Судебная реформа: что ждет Верховный суд?

333

10
В начале декабря высшая квалификационная комиссия судей допустила на конкурс вакансий Верховного суда 231 кандидата, притом, что вакантных мест открыто 120. Преимущественно конкурсантами являются профессиональные судьи, 80% конкурсантов, то есть 183 человека представляют систему общей юрисдикции судов различных инстанций. Среди них даже Ярослав Романюк, возглавляющий сегодня Верховный суд. Некоторые судьи являются потомственными, например, Артем Маляренко – сын председателя Верховного суда Украины Маляренко, работавшего до 2006 года. Каждый десятый конкурсант – практикующий адвокат и еще столько же преподают новые дисциплины. Впрочем, многие из правоведов на само деле совмещают преподавательскую деятельность с более доходной практикой. Гораздо меньшая группа конкурсантов, состоящая буквально из нескольких человек, представлена украинскими чиновниками, нынешними или бывшими. Среди них, например, руководитель службы обеспечения связи секретариата президента Ющенко с парламентом и Кабмином Ян Берназюк. Есть и работники действующего Верховного суда, как например, Ефрем Лащук. На должность претендует даже судья Европейского суда по правам человека Александра Яновская. Обнаружился даже один участник АТО, ныне судья хозяйственного суда Харьковской области Александр Мамалуй.

Стоит отметить, что эффективная работа любого суда во многом зависит не только от соблюдения регламентации, но и прежде всего от правосознания самих судей. Здесь ведь речь идет не только о знании права, но отношения к этим нормам и желании их применять. Потому результаты судебной деятельности следуют из взаимосвязи интеллектуального и эмоционального отношения к закону. То есть, какими бы ни были законы и какие бы реформы ни проводились, в любом случае правосудие вершит человек, потому уровень и качестве правосудия зависит только от человека.

На Верховный суд нового состава возложена особая миссия – в его задачи входит обобщение судебной практики, анализ судебной статистики, вынесение заключений в отношении законопроектов по поводу судебной системы, а также другие полномочия. Но самым важным является то, что Верховный суд представляет собой кассационную инстанцию, то есть пересматривает дела всех нижестоящих судов на основе существенных нарушений процессуальных норм, неправильного применения материального права нижестоящими судами. Примечательно, что Верховный суд редко рассматривает фактические обстоятельства дела, изучение вины. В основном внимание уделяется неоднозначным и сложным правовым аспектам, из-за которых и пришлось обратиться в кассационную инстанцию. Например, на западе чуть ли не каждое решение Верховных судов становится предметов обсуждения в юридической науке и вносится в учебники. В результате кассационная работа судов – это не только требование подчиняться закону, но и правила для судов общей юрисдикции. Впрочем, в Украине практика в основном ориентирована на нормативные акты, а не на правовые ценности.

Таким образом, содержание правовых принципов в Украине не определяет ни сущности юридических решений, ни их аргументации. Длительное время юридическая практика в лучшем случае была основана на букве закона, а то и на приказах начальников и коррупционеров. В результате заставить практикующих юристов, претендующих на должность на конкурсе, перейти к иному правопониманию будет очень непросто. И выявить таких людей и предстоит конкурсной комиссии.

В западных странах у судей Верховного суда есть абсолютно четкие задачи. Прежде всего, это необходимость убедить всех в том, что принятое решение является юридически правильным. Это становится результатом того, что все участники судопроизводства убеждены, что Верховный суд заслушал и принял все аргументы. Кроме того, судьям требуется прояснить любые оспариваемые правовые нормы и сделать их более понятными. Также их задачей является сделать текст решения суда более интересным и понятным для любого читателя.

А что же в Украине? 30 сентября в действие вступила масштабнейшая судебная реформа, которая началась с переименования Верховного суда Украины просто в Верховный суд. Кажется, кто-то стремился подчеркнуть, что этот орган правосудия не всегда работал на украинский народ. И до сих пор непонятно будет ли Верховный суд в дальнейшем работать на него или же на чьи-то другие интересы. Ответ на этот вопрос до сих пор неоднозначный, и сама процедура конкурса все еще не прояснена. Законом устанавливаются только требования к кандидатам и этапы конкурсного отбора. Содержание же конкурса, его прохождение, методика оценок – все это решает высшая квалификационная комиссия судей, которая состоит из самих судей, и они естественно связаны с судьями-конкурсантами. Кроме того, эксперты практически уверены, что большая часть конкурсной комиссии будет прислушиваться к тому, что посоветуют в администрации президента. Это влечет за собой огромный риск того, что Верховный суд будет полностью подконтролен Порошенко.

Многие задаются вопросом, чьим будет Верховный суд после переименования – Украины или президента? Ведь в случае полной подконтрольности, ни о какой загрузке правовой систем и речи быть не может. Конечно это лишь один из вариантов развития событий, но уже очевидно, что прописанными в законе нормами для своей выгоды не преминут воспользоваться. Кроме того, вся суета вокруг Верховного суда слишком вызывает ощущение дежа-вю. В 2010 году уже проводилась судебная реформа, которая ни к чему не привела. Впрочем, нынешняя судебная реформа не обязательно будет безрезультатной, если будут вноситься исправления в законопроекты, а конкурс будет открытым и прозрачным, с беспристрастным отбором судей, если судебная система будет ответственной и подотчетной народу, то от этого могут выиграть все, а не только президент.

Антикоррупционный информационно-аналитический портал job-sbu.org