Протокол допроса Юрия Луценко в «деле Ерохина»

330

Вниманию историков украинской коррупции предлагается документ, который не только проливает свет на источники состояния бывшего генерального, прости господи, прокурора Юрия Луценко, но и служит, перефразируя классика, энциклопедией украинской действительности. Это — датированный 29 сентября 2006 протокол допроса министра внутренних дел Луценко в качестве свидетеля по уголовному делу №55-1909, возбужденному по факту умышленного убийства полковника милиции Романа Ерохина.
Убийцы Ерохина осуждены еще в 2010 году, а сейчас на скамье подсудимых находится и заказчик преступления — бывший народный депутат Александр Шепелев, который, согласно фабуле обвинения, предоставил исполнителям 2 автомата Калашникова, 13 пистолетов Макарова, 2 пистолета ПБ, предназначенные для малошумной стрельбы, а также немалую сумму денег. Что же касается мотива убийства, то главный военный прокурор Анатолий Матиос в ходе брифинга 4 июля 2018 объяснил его преемник образом:

«Установлено, что полковник Ерохин совместно с группой подчиненных была обнаружена работа конвертационного центра на базе одного из коммерческих банков Донецка, конечным бенефициаром которого был один народный депутат в то время. И деятельность этого центра была приостановлена, три человека были привлечены к уголовной ответственности, схема легализации средств была ликвидирована … Дальнейшая профессиональная судьба полковника Ерохина была направлена ​​на выявление и пресечение противоправной деятельности других конвертационных центров, на территории Украины, что совершенно не устраивало действующего народного депутата, который и был организатором и заказчиком этого убийства ».

Впрочем, от высокопоставленных сотрудников милиции автору этих строк еще при жизни Ерохина приходилось слышать совсем другую версию о его профессиональных предпочтений, чем в изложении Анатолия Матиос. А именно: что Ерохин не боролся с конвертационного центра, а сам их создавал. Для этого Ерохин, будучи оперативным сотрудником Управления по борьбе с организованной преступностью УМВД Украины в Донецкой области, заводил оперативно-розыскные дела, в рамках которых выносились постановления о, так сказать, имитирование обстановки преступления и открытия в учреждениях банков счетов фиктивных фирм с целью выявления клиентуры, которая пользуется услугами конвертационных центров. Далее такой конвертационный центр долгое время работал, предоставляя услуги «обнала» и принося своему владельцу колоссальные прибыли, а после того, как Ерохин «внезапно» арестовывал открытый им счет (понятно, что на счету в этот момент находились копейки), то еще и тряс деньги с тех предпринимателей, которые имели неосторожность переводить деньги. 

О масштабе деятельности Ерохина свидетельствует хотя бы то обстоятельство, что во время президентских выборов 2004 года он проживал в Киеве в отеле «Премьер Палас» и был кассиром штаба Виктора Януковича. В частности тогдашний вице-премьер-министра Андрей Клюев, этот штаб возглавлял, переводил на счета фиктивных фирм, открытых Ерохиным в банках Макеевка, бюджетные средства на якобы проведения ремонтных работ на Хмельницкой атомной электростанции. Ерохин эти деньги переводил в наличные доллары и доставлял в избирательный штаб.

Понятно, что после падения преступного режима и победы Оранжевой Революции карьера Ерохина стремительно пошла вверх, а он стал личным «кошельком» и доверенным лицом министра внутренних дел Юрия Луценко — не прекращая своих деловых контактов с лидером енакиевской группировки Юрием Иванющенко ( «Юра Енакиевский »).

Во время допроса, протокол которого мы публикуем, Юрий Витальевич говорил, что с Ерохиным его познакомил кум Юрий Воскобойников — кстати, именно на Воскобойникова была зарегистрирована компания «Украинские новейшие телекоммуникации», где финансовым директором нищенски трудилась Ирина Луценко, а Юрий Луценко в сентябре 2006 обязал всех сотрудников милиции перейти на тарифный план компании «Украинские новейшие телекоммуникации» и создать на ее базе корпоративную сеть связи.

Впрочем, мне приходилось слышать и другую версию — что на самом деле Луценко и Ерохина в феврале 2005 года, когда Юрий Витальевич впервые приехал в Донецк в статусе министра внутренних дел, познакомил Юрий Грымчак, давний соратник и близкий друг Луценко, уже назначен на тот момент заместителем председателя Донецкой областной государственной администрации по вопросам взаимодействия с правоохранительными органами. Впрочем, деловые отношения между Грымчаком и Ерохиным ни были секретом и для следователя, допрашивал Луценко в связи с гибелью скандального милиционера — в отличие от Луценко, который на допросе утверждал, что ничего об этом не знает.

В начале 2006 года Луценко перевел полковника Ерохина и его соратника и помощника подполковника Черного в Киев не только для того, чтобы держать поближе к себе своих доверенных лиц, но и по требованию тогдашнего начальника Управления МВД Украины в Донецкой области Михаила Клюева (будущего первого заместителя министра ), который заявил, что не допустит превращения Донецкого УБОП на конвертационный центр — мол, если Луценко хочет зарабатывать на «обнала», то пусть забирает своего Ерохина к себе в министерство.

В Киеве Юрий Витальевич поселил Ерохина на даче министра в Пуще-Водице и передал в его подчинение 60 сотрудников МВД Украины, которые под руководством Ерохина должны были открывать «конверты» и предоставлять широким слоям населения услуги по переводу безналичных средств в наличные с уклонением от уплаты налогов. Доходило до того, что Юрий Витальевич лично выносил постановления о заведении оперативно-розыскных дел, в рамках которых Ерохин открывал в учреждениях банков счета конвертационных центров — как, например, это было в случае с донецким банком «Перспектива» (в феврале 2007 года сменил название на «Универсальный коммерческий банк»). Но эта бурная деятельность продолжалась недолго — 26 июля 2006 Ерохин, который должен был везти в Донецк «кассу», был похищен у запасного командного пункта МВД Украины в Пуще-Водице, где он жил по милости министра, и убит 8-я выстрелами.

За месяц спустя правоохранители задержали организатора преступления — бывшего сотрудника ГУБОП МВД Украины и исполнителей — сотрудников налоговой милиции и таксиста. Вскоре было найдено и тело самого Ерохина, закопанное в лесополосе под Ворзелем. Что же касается заказчика, то подозрение сразу же пало на народного депутата Шепелева, который занимался тем же, что и Ерохин и даже имел в Донецке собственный банк «Донкредитинвест», переименованный в сентябре 2005 года на «Европейский банк рационального финансирования», который специализировался на «обнала». Более того: Шепелев вместе со своим давним партнером по криминальному ремеслу Павлом Борулько устроил целый банковский синдикат, который вывел за границу не менее миллиарда долларов.

Пока Ерохин жил и работал в шахтерской столице, он с Шепелевым жил душа в душу, а в Борулько даже занял несколько миллионов долларов. Однако статус лица, приближенного к министру внутренних дел, повлек за Ерохина головокружение от успехов — он стал шантажировать Шепелева, требуя с него деньги за возможность безнаказанно заниматься финансовыми аферами. В конце концов, Шепелев пришел к выводу, что Ерохина дешевле убить. Тем более, что неприкосновенность банкиру была гарантирована — Борулько (кстати, он был чуть ли не последним, с кем Ерохин общался по телефону) женат на племяннице тогдашнего генерального прокурора Украины Александра Медведько …

Возникает вопрос — а знал Анатолий Матиос, чем на самом деле занимался Ерохин? — Конечно, знал. Не мог не знать, поскольку следователь (точнее — начальник отдела Генеральной прокуратуры Украины) Владимир Геннадьевич Жербицкий, который в 2006 году расследовал «дело Ерохина» и допрашивал министра внутренних дел Луценко, в следующем стал заместителем главного военного прокурора. Но пока должность генерального прокурора занимал выдающийся специалист в области права Юрий Луценко, рассказывать правду о Ерохина и его связь с Луценко не было никакого смысла. Тем более, что на квалификацию того, что совершал Шепелев, это никак не влияет.

По материалам: ord-ua.com