредственно к нынешней войне. Основной причиной стало то, что Украина де-факто становилась членом Нато. Этот процесс начался в декабре 2017 года, когда администрация Трампа решила продать Киеву «оборонительное оружие». Однако, что считать «оборонительным», вряд ли можно определить однозначно, и это оружие, безусловно, выглядело наступательным для Москвы и ее союзников в Донбассе. В дело включились и другие страны НАТО, поставляя Украине оружие, обучая ее вооруженные силы и разрешая ей участвовать в совместных воздушных и военно-морских учениях. В июле 2021 года Украина и Америка совместно провели крупные военно-морские учения в Черноморском регионе с участием военно-морских сил 32 стран. Операция «Си Бриз» едва не спровоцировала Россию на обстрел эсминца ВМС Великобритании, который намеренно вошел в территориальные воды, которые Россия считает своими.
При администрации Байдена связи между Украиной и Америкой продолжали укрепляться. Эта приверженность отражена в важном документе — «Хартии стратегического партнерства между Украиной и США», который был подписан в ноябре Энтони Блинкеном, государственным секретарем Америки, и Дмитрием Кулебой, его украинским коллегой. Целью было «подчеркнуть … приверженность Украины осуществлению глубоких и всеобъемлющих реформ, необходимых для полной интеграции в европейские и евроатлантические институты». Документ явно опирается на «обязательства, взятые на себя президентами Зеленским и Байденом для укрепления стратегического партнерства между Украиной и США», а также подчеркивает, что обе страны будут руководствоваться «Декларацией Бухарестского саммита 2008 года».

Неудивительно, что Москва сочла эту развивающуюся ситуацию нетерпимой и начала мобилизацию своей армии на границе Украины весной прошлого года, чтобы продемонстрировать Вашингтону свою решимость. Но это не возымело никакого эффекта, поскольку администрация Байдена продолжала сближаться с Украиной. Это привело к тому, что в декабре Россия спровоцировала полномасштабное дипломатическое противостояние. Как сказал Сергей Лавров, министр иностранных дел России: «Мы достигли точки кипения». Россия потребовала письменной гарантии того, что Украина никогда не станет частью НАТО, а альянс должен был вывести военные силы и средства, которые он разместил в Восточной Европе с 1997 года. Последующие переговоры провалились, как ясно дал понять г-н Блинкен: «Изменений не будет. Никаких изменений не будет». Месяц спустя г-н Путин начал вторжение в Украину, чтобы устранить угрозу, которую он видел со стороны НАТО.

Такая интерпретация событий расходится с господствующей на Западе мантрой, которая изображает расширение НАТО как не имеющее отношения к украинскому кризису, обвиняя вместо этого экспансионистские цели г-на Путина. Согласно недавнему документу НАТО, направленному российским лидерам, «НАТО является оборонительным альянсом и не представляет угрозы для России». Имеющиеся факты опровергают эти утверждения. Для начала, вопрос заключается не в том, что западные лидеры говорят о целях или намерениях НАТО, а в том, как Москва расценивает действия НАТО.

Г-н Путин, безусловно, знает, что затраты на завоевание и оккупацию больших территорий в Восточной Европе будут непомерно высоки для России. Как он однажды сказал: «У того, кто не скучает по Советскому Союзу, нет сердца. У того, кто хочет его вернуть, нет мозгов». Несмотря на его убеждения о тесных связях между Россией и Украиной, попытка вернуть всю Украину была бы подобна попытке проглотить дикобраза. Более того, российские политики — включая г-на Путина — почти ничего не говорили о завоевании новых территорий для воссоздания Советского Союза или построения великой России. Напротив, после Бухарестского саммита 2008 года российские лидеры неоднократно заявляли, что рассматривают вступление Украины в НАТО как экзистенциальную угрозу, которую необходимо предотвратить. Как отметил г-н Лавров в январе, «ключ ко всему — это гарантия того, что НАТО не будет расширяться на восток».

Примечательно, что до 2014 года западные лидеры редко называли Россию военной угрозой для Европы. Как отмечает бывший посол Америки в Москве Майкл Макфол, захват Путиным Крыма не планировался в течение длительного времени; это был импульсивный шаг в ответ на переворот, свергнувший пророссийского лидера Украины. На самом деле, до этого момента расширение Нато было направлено на превращение всей Европы в гигантскую зону мира, а не на сдерживание опасной России. Однако, когда начался кризис, американские и европейские политики не могли признать, что спровоцировали его, пытаясь интегрировать Украину в Запад. Они заявили, что истинным источником проблемы является реваншизм России и ее желание доминировать, если не завоевать Украину.

Мой рассказ о причинах конфликта не должен вызывать разногласий, учитывая, что многие видные американские эксперты по внешней политике с конца 1990-х годов предостерегали против расширения Нато. Министр обороны Америки во время Бухарестского саммита Роберт Гейтс признал, что «попытка привлечь Грузию и Украину в НАТО была действительно чрезмерной». Действительно, на том саммите и канцлер Германии Ангела Меркель, и президент Франции Николя Саркози были против того, чтобы продвигаться вперед по вопросу о членстве Украины в НАТО, поскольку они боялись, что это разозлит Россию.

Итог моей интерпретации заключается в том, что мы находимся в чрезвычайно опасной ситуации, и политика Запада усугубляет эти риски. Для российских лидеров то, что происходит в Украине, имеет мало общего с тем, что их имперским амбициям помешали; речь идет о том, чтобы справиться с тем, что они считают прямой угрозой будущему России. Возможно, г-н Путин неправильно оценил военный потенциал России, эффективность украинского сопротивления, а также масштаб и скорость реакции Запада, но никогда не стоит недооценивать, насколько безжалостными могут быть великие державы, когда они считают, что находятся в тяжелом положении. Однако Америка и ее союзники удваивают свои усилия, надеясь нанести унизительное поражение г-ну Путину и, возможно, даже спровоцировать его отставку. Они увеличивают помощь Украине и используют экономические санкции, чтобы наказать Россию — шаг, который Путин сейчас рассматривает как «сродни объявлению войны».

Возможно, Америке и ее союзникам удастся предотвратить победу России в Украине, но стране будет нанесен серьезный ущерб, если не расчленение. Более того, существует серьезная угроза эскалации за пределами Украины, не говоря уже об опасности ядерной войны. Если Запад не только помешает Москве на полях сражений в Украине, но и нанесет серьезный, долговременный ущерб российской экономике, он фактически подтолкнет великую державу к краю пропасти. Тогда Путин может обратиться к ядерному оружию.

На данный момент невозможно определить, на каких условиях будет урегулирован этот конфликт. Но если мы не поймем его глубинные причины, мы не сможем положить ему конец до того, как Украина будет разрушена, а Нато окажется в состоянии войны с Россией.

John J. Mearsheimer is the R. Wendell Harrison Distinguished Service Professor of Political Science at the University of Chicago.
https://www.economist.com/by-invitation/2022/03/11/john-mearsheimer-on-why-the-west-is-principally-responsible-for-the-ukrainian-crisis