Полиция, которую мы заслужили

385

Почему мы проигрываем войну с пытками в полиции.
Очередные избитые и изнасилованные полицией. Очередная быстрая волна возмущения и столь же быстрое успокоение общества. Когда это началось? С дела Гонгадзе, замученного работниками милиции? Или с других — например, Помыляйко?
Вот информация о таких же событиях в 2018, 2019, 2020 годах. Похоже, мы уже привыкаем к этому, даже убийство полицейскими ребенка ничего не изменило.
Мы проигрываем эту войну, потому что мы постепенно сдаем позиции. Власть меняется, министры внутренних дел приходят и уходят, реформа длится годами, проходят волны люстраций и аттестаций, а людей в полиции пытают, как и раньше.

А почему бы нет? полиция оценивает сама себя, расследует сама себя — каких изменений нам ждать? Пока все остается без изменений, избиения, стрельба по детям и насилие будут иметь место.

Даже несмотря на то, что существуют специальные отделы в прокуратуре и отдельный орган ГБР (Государственное бюро расследований), они бессильны что-либо изменить. Они смотрят на ситуацию глазами полиции и могут разобраться только с последствиями таких преступлений. Вы же знаете, что ГБР и прокуратура в основном получают сообщения о пытках и незаконном насилии от самой полиции? Что у врачей, к которым обращаются избитые, обязанность информировать о таком полицию, но нет обязанности информировать ГБР? Что ГБР до сих пор не имеет доступа к базам данных МВД, что затрудняет работу по делам? Что львиная доля дел ГБР — это дела о коррупции и преступлениях, совершенных военными, а на остальное просто не хватает ресурсов?

Независимые и эффективные органы предупреждения пыток в Украине отсутствуют — национальный превентивный механизм при омбудсмене еле дышит и ни на что не влияет. Его отчеты бессмысленны и никому не интересны. Фактически он давно уже существует ради самого существования.

Верховная Рада также ни на что не влияет, а в условиях значительного количества депутатов, близких к министру внутренних дел, даже продвигает законопроекты, которые дадут дополнительные полномочия полиции и Национальной гвардии.

Общественность постепенно отошла от попыток активно влиять на ситуацию и погрузилась в комфортные условия бесконечных тренингов, учений и комментариев на телевидении. Небольшая часть наиболее активных концентрируется на преследовании нарушителей лично, но система этого не заметит, даже если они достигнут успеха. Время от времени проводятся акции, где раздаются призывы отставки Авакова, что придает им политический привкус и отвлекает от проблемы, которая существовала до него, существует при нем и будет существовать после.

Большинство донорских и международных организаций, работающих в сфере реформы уголовной юстиции, сконцентрировались на помощи именно полиции и другим ведомствам. Это не удивительно, потому что покупать машины, компьютеры, делать ремонты, перерезать ленточки значительно проще, чем поддерживать инициативы, направленные на слом существующей системы круговой поруки и поддерживать деятельность, ведущую к неприятным разговорам с руководством полиции.

СМИ не хотят по-настоящему исследовать факторы насилия в полиции. Анализировать законодательство или следить за длинными делами, готовить серьезные материалы и предлагать обществу решение проблемы для большинства изданий слишком сложно. Значительно легче транслировать комментарии бесконечных советников, председателей общественных советов и пресс-секретарей. Благодаря такому подходу информационное поле переполнено различными, часто взаимоисключающими посланиями от экспертов и «экспертов». Причем процент вторых значительно превосходит и формирует ложную картину или в стиле «это единичный случай» (да конечно же, очередной), или «все не так однозначно».

Есть вопросы и к нам как обществу в целом. Мы все больше приемлем насилие в полиции. Почему количество граждан, которые оправдывают использование пыток в работе полиции при тех или иных обстоятельствах, растет с 2014 года? Также странно, что существуют люди, которые фанатично верят в тезисы медийной волны 2015 года, что якобы «патрульная полиция не бьет и не берет».

Рецепты для борьбы с таким явлением, как пытки в полиции, конечно, есть. Их использовали, например, в свое время в Великобритании и Польше. Эти рецепты хорошо известны и у нас. Независимая система сбора жалоб на полицию, независимая оценка деятельности полиции, независимая система расследования фактов незаконного насилия — об этом говорится уже много лет. Но пока мы будем «реформировать» полицию, не меняя ничего по сути, остается только терпеть тот факт, что полиция в ходе борьбы с преступностью множит ту же преступность своими поступками.

По материалам: argumentua.com