Плен и страшные пытки: Погиб командир «Луганск-1». Фото

281

Во время выполнения задания штаба Операции Объединенных сил погиб командир батальона спецназначения «Луганск-1» Сергей Губанов, еще трое правоохранителей в результате взрыва были ранены. Смерть 44-летнего комбата для многих стала шоком – о его бесстрашии и настоящем патриотизме ходили легенды.

Губанов мечтал вернуться в освобожденный родной Луганск, а когда его спросили, почему он в 2014 году не остался на «той стороне», Сергей жестко ответил: «Я не вижу себя среди убл*дков».

Подорвались возле прифронтовой Трехизбенки

Трагедия произошла 20 мая около 21:00 в районе поселка Трехизбенка Новоайдарского района Луганской области. Как рассказала руководитель пресс-службы ГУ НП в Луганской области Татьяна Погукай, комбат и его бойцы патрулировали населенных пунктов на линии разграничения вдоль реки Северскй Донец – от поселка Кряковка и до Станицы Луганской.

«Их задачами было не допустить проникновение на подконтрольную Украине территорию вражеских диверсионно-разведывательных групп, перекрытие контрабандных «путей» и обеспечение правопорядка».

Попав на вражеское взрывное устройство, Губанов и трое бойцов батальона получили осколочные ранения.

Комбат скончался практически сразу, а за жизнь троих его сослуживцев сейчас борются врачи.

Сергей Губанов пришел в милицию еще в далеком 1995 году. Начинал с оперативника уголовного розыска Стахановского городского отдела милиции. События 2014-го застали его в должности начальника Ленинского районного отдела милиции г. Луганска.

«Я был руководителем среднего уровня и не понимал, что происходит. Доверия к личному составу не было (такое было время, непонятно – кто свой, а кто чужой). Никаких команд сверху не поступало. Когда официально из ФСБ переходили на службу в СБУ, или те, кто раньше служил в полиции в РФ, приехали в Украину, приняли наше гражданство. Это дает основания говорить, что все готовилось заранее», – рассказывал Сергей, передает Обозреватель.

В нашей области, да и по всей Украине, было очень много агентуры из России. Еще в 90-х я знал людей, которые впоследствии оказались «консервами»

Во время «русской весны», когда на Луганщину ступила нога врага, Сергея вместе с еще несколькими офицерами милиции взяли в плен боевики и пытались выбить признание о том, где милиционеры прячут автоматическое и табельное оружие.

«Нас привезли в подвал какого-то технического помещения, два на два метра. Судя по запаху и следам крови, мы там были не первые… Один из пленных попросил вывести его в туалет. В это время к нему подошел человек и начал бить по затылку лопатой – не сильно, чтобы не убить, но настойчиво», – рассказывал командир.

«Мы пробыли там сутки, но если бы нас подержали дольше, вероятно, боевики получили бы часть информации, которую хотели. Но нам повезло – когда нас задерживали, они думали, что никто об этом не знает, а это оказалось не так – информация о том, что мы пропали, ушла», – вспоминал те страшные дни Сергей Губанов.

Были и «допросы» с паяльником, показательные «расстрелы»

Тогда благодаря решимости сослуживцев удалось освободить из плена всех офицеров. Но уже буквально через неделю у каждого из них дома были «засады» боевиков.

На Сергея и еще 16 офицеров милиции объявили «охоту». Все они были внесены оккупантами в «расстрельный список 17», их фотографии были развешаны на всех блокпостах боевиков с призывом: «Подлежат расстрелу».

После выхода из Луганска Губанов продолжил работать в органах, курировал добровольческие батальоны. А в 2015-м его назначили комбатом «Луганск-1».

Сергей непосредственно принимал участие в боевых действиях на территории Донецкой и Луганской областей, в освобождении вместе с военнослужащими ВСУ, нацгвардейцами и добробатами захваченных оккупантом территорий.

Для собратьев Сергей был надежным товарищем и всегда приходил на помощь тем, кто в этом нуждался.

«Батальон «Луганск-1″ для Сергея был настоящей семьей, где для каждого бойца он был и отцом, и воспитателем, и психологом. К каждому имел особый подход, всегда находил слова поддержки, становился на защиту каждого из них. Учил оставаться живыми во время выполнения боевых задач», – рассказала Татьяна Погукай.

«Не мог быть не на войне, пока идет война»

Координатор «Медийной инициативы за права человека» Ольга Решетилова рассказала, что делом всей жизни Сергея было вернуть родной Луганск.

«Мне кажется, бесстрашнее человека я не встречала… Он мог получить любые должности и уже сидеть в министерстве, но делом его жизни было вернуть свой Луганск. Он мог бы ограничиться блокпостами и не париться, но не мог быть не на войне, пока идет война», – написала Ольга на своей странице в Facebook.

Волонтер Виктория Фетисова отмечает, что комбат был добрым человеком, однако врагу от него пощады ждать не стоило.

«АНГЕЛ «Луганск-1″… Ты был настоящим! Сергей, комбат, ты навсегда останешься в сердцах тех, кто тебя знал… Добрый к своим и лютый к врагу», — написала Виктория.

Андрей Рева добавил, что Сергей был очень порядочным человеком и настоящим командиром.

Вчора від рук російських окупантів загинув полковник МВС Сергій Губанов.Він був дуже порядною людиною, справжнім командиром, патріотом України та гідним сином Луганщини.Вічна пам'ять герою.

Publiée par Andrew Reva sur Mercredi 20 mai 2020

Сергей Губанов действительно мечтал вернуться в освобожденный Луганск. Верил, что мир обязательно наступит.

«У нас достаточно сил и средств. чтобы сдерживать оккупантов. И не только сдерживать. Я очень хочу домой, хочу, чтобы был мир там, где я жил. Если не я, то кто же?! Если бы все хотели пересидеть, переждать – воевать бы некому было», – говорил Сергей.

Прощание с полковником полиции, комбатом батальона «Луганск-1» Сергеем Губановым состоится 22 мая в 10:00 в помещении Луганского областного академического украинского музыкально-драматического театра в Северодонецке.