Сытник мог знать о сокрытии коррупционных схем в «Укроборонпроме»

263

Государственное бюро расследований (ГБР) в рамках расследования производства, открытого по материалам расследования журналистов Bihus.info, проверит также возможную причастность директора Национального бюро расследований Артема Сытника к сокрытию коррупционных схем в оборонном секторе.

Об этом сообщил директор ГБР Роман Труба, передает «Интерфакс-Украина«.

Комментируя заявление руководителя Специализированной антикоррупционный прокуратуры Назара Холодницкого о том, что Сытник мог знать о сокрытии его подчиненными коррупционных схем в ГК «Укроборонпром», и, отвечая на вопрос, будут ли изучаться ГБР действия директора НАБУ, Труба сказал, что ГБР будет проверять все факты.

«Мы будем исследовать все факты, и проверять все обстоятельства, о которых нам будет известно. Конечно же, вопросы у нас будут не только к детективам, которые не расследовали или не зарегистрировали материалы проверки. В том числе юридическая оценка будет даваться действиям как руководителям структурных подразделений НАБУ, так и руководству», — отметил он.

Напомним, в финальной серии расследования Bihus.info, обнародованной вечером 11 марта, журналисты сообщили, что фигуранты оборонного скандала, связанного с компанией «Оптимумспецдеталь», годами «договаривались» с Государственной фискальной службой, Службой безопасности Украины, военной прокуратурой и даже НАБУ.

По данным журналистов, у «Оптимумспецдетали» в НАБУ был свой человек — информатор Евгений Шевченко, который принимал участие в ряде операций Бюро под прикрытием. Как оказалось, он инвестировал около 1 млн долларов в этот бизнес и фактически был заинтересованным лицом.

В расследовании также упоминались заместитель руководителя Третьего отдела І подразделения детективов Главного подразделения детективов НАБУ Олег Борисенко и детектив этого отдела Дмитрий Литвиненко. Также в расследовании упоминался первый заместитель директора НАБУ Гизо Углава, но Сытник решил его не отстранять.

НАБУ настаивает, что обвинения в пособничестве коррупционным схемам в адрес Бюро являются безосновательными. А Сутник ранее заявил, что Бюро начало расследовать возможные незаконные действия сотрудников еще до выхода журналистского расследования.

Ситуация стала настолько накаленной, что Луценко и Сытник стали открыто конфликтовать.

Во время своего выступления в ВР Луценко сказал, что в 2017 году прокуратура направила в НАБУ 87 страниц переписки с телефона владельца компании «Оптимумспецдеталь» Андрея Рогозы, где были фамилии всех фигурантов журналистского расследования: «и Рогозы, и Жукова, и Гладковского, и руководителей оборонпрома».

Сытник ответил, что в полученных материалах не было переписки.

«Мы не получали переписки господина Жукова и господина Свинарчука. Давайте говорить правду: о том, что было в первом, втором и третьем сюжете, мы узнали из самих сюжетов. И сейчас ведется это расследование», — добавил он.

Сытник сказал, что не понимает, зачем эта информация сейчас озвучивается.

«У меня к вам просьба как к генеральному прокурору. Может, не бросаться, кто кому и что направил, а просто прийти к общему знаменателю. Если у вас есть материалы, которые, по вашему мнению, относятся к нашей подследственности, передайте нам их», — добавил директор НАБУ.

Луценко ответил, что за годы в Генпрокуратуре «устал отвечать за чужие грехи». «Хищения и коррупция в Укроборонпроме — это исключительно ваша работа», — сказал генпрокурор.

Он повторил, что 87 страниц переписки направлялись в НАБУ. «Там четко указано: разговор между Рогозой и Москаленко, между Рогозой и Шевченко, Рогозой и Литвиненко, Рогозой и Жуковым, письма, подписанные Углавой и другими детективами, и даже воспоминания о кофеварке, которая стоит у вашей приемной», — сказал Луценко.

«С 17 года у вас эта папка, где описано в переписке, кто и как через Шевченко и других общается с вашими подчиненными и почему выходят письма под подписями ваших подчиненных по кальке, которую присылают им деятели. Скажите мне, за два года вы им дали оценку?» — возмутился Луценко, цитирует Левый берег.

«У меня за прошлый год 600 сотрудников полиции пошли с подозрениями, 20 [сотрудников] СБУ, 30 прокуроров. Вопрос: эти двое или трое пошли или нет? Вот и все», — добавил он.