Почему рейдеры не бояться Антирейдерской комиссии Минюста

Почему рейдеры не бояться Антирейдерской комиссии Минюста

123

Говорят, что в Украине — достаточное законодательство, чтобы «защитить права собственности». Мало того, кроме законов в государстве существует целый ряд дополнительных структур, которые оберегают покой предпринимателей. Главная из них — Антирейдерская комиссия Министерства юстиции.
Тем не менее, с 2013 года в Украине произошло 1690 рейдерских захватов. 539 — за последние полтора года. Такую статистику обнародовала ГПУ, и это, кажется, единственный случай, когда у Луценко не завышают показатели.
Дело в том, что реальная практика сильно отличается от теории. Как это работает на самом деле, расскажем на примере Братского маслопрессового завода (БМПЗ) стоимостью $8 млн, который рейдернули за три дня. Причем при отсутствии каких-либо корпоративных конфликтов между собственниками.

Две фальшивки и очарованы регистраторы
В конце 2016 года к владельцу Братского маслопрессового завода на Николаевщине Олегу Ильяшенко обратился довольно известный бизнесмен с предложением инвестировать в БМПЗ. Переговоры не удались из-за «разных видений бизнеса». Но после этого Ильяшенко неформально намекнули, что завод у него «все равно отожмут».

Рейдерить начали на Щедрый вечер 2017 года. Нашли бывшего зека, который после отсидки за грабеж в 2016 году вышел на свободу. Тот за 1 тыс. грн согласился стать новым владельцем завода, который в Едином реестре юрлиц фигурирует под названием ООО «Новые энергосберегающие технологии» («НЕСТ») и которое в то время было зарегистрировано в Донецкой области. Впоследствии на допросах зэк рассказал, что подписать документы его попросил «знакомый Петр».

Чтобы переписать завод на другого человека, необходимо собрание учредителей предприятия, на которых составят соответствующий протокол. Такой протокол — № 3 — появился. Его банально подделали. В нем было сказано, что владелец якобы отступает права на завод зеку.

По правилам, такой протокол должен удостоверить нотариус. Подпись и печать киевского нотариуса тоже подделали. После чего 13 января 2017 года с поддельными документами рейдеры пришли к регистраторше Краматорского городского совета Донецкой области Екатерины Куцен и перерегистрировали адрес, владельцев и руководителя ООО «НЕСТ». Позже прокуратура выяснит, что в оригинале регистрационного дела есть лишь копия протокола № 3, а оригинал — отсутствует.

Уже на следующий день, 14 января 2017 года, на завод зашел представитель рейдеров — фирма «Олтрейд-2016», сообщив, что ей завод отдали в аренду, поэтому старые владельцы, — с вещами на выход.

16 января 2017 года «новый» владелец завода — зэк переписывает «НЕСТ» у другого регистратора — Печерской РГА Киева Натальи Мельниковой на шотландскую фирму «Uk noble».

Чтобы переписать фирму на шотландцев, Мельникова должна была принять два важных документа — упоминавшийся протокол № 3, которым завод переписали на зэка, и протокол собрания ООО «НЕСТ» № 4 — каким зэк переписывал завод на шотландскую фирму.

Оба протокола должен был снова заверить нотариус. В ход снова пошли поддельная подпись и печать того же нотариуса. Конечно, то, что подпись нотариуса подделали, регистраторша знать не могла. Но некоторые вещи ее должны были насторожить. Прежде всего — реестровые номера, по которым фальшивая нотариус якобы удостоверяла протоколы собраний предприятия. Так, протокол № 3 от 12 января зарегистрирован под № 149. А протокол № 4, составленный на следующий день, 13 января — под № 58. Нотариусы заверяют документы в порядке возрастания, соответственно, протокол от 13 января 2017 года должен быть под номером, бОльшим сто сорок девятого. Как может такого не заметить регистратор? И, если протокол № 3 был копией, то почему регистратор его приняла на веру? Тем более, учитывая, что завод стоимостью $8 млн. переводили на другого собственника на следующий день после покупки?

Антирейдерская комиссия: защитит, но не всех
17 января 2017 года настоящий владелец завода — Олег Ильяшенко обращается в Антирейдерскую комиссию Минюста (Комиссия по вопросам рассмотрения жалоб в сфере государственной регистрации). Эта комиссия стала легендой на бизнес-рынке. Она наделена огромными полномочиями: может наказывать нотариусов и регистраторов и отменять-вносить любые регистрационные действия в Единый реестр юрлиц и Государственный реестр прав на недвижимое имущество. То есть, возвращать владельцам заводы-пароходы или, наоборот, — отбирать.

Все заседания комиссии закрыты, без участия прессы или свободных слушателей, иногда на комиссию трудно попасть даже самим участникам. Когда комиссия выслушивает жалобщика, то не сообщает решение сразу, как, например, в суде, а делает это письмом через несколько дней или недель, а решений комиссии вообще нет в публичном доступе.

Владелец БМПЗ Олег Ильяшенко просил комиссию отменить все, что нарегистрировали регистраторы Куцен и Мельникова. Подтвердил, что завод никому не переписывал, что протокол № 3, с которым работали обе регистраторши, — подделали, и он его не подписывал. Добавив, что этот протокол был копией, к тому же — не прошитой.

Впрочем, 31 марта 2017 года Минюст отказывает владельцу завода без объяснения причин. Просто сообщили, что регистраторы все сделали «в соответствии с законодательством». Как утверждают у Ильяшенко, этот приказ Минюста в оригинале рейдеры получили уже на следующий день, в то время, как до реального собственника завода он добирался несколько недель.

Позицию Минюста мы узнали из ответа на запрос. В двух словах: мы только проверяем, придерживался регистратор всех правил при регистрации документов. А правила такие: принять от заявителей заявление, протоколы и проверить, заверены ли протоколы нотариусом. Закон дает комиссии Минюсту возможность исследовать только сканкопию, загруженную регистратором в Единый реестр юрлиц. Вот комиссия этой возможностью и воспользовались.

Она могла связаться с правоохранителями, которые к тому времени уже изъяли оригинал регистрационного дела, и узнать детали: какие там были документы, копии или оригиналы, прошитые или нет; но комиссия этого не сделала, потому что закон прямо к этому не обязывает. Поэтому комиссия только исследовала документы, загруженные в ЕГР, а там было все, что нужно. Правда, в вариантах черно-белых скан-копий. Потому что система ЕГР настроена так, что при сканировании и загрузке в нее любого документа сканирование происходит всегда в черно-белом режиме. Следовательно, с экрана не видно, прошиты документы или нет, оригиналы это или копии. Далее комиссия отметила, что формально все необходимые документы регистраторы получили, а выяснять, поддельные они или нет — компетенция суда. На этом добром слове владельца послали.

Тогда владелец завода начал искать регистраторов, которые бы отменили регистрационные действия Куцен и Мельниковой. Потому что отменить такие действия может любой регистратор. И здесь вылезла новая проблема.

Забывчивые регистраторы на службе у рейдеров

2 февраля 2017 года регистратор КП «Центр содействия бизнесу Киева» Ирина Петрушевская открыла в ЕГР профайл ООО «НЕСТ» и почему-то не закрыла. Регистраторы, к которым обращался владелец завода, не хотели отменять это незавершенное действие Петрушевской. Ибо, если отменить незавершенное действие коллеги — попадешь под проверку Министерства юстиции. После чего регистратора могут наказать — отобрать доступ к реестрам или вообще лишить свидетельства.

Если министерство захочет докопаться к регистратору, оно всегда найдет, за что. Этому есть доказательства — на днях прокуратура задержала члена Антирейдерской комиссии Алису Оскирко, которая требовала 200 тыс. грн за «не препятствование в осуществлении деятельности предприятия в сфере госрегистрации». Следовательно, никому не нужны лишние проблемы, о чем владельцу БМПЗ и сообщили все регистраторы, к которым он обращался. Адвокатам же владельца добрые люди в министерстве намекнули, что регистратора, который изменит данные реестра, они вряд ли найдут.

10 февраля 2017 года владелец завода написал вторую жалобу в Антирейдерскую комиссию с той же просьбой — отменить регистрационные действия регистраторов. На этот раз жалобу подкрепили письмом следователя ГУНП в Николаевской области, который ведет расследование по рейдерству завода. Следователь просил Минюст проверить законность перерегистрации завода, поскольку его переписали по поддельным документам.

Однако через несколько дней Антирейдерская комиссия отказала жалобщикам по формальной причине — они не рассматривают одни и те же жалобы повторно. Всего владельцы завода в Антирейдерскую комиссию обращаются 4 раза, и получили 4 отказа.

28 марта 2018 года Олег Ильяшенко выиграл суд, который обязал отменить действия регистраторов Куцен и Мельниковой, которыми завод переписали на рейдеров. Владелец БМПЗ начинает искать регистратора, который согласится внести изменения. Впрочем, такой благородный рыцарь в блестящих латах находится, причем — сам. Поскольку владелец завода к нему не обращался.

26 апреля 2018 года регистратор Виктор Михачов из днепровского филиала КП «Регистрация недвижимости и бизнеса» отменяет регистрационные действия регистраторов Куцен и Мельниковой. На основании якобы обращение представителя от Олега Ильяшенко. Хотя — еще раз — к Михачову ни Ильяшенко, ни его представители не обращались. Впрочем, рыцарем Михачов побыл всего один день. 27 апреля 2018 года он отменяет все, что нарегистрировал по заводу 26 апреля, как ошибочное, но не закрывает регистрационное дело в реестре и исчезает, как когда-то исчезала регистраторша Петрушевская.

Поэтому, настоящему владельцу БМПЗ вернуть завод даже с решением суда снова становится сложно, потому что снова никто не хочет отменять незавершенное регистрационное действие. И только 6 июля 2018 года, методично обходя регистраторов, владелец завода выяснил, что Михачов наконец закрыл профайл в реестре, поэтому Олег Ильяшенко смог отменить регистрационные действия регистраторов Куцен и Мельниковой. Правда, захватчики в настоящее время уже вывели из завода 60 млн. грн. через процедуру банкротства. А Ильяшенко из-за особенностей той же процедуры банкротства до сих пор не может внести себя в реестр как собственника.

Рейдерство Братского маслопрессового завода сейчас расследуют ГСУ и полиция Николаевской области в различных производствах. Однако работать стало труднее, потому что зэк — первый человек, на которого записали завод, — случайно умер.

Правда, в этой истории фигурировали не только бывшие зэки.

Список не-зэков
Как вы помните, конечным владельцем завода после его захвата стала шотландская фирма «Uk noble». В документах этой фирмы в британском деловом реестре фигурирует Сандра Джина Эспарон. И вот же совпадение: в день рейдерства Братского завода — Щедрый вечер прошлого года — это жительница Сейшел также значилась бенефициаром украинской фирмы «Заммлер-склад».

Совладельцем торговой марки «Заммлер» является народофронтовский министр юстиции Павел Петренко, а совладельцами «Заммлер-склад» сейчас являются партнеры министра юстиции Виктор Шевченко, Олег Рачов, ООО «Земмлер Украина», Алена Скляр и Татьяна Анатольевна Пинкас — экс-прокурор прокуратуры Киевской области, что регистрировалась по одному адресу в Киеве с Петром Пинкасом — однокурсником Павла Петренко, близким к Антирейдерской комиссии Минюста.
Также интересный момент — регистраторы Михачов и Петрушевская, которые вредили реальному владельцу БМПЗ, хотя и работали в разных регистрационных структурах — коммунальных предприятиях, но киевские офисы этих КП зарегистрированы по одному адресу в одной комнате, и вот же совпадение — через дом от Департамента государственной регистрации и нотариата в Министерства юстиции. Этот департамент возглавляет Виталий Гайдук, который также возглавляет Антирейдерскую комиссию.

Захватывать завод помогала охранная фирма «Борисфен», соучредитель которой Владимир Каминский имеет точно такие же ФИО, как и помощник депутата от «Народного фронта» Юрия Березы.

И четвертый момент — в новых документах рейдеров секретарем собрания значится Фарит Качкуров — ликвидатор фирмы народофронтовца Сергея Пашинского «Хэлси». Напомним, Качкуров и регистратор КП «Регистрация недвижимости и бизнса» засветились еще в одной истории по отжиму части дома на столичном Андреевском спуске.

Конечно, то, что трое народофронтовцев встретились в одном кейсе, вполне может быть совпадением, тем более, что связь не прямая, а опосредованная.

Но думаем, потенциальным инвесторам в украинскую экономику эти совпадения тоже пригодятся. Чтобы не только очаровываться справедливыми законами о «защите прав собственности», но и знать о нюансах их применения.

По материалам: argumentua.com