Расследования по делу Майдана или потерянная нить

110

Общество рискует потерять расследования дел Майдана. В очередной раз. Как Государственное бюро расследований может поставить на паузу расследования дел Майдана.
Для завершения расследования дел Майдана остается около пяти месяцев. И хотя украинское законодательство не предусматривает четких сроков для фактовых производств (то есть расследований, которые начаты по факту преступления и в которых нет конкретных подозреваемых), однако следователи Управления специальных расследований (УСР) Генпрокуратуры Украины должны справиться до 20 ноября этого года.

Такая ситуация возникла из-за создания Государственного бюро расследований (ГБР) и ряд законодательных коллизий. Учитывая масштабы совершенных во время Майдана преступлений, нехватку человеческих ресурсов и постоянные проблемы, следователи вряд ли смогут завершить свою работу вовремя. При таких условиях остается один возможный вариант — передавать дела в ГБР, которое должно заниматься преступлениями, совершенными силовиками и государственными чиновниками высшего ранга. И пока это едва ли не самая большая из существующих проблем для дел Майдана.

Стоит отметить, что изначально преступления периода Революции достоинства расследовали различные структуры. Здесь и МВД, и прокуратура. Пострадавшие во время протестов активисты и их адвокаты пытались собрать все эти дела под одной крышей, чтобы получить хоть какие-то результаты. Наконец, Генпрокуратура Украины (ГПУ) создала Департамент специальных расследований, который должен был сосредоточиться исключительно на преступлениях времен Майдана. И должен был вести дела как по силовикам, так и в отношении чиновников. Однако через несколько лет после этого ГПУ провела реорганизацию, и департамент превратили в управление и уменьшили штат сотрудников. В то же время по законодательству исчезло и само понятие «следователь прокуратуры».
Поэтому работники, занимавшиеся расследованиями преступлений времен Революции достоинства, оказались в подвешенном состоянии. Ведь их деятельность, вообще их профессиональное существование украинское законодательство не предусматривает. Здесь следует пояснить, что функции следствия были для прокуроров «временными» около 20 лет. А их основные полномочия — это надзор за соблюдением законности при расследовании и представление государственного обвинения в судах. Собственно, это было прописано в Конституции Украины. Свои временные обязанности прокуроры должны были «потерять» с момента появления следователей ГБР, однако не позднее 20 ноября 2017 года. Это предвидел и Уголовный процессуальный кодекс, который Верховная Рада приняла в 2012 году. Однако ГБР не заработало в 2017 году. Со значительными задержками оно начало свою работу на год позже.

Здесь кроется одна из важнейших проблем в истории с расследования дел Майдана. В переходных положениях закона о ГБР прописано, что следователи прокуратуры, которые на момент начала деятельности Госбюро занимались расследованиями уголовных преступлений, имеют два года для завершения работы. И по логике, время для этого должны начать отсчитывать именно с ноября 2018-го, то есть когда ГБР сформировалось физически. Однако таймер для следователей прокуратуры начал работать именно с ноября 2017 года. Поскольку именно тогда они потеряли «временную» функцию — возможность расследовать преступления. Верховная Рада пыталась решить эту проблему и продлила сроки для расследования уже существующих дел на два года — до ноября 2019-го.

Собственно, все эти два года в УСР говорили о том, что «проблему ГБР» надо решать. Предлагали разные варианты: здесь и законодательные изменения, которые позволят прокурорским следователям завершать свои расследования, и подчинение их ГБР. Однако ни один из этих вариантов так и не реализовали. Оставалось передавать расследования в Госбюро. Но и здесь возникли трудности. С начала глава ГБР Роман Труба заявлял: никаких «старых» дел структура брать не будет. Впоследствии он вроде бы изменил мнение. Но выяснилось, что передавать дела некому, потому что в ГБР просто отсутствует нужный штат сотрудников.

«Никакого движения по передаче дел нет. Есть наше письмо от 10 мая, в котором мы писали, что 20 ноября приближается и, соответственно, нужно что-то решать. Мы так понимаем, что Верховная Рада уже не будет вносить изменения в законы, полномочия для расследования у нас заканчиваются. И не понятно, как видит ситуацию ГБР. У них будет отдельный отдел для наших производств? Какой будет процедура передачи? Потому что если следователи будут принимать наши майдановские дела, надо заблаговременно следователей ГБР включить в группу следователей прокуратуры, чтобы они начинали изучать материалы расследований заранее. Чтобы процесс расследования был непрерывным. Однако ответ от Госбюро мы еще не получили», — прокомментировал Тижню ситуацию глава Управления спецрасследований Сергей Горбатюк.
В прошлом году он также заявлял, что физическая передача дел — то есть перевозка томов расследований в другое здание — может затянуться на длительное время. А новым следователям по его подсчетам, понадобится около года для ознакомления со всеми документами. Что, в свою очередь, означает полную остановку расследований. Такого же мнения придерживается и адвокат семей Небесной сотни Евгения Закревская.

«Одна из главных проблем — новым структурам, в частности, и ГБР, не нужны старые дела, по доброй воле их никто не будет расследовать. Вторая проблема — на изучение такого количества материалов следователям нужны годы. Сейчас передача дел Майдана не начата. А передать надо тысячи томов, на это остается четыре месяца. Директор ГБР Роман Труба прямо подтвердил, что никакой передачи дел не происходит. Что это проблемный вопрос, который сейчас не решается. Он пообещал в течение месяца (в мае этого года) приступить к решению. Но еще не начал», — объясняет Тижню Закревская.

Она добавляет, что пока также неизвестно, кому именно нужно передавать эти производства: «Передавать дела некуда — в ГБР нет подразделений, которые будут заниматься делами Майдана. Передавать некому — в ГБР не существует процедуры отбора детективов, которая обеспечила бы непрерывность расследования. А знакомство с тысячами томов — это тысячи часов. То есть речь идет о фактической остановке расследования дел Майдана. И она произойдет в ближайшее время, если эту проблему не решат», — убеждена адвокат.

По проблемам с передачей дел Майдана высказывался и Роман Труба. Это произошло в мае этого года во время парламентско-общественной платформы, которую организовала Консультативная миссия Евросоюза. «На сегодня (май 2019-го) не запущен механизм передачи уголовных производств от органов прокуратуры в ГБР. Мы начали совместную работу с руководством УСР для решения вопроса формы и механизма передачи производств, находящихся в управлении спецрасследований. В ближайшее время вопрос надо решить. Возможно, она (передача — А) будет происходить путем привлечения народных депутатов, поскольку возникают значительные проблемы для следователей Госбюро расследований. Заключаются они в том, что это тысячи томов уголовных дел. И много времени надо только для изучения производства, не говоря уже об эффективности расследования. И нам нужен механизм, который не даст остановить расследование этих производств», — заявил Труба в мае.

Еще одна проблема, косвенно связанная с созданием ГБР, — неопределенная ситуация с самими следователями прокуратуры. Прокуроры неоднократно просили руководство ГПУ создать отдельное подразделение по надзору за делами Майдана, чтобы процесс следствия не прерывался. Ведь именно в это подразделение дожны были бы попасть следователи УСР, которые сейчас занимаются расследованием. И они бы, хотя бы в теории, могли помочь детективам ГБР с изучением сотен томов расследований. Однако такие просьбы длительное время игнорировались. И только недавно генпрокурор Юрий Луценко подписал приказ о создании такого управления. Впрочем, до сих пор неизвестно, кто его может возглавить. До поры до времени у следователей и адвокатов семей Небесной сотни были надежды, что главой станет Алексей Донской (бывший прокурор Департамента спецрасследований). Однако в прошлом году из-за своих высказываний о законе о недопущении преследования майдановцев (назвал документ «ничтожным» с юридической точки зрения) ему было на время запрещено занимать руководящие должности. И теперь существуют опасения, что «управление по надзору за делами Майдана» возглавит лояльное к руководству ГПУ лицо. Таким образом, возрастают риски влияния на расследование, в частности, административного, объясняют собеседники в прокуратуре. Ведь именно от прокуроров зависит, как оно будет продвигаться: именно они согласовывают отдельные следственные действия. Они вместе со следователем решают, можно ли передавать дела в суд и представляют в этих самых судах государственное обвинение.

«Генпрокурор в пятницу (7 июня) подписал приказ о создании управления по процессуальному надзору по делам Майдана. Но ходят слухи, что в руководстве не должно быть наших представителей. Ходят слухи, что заявления с пожеланиями возглавить это подразделение написали лояльные к руководству ГПУ люди. С одной стороны, можно сказать, что мы поспешили со своими просьбами о создании такого подразделения. А с другой — следователи прокуратуры должны видеть, что ситуация движется, их не бросят на произвол судьбы. И они будут переходить в другую структуру ГПУ. Но постепенно, поскольку еще надо привыкнуть к работе именно прокурора, а не следователя», — объясняет Горбатюк.
Так или иначе, хотя судьбу следователей хотя бы частично решили, однако ситуация с передачей дел до сих пор остается неопределенной. Несмотря на то, что народные депутаты уже включились в предвыборную гонку, вряд ли они смогут решать законодательные коллизии. Поэтому можно надеяться разве что на быстрое формирование подразделения по делам Майдана в Госбюро расследований. В какое бы, при идеальных условиях, должны войти люди с опытом работы с преступлениями времен Революции достоинства. Это позволит избежать простоя. Если же такое подразделение не сформируют, то общество рискует потерять расследования дел Майдана. В очередной раз.

По материалам: argumentua.com