Темницы рухнут, и «Свобода» вас встретит радостно у входа!

255

Ещё недавно украинская власть обещала участникам Евромайдана лишь амнистию – в том случае, если они разойдутся по домам с миром. Теперь она попыталась откупиться креслами премьера и вице-премьера, предложенные, соответственно, Арсению Яценюку и Виталию Кличко.

«Взятка» оказалась весьма щедрой, пожалуй, гораздо больше, чем могли ожидать вожди оппозиции. Шутка ли – должность главы правительства! Для расторопного человека, представляющего интересы определенных бизнес-групп, это не просто сокровище, это главная цель в жизни. Неудивительно, что Арсений Яценюк от радости просто опешил. Но, придя на Майдан и вспомнив, что ему нужно рассказать об итогах переговоров волнующейся толпе, он сильно приуныл. Понимал ведь, что не поймут, потому что действительно мерзнут и воюют не для того, чтобы Арсений получил кресло премьера.

Яценюк попытался запудрить аудитории мозги, изложив предложение Банковой и свое желание принять пост премьера в довольно хитрозапутанном виде. Мол, «мы должны освободить наших арестованных товарищей», «мы должны добиться отмены законов от 16 января» - и плавно закончил фразой «мы не боимся взять на себя ответственность за судьбу страны и повести её в Европу». После чего посмотрел на реакцию толпы и… торопливо убежал со сцены. Очень вовремя, поскольку из толпы народа раздались нецензурные выкрики, а к сцене начала пробиваться группа активистов «Правого Сектора», один из которых сжимал в руке молоток.

Уже через несколько минут спустившиеся со сцены Яценюк и Кличко торопливо заявляли журналистам об отказе от предложений Банковой, видимо, пытаясь поправить своё «облико-морале», который в последние дни падал всё больше и больше.
А на следующий день, не в силах бороться с соблазном, Арсений Петрович вновь начал «юлить», заявив, что «мы не отвергаем предложение, но мы его и не принимаем». И вновь, не признаваясь прямо, что ему очень хочется стать премьером, пусть даже при Януковиче, он стал использовать фразу «мы готовы брать на себя ответственность за судьбу страны». Возможно, надеясь, что сторонники Евромайдана окажутся такими недалекими людьми, что действительно поверят, будто, дав Яценюку пост премьера, Янукович передаст ему власть и «ответственность за страну».

Но за регионалами в любом случае останется большинство в правительстве (в том числе все силовики), решающее большинство в парламенте, и самое главное – президентский пост. Оппозиция получит лишь пост подписывающего решения премьера и пост вице-премьера по гуманитарным вопросам. И как же Яценюк собирается при таком раскладе «брать ответственность за судьбу страны»?

Обсуждать этот вопрос с Евромайданом на очередном «народном вече» Яценюк не стал: вече 26 января отменили под предлогом проведения панихиды по убиенному активисту Михаилу Жизневскому…

Из всей тройки «горыничей» лишь Олег Тягнибок не испытывал душевные муки сложного выбора. Видимо, потому, что у него никакого выбора не было, ведь ему никакой должности не предложили. Поэтому лидер «Свободы» поторопился выступить вперед двух других голов и решительно призвал Евромайдан не верить обещаниям Банковой и продолжить борьбу.

Таким образом, по итогам выступления тройки оппозиционных вождей вечером 25 января, лишь Олег Тягнибок получил одобрительные возгласы Евромайдана. Думается, что если бы он подольше задержался на сцене и выступил бы еще раз, прокомментировав речи своих коллег в правильном ракурсе, то в этот вечер у Евромайдана остался бы только один политический лидер.
Однако Тягнибок известен своей, мягко говоря, осторожностью. Да, он может ляпнуть что-то в адрес «жидвы», он не раз устраивал эпатажи, но за это его лишь журят и критикуют. А вот рискованных для себя шагов Тягнибок избегает, равно как и стратегических решений. В данном случае он не решился воспользоваться ситуацией и вознестись вверх на волне радикальных настроений Евромайдана.

Во-первых, Тягнибок не торопится превратиться в лидера непримиримых, вот уже неделю мечущих камни и бутылки с бензином в «Беркут». Исход этого противостояния до сих пор неизвестен, даже несмотря на то, что власть начала идти на уступки, а в тюрьму Тягнибоку не хочется. Во-вторых, ему пока что не с руки ссориться со своими коллегами. Яценюк и Кличко нужны Тягнибоку, потому что имеют весомую политическую и экономическую поддержку (в том числе международную), нужные связи. Вместе они команда, имеющая кое-какой вес внутри Украины и еще больший за границей, а сам по себе Тягнибок рискует остаться лишь лидером украинских ультраправых, «нерукопожатным» в политическом мире…

Раз уж существует традиция сравнивать его с Гитлером (хотя это сравнение карлика с великаном), то стоит вспомнить, что даже германскому фюреру на его пути от митингового болтуна к рейхсканцлеру требовалась политическая поддержка фон Папена, фон Шлейхера и Гинденбурга – влиятельных немецких политиков с мировым именем. Которым, в свою очередь, требовалась поддержка национал-социалистов в противовес угрозы взятия власти коммунистами, что повлекло бы за собой полномасштабную «советизацию» Германии под протекторатом СССР.

Немецкие центристы просто выбрали меньшее, как им казалось, из зол. Гитлер в свою очередь, в обмен на политическую поддержку центристов, скорректировал политику своего движения: отказался от слишком левых идей межклассовой борьбы и призвал бороться лишь с «еврейским капиталом», что и стало основой нацистской политики. При этом ему пришлось порвать с братьями Штрассер, стоявшими на позициях создания «социалистического государства для немцев», а после прихода к власти устроить «ночь длинных ножей» штурмовикам Рэма – радикалам, постоянно выдвигавшим слишком уж левые лозунги.

В качестве силовой опоры своей власти Гитлер выбрал отряды «партийной охраны» (что-то вроде «самообороны Майдана»), которые молодой перспективный активист Гиммлер (1900 года рождения) «воспитывал» исключительно в духе идей расизма, национализма, ультрапатриотизма и романтики военного героизма германской нации (что-то вроде «духу козацької слави»). Так появилось СС…
Сегодня, когда инициатива на Евромайдане полностью перешла в руки «Правого сектора», унылая физиономия Тягнибока кажется на нем совершенно лишней. С одной стороны, он является одним из тройки оппозиционных лидеров, которых теперь обвиняют в «сливе» Евромайдана, и эта троица уже не руководит протестующими, а лишь взывает к ним. С другой, власть не предложила ему ничего, даже поста директора музея, то ли не считая Тягнибока весомой фигурой, с которой нужно вести диалог, то ли принципиально не желая вести переговоры с «фашистом».

Свои не уважают, враги не боятся – ну что это за лидер? Однако это лишь поверхностное мнение о ситуации и Тягнибоке, потому что из всей тройки лидеров оппозиции его позиция сейчас наиболее сильная.

У Арсения Яценюка есть крупнейшая оппозиционная партия, есть поддержка определенных кругов внутри Украины и большая поддержка на Западе. С ним даже власть готова вести какой-то диалог. Виталий Кличко обладает куда меньшими ресурсами, его поддержка на Западе чисто номинальная (как звезды спорта), а для власти он какой-то свадебный генерал. На Евромайдане оба политика имеют влияние на т.н. «поміркованих», сторонников мирного протеста, а также людей, приходящих на акцию лишь время от времени, потусоваться. При этом Яценюк не то что не имеет влияния на радикалов, но даже уже вызывает у них злость одним своим видом. Кличко же имел шанс возглавить их, но не воспользовался им, поэтому тоже не может контролировать эту основную на сегодня в Киеве политическую силу.

А что же Тягнибок? У него нет поддержки Запада (скорее, напротив), у него довольно скромная поддержка бизнесменов и чиновников внутри страны, так что всегда возникал вопрос, откуда у «Свободы» средства на избирательные кампании, уж не спонсирует ли их тайком какой-то олигарх или регионалы? Но у Тягнибока есть то, чего нет ни у Кличко, ни у Яценюка.

В то время, как члены и сторонники «Батькивщины» и УДАРа лишь поют и пляшут, размахивая ленточками, активисты «Свободы» взяли под свой контроль захваченные здания в Киеве, записались в «сотни самообороны» и являются основным силовым резервом Евромайдана. Резервом, потому что «свободовцы» предпочитают не ввязываться в бои на Грушевского, воюя пока лишь с памятниками и неугодными журналистами. А до того, как в дело вступил «Правый сектор», они вообще были единственной организованной физической силой Евромайдана.
Но главное, что депутаты и активисты «Свободы» стали головной движущей силой в «революции» на местах – во время захватов и осад областных госадминистраций. Таким образом, независимо от исхода событий, пока «Батькивщина» и УДАР дерут глотки на площади Независимости, «Свобода» берет власть на местах. Победит восстание - соратники Тягнибока засядут в новых «народных управах», будет подавлено – «Свобода» победит на следующих местных выборах, используя свой имидж «революционеров».

Нужно заметить, что именно «Свобода» подготовила почву для «Правого сектора». Евромайдан начинался как акция демократических сил всех направлений: правых, левых, центристов, беспартийных. И до определенного момента он был совершенно мирным, вписывался в закон и Конституцию на все сто процентов, совершенно никому не мешающий - ну, пока одному не очень умному регионалу не захотелось вдруг поставить на площади Независимости елку.

А затем появились активисты «Свободы». Они захватили здание КГГА, устроили в нем какой-то Смольный, они перехватили всю инициативу толпы, водя её то на перебранки с милицией, то на разрушение памятника Ленину. Они старательно придавали Евромайдану однотонно-этническую украинскую окраску, толкали националистические лозунги и постоянно орали своё «героям слава!», пока не сделали этот бандеровское приветствие главной речевкой Майдана – уже не «евро», а правонационалистического.

Хотя на площади Независимости все еще находились тысячи людей разных национальностей с разными политическими взглядами, их участие свелось к роли массовки во время «народных вече» и рабочей силы для постройки баррикад. Единственной реальной силой Майдана-2014 стали правые, расколотые на две группы: тягнибоковская «Свобода» и не подконтрольный вождям «Правый сектор».

И вот эти две группы и делали «революцию». Точнее, в Киеве делал «Правый сектор», сражавшийся на Грушевского, а «Свобода» лишь храбро охраняла тыл на площади Независимости. Зато в регионах при взятии ОГА соратники Тягнибока конкурентов не имели.
Кто выигрывает от такого развития событий? «Батькивщина» с УДАРом? Отнюдь! Да, Яценюку предложили поработать премьером (неизвестно какой срок) при Януковиче – и только. Однако в политическом плане обе партии потерпели полное фиаско. Евромайдан выявил полную неспособность их лидеров руководить не то что страной, а всего лишь затянувшимся митингом. А вдобавок ко всему, Яценюк и Кличко теперь получили клеймо «сговорившихся с режимом».

Теперь досрочные президентские выборы, о которых они несколько раз заявляли, им просто невыгодны. Радикализация настроений украинцев приведет к тому, что умеренный кандидат от оппозиции, да еще с таким багажом неудач, будет иметь не много шансов на победу – в отличие от бодро толкающего радикальные лозунги вождя. С другой стороны, благодаря этим событиям Партия регионов сможет максимально мобилизовать свой электорат под лозунгами «защиты от фашистских погромов», потому что уже именно так истолковывает происходящее своей пастве.

Такие выборы стали бы настоящей трагедией украинской демократии, потому что на них выбирали бы не нового демократического президента, на них голосовали бы за вождя, который твердой рукой поведет одну половину Украины в бой против второй. Поскольку, как теперь уже понятно, ни одна из сторон не смирится со своим поражением, а победитель возжелает показательно высечь своего поверженного противника.

Впрочем, досрочные президентские выборы в Украине возможны лишь как результат обоюдной договоренности сторон. А если этого не произойдет? Значит, рано или поздно верх возьмет одна из сторон. Причем, пока что наибольшие шансы на стороне правых: за ними стоит масса народа, готового сопротивляться и буянить, но не покориться «донецким». А вот у Партии регионов хоть и есть (пока еще) власть, все государственные ресурсы (в том числе силовые), мощный экономический фундамент и разросшаяся сеть группировок «элиты», но у регионалов нет такой поддержки народа.

Да, жители Донбасса и Крыма очень не любят украинский национализм, но они никогда не устраивали против него массовых акций протеста. Они не полезут под пули (даже резиновые), чтобы защитить свой язык или свое видение истории. Они вот уже 22 года поступают наоборот – смиренно отводят своих детишек в украинские школы, а затем так же смиренно лезут в свои копанки. Поэтому в нынешней ситуации они не могут быть надежной опорой регионалов. Если вдруг их «десятник» потеряется, остальные будут в растерянности сидеть в автобусе или сбегут в ближайшую пивную…

Для «Свободы» приход к власти «революционным» путем выгоден тем, что именно таким способом она возьмет максимальное количество трофеев. Демократические выборы 2015 года, к которым еще недавно усердно готовились все украинцы, Тягнибоку были бы невыгодны. Он пошел бы на них либо в качестве запасного кандидата от правой оппозиции, либо основным, но в качестве «фашистского пугала», которым бы регионалы стращали своих избирателей.
Теперь у Тягнибока появился шанс стать настоящим основным кандидатом – и не пугалом, а вождем. Если он сумеет правильно сыграть свою роль, то его рейтинг обойдет и Яценюка, и Кличко. Но главный ресурс Тянибока не рейтинг, а его активисты, которые сейчас делают «революцию» в столице и регионах. И их ряды он может пополнить за счет «Правого сектора», который пока что отвергает любой контроль над собой, но вскоре будет нуждаться в каком-то политике, представляющем их интересы. Родить его из своих рядов «Правый сектор» вряд ли сумеет – значит, придется обращаться либо к Кличко, либо к Тягнибоку. Если последний согласится толкнуть перед радикалами пару зажигательных речей, то он станет очень влиятельным украинским политиком.

И еще раз возвращаясь к истории восхождения во власть Гитлера, стоит вспомнить, что сила германского фюрера была в партии, контролировавшей местную власть во многих регионах страны, и штурмовиках, которые могли как сами устраивать погромы, так и противостоять восстаниям сторонников Компартии. То есть обладающий такими же ресурсами Тягнибок тоже может пойти на сделку с центристами, почти в точности повторяющей условия, принятые Гитлером: отказ от преследования олигархии, отказ от левых реформ, сублимация народного недовольства в оголтелый национализм, ликвидация «диких» отрядов мятежников.

Кто может пойти на подобную сделку? Очень многие украинские политики и олигархи, за исключением разве что «енакиевской семьи». Да и то потому, что она просто обязана сыграть роль побежденных, которых будут пинать и преследовать, поскольку этого требует полноценная победа. Думается, что Петр Порошенко, уже вертящийся на трибуне Майдана, не отказался бы от такой сделки, если бы получил в ответ привилегии национального производителя.

Собственно говоря, Тягнибок уже сегодня мог бы получить подобное предложении и от регионалов, если они передумают разгонять «путч» и решатся на компромиссный раздел власти. И не с Яценюком и Кличко, которые ничего не контролируют, а именно с Тягнибоком, по одному слову которого «Свобода» может покинуть Евромайдан и захваченные ОГА. Впрочем, а зачем ему говорить такое слово?

Самое поразительное, что человек, который фактически стоит за очень ловким превращением Евромайдана во всеукраинское восстание правых, на публике строит из себя какого-то недалекого дурака, корчащего гримасы и кричащего примитивные лозунги. Вот и думай: то ли он является управляемой марионеткой, то ли специально придуривается, заранее продумав некий хитрый план…

По материалам: from-ua.com