Откуда дефицит в аграрной стране

169

Высшие украинские чины – причем, что характерно, независимо, так сказать, от «эпохи»: и при Кучме, и при Ющенко, и при Януковиче – регулярно заявляют о намерениях нашей страны занять место в перечне лидеров чуть ли не мирового сельского хозяйства. Заявления достойны похвалы. В смысле, если бы был конкурс заявлений, озвученных убедительным голосом (как сказал бы Вуди Аллен – «с хорошо поставленной реверберацией») в солидной обстановке, то этот тип заявлений был бы в однозначных фаворитах конкурса. А вот ежели бы проверяли на обоснованность претензий…

То все обернулось бы весьма плачевно. Рвемся мы, рвемся в лидеры этого самого мирового аграрного сектора, а между тем чуть ли не ежегодно вынуждены ликвидировать собственный дефицит продовольствия за счет импорта сельхозпродукции. А, между прочим, продовольственный суверенитет повсеместно считается базовым. Потому, что без него ни о каком политическом или юридическом суверенитете можно даже не говорить. Именно поэтому, кстати, продовольственный суверенитет является основной мишенью для атак транснациональных корпораций. Очень удобно контролировать любую державу, держа людей за горло голодом.

Почему же Украина со своими постоянными претензиями ежегодно натыкается на одну и ту же проблему? Откуда эти дефициты? Может быть, мы и в сельском хозяйстве настолько же беспомощны и бесперспективны, как, например, в производстве процессоров?

Нет, конечно. Дело именно в том, что описано вверху: голод как способ контроля. Дефициты, искусственные дефициты – это один из инструментов той же политики. Агротрейдеры – такая же мировая «паутина», как и наркоторговцы. То, что они контролируют хлеб, а не героин, не делает их более совестливыми. Помните в фильме «Квант милосердия» линию с торговцами водой? Даже в сугубо развлекательных голливудских продуктах эта тема получает пусть и косвенное, но освещение. Дефицит – оружие. Дефицит воды, дефицит мяса, дефицит сахара, дефицит хлеба. Необязательно доводить до буквального голода, чтобы получать сверхприбыль. Вот они и получают.

Они – это не только сами агротрейдеры, но и дружественные им структуры. Такого же «транснационального» характера. Например, МВФ. Вы можете сказать: чего ж тут транснационального, когда МВФ – американский. Правильно, международный он только в названии. Однако влияние его – транснациональное. При этом американские бедняки и рабочие так же мало получают пользы от МВФ и агротрейдеров, как и наши. А наши олигархи и крупные бизнесмены так же неплохо себя чувствуют, как и американские. Вот вам и «транснациональность».

Нельзя не видеть, что локальные, ограниченные методы борьбы, которые пытается применять наша власть, не действуют. Сейчас продукты опять дорожают, искусственные дефициты – как на гречку – возникают чуть ли не еженедельно. Трейдеры диктуют свою волю. Как можно с этим справиться? Только лишив доступа к продовольственному сектору частный капитал. Сколько раз приходится повторять: частный капитал может быть эффективным собственником только для самого себя. Интересы потребителей его не волнуют. То есть, волнуют – но не всех. Вот поэтому наша сельхозпродукция путешествует на столы к европейским богачам. А мы получаем в лучшем случае аргентинское мясо.

Ситуация с продовольствием типична, не думайте, что здесь есть нечто особенное. Точно так же ведет себя наш частный капитал, компрадорский по своей сути, и в других сферах – в ЖКХ, например. Так же он будет вести себя и по отношению к земле, если, не дай бог, мораторий на ее продажу все-таки снимут. До тех пор, пока государство не вернет себе в собственность сельхозпредприятия, наша продовольственная безопасность, наш продовольственный суверенитет будет находиться под постоянным прицелом.

Если, конечно, его не «застрелят» в ближайшее время.

provokator.com.ua