Опасности закона №1083 «Об электронных коммуникациях»

326

О попытке государства обеспечить регуляцию и несанкционированную прослушку для каждого мы поговорим в следующем пункте. Но одна важная деталь теряется на общем фоне. Да, самая популярная реакция после ознакомления с законопроектом «Об электронных коммуникациях» — сказать, что он просто закручивает гайки в некогда свободном государстве. Однако куда разумнее считать, что проект позволяет грабить бюджет и закладывать основы для будущей слежки за гражданами.

На самом деле подобные финты были частично реализованы и до его внедрения. К примеру, мобильный оператор с удовольствием «сольёт» ваш телефонный номер следователю, если это вдруг понадобится. Так что по паспорту сим-карты продаются или нет, эти риски существуют и сейчас. Если отойти от обычной паники, в которую часто впадают люди, ощущающие угрозу, в сухом остатке остаётся готовая коррупционная схема, и даже не одна. Можно сказать, коррупция на самом деле является главным бичом законопроекта.

Первостепенная угроза. Смотрите, здесь у нас крупные поставщики техники сотрудничают с кое-кем и освобождают рынок от любых конкурентов. Чистка рынка от контрабандного товара напрашивалась давно, однако душить пациентов в надежде, что выживет самый сильный — крайне жёсткие меры. Тем более, в этом смысле из-за Верховной Рады выглядывают уши крупных поставщиков техники, которые уж точно переживут такую тряску, и даже останутся в плюсе. Тем более, если подход сработает, его можно повторять бесконечно — Антимонопольный комитет Украины снова вежливо промолчит и посмотрит в другую сторону. И нечего смартфоны с AliExpress покупать, вот вам новые мучения. Мол, рано или поздно сломаетесь.

Чуть дальше кроется вторая угроза. Видите ли, наше государство ощутило себя чересчур богатым. Именно потому подобные законопроекты подразумевают закупку ненужной техники для обеспечения контроля над интернетом. Здесь можно по-настоящему пилить бюджеты, чтобы потом проводить мимо деклараций целые поместья под Киевом — ведь становящиеся карманными МВД, ГБР и НАБУ точно не проявят интерес к этой теме. В качестве бонуса им разрешат нарушать границы личного пространства каждого гражданина (следующие два пункта статьи как раз об этом).

Отслеживать деятельность каждого украинца новая власть пока что не хочет: слишком высокий рейтинг для опасений, да и технически сложно. Главное слово «пока что». А вот щедрые заказы дружественным компаниям придется отслеживать на ProZorro, если сервис не отключат или аукционы не сольют в угоду допороговым закупкам.

Третья угроза — власть имущие банально испытывают терпение украинцев. Мол, если проглотят такую наживку, следует увеличить дозировку крючков. Так что своей пассивностью общество угрожает само себе, ведь в будущем градус неадекватности в законопроектах будет только расти. А как иначе, если серьёзной критики от целевой аудитории вовсе не существует в природе? Вот парламентарии и смогут расчехлять свои таланты, чтобы народ порадовать. Пока что предлагают «реестры» и «центры управления», которые мёртворожденные по природе своей. Завтра может быть что-то похуже.

Очень хочется, чтобы государство наконец-то нормально занялось своими делами, не влезая в отдалённые от себя сферы. То есть туда, куда его вообще не звали.
Ползучая регуляция
Верховная Рада IX созыва перешла в режим безумного принтера, и там больше нет места для дискуссий. Законопроекты вносятся и принимаются с завораживающей скоростью. В том числе появился текст нового законопроекта №1083, который сразу окрестили законом «о цифровом концлагере». В проекте около ста страниц, и сейчас мы попытаемся разобраться: действительно ли нам предлагают «пройти с вещами» и у нас снова «16 января», или кто-то пытается построить себе небольшой свечной заводик под видом неустанной заботы о народе?

Оставим терминологию, а также пятнадцать страниц заключительных и переходных положений на совести авторов (если она у них есть) и поговорим немного о регуляции, то есть о вмешательстве государства в рыночные механизмы.

Регуляция — крайняя мера, необходимая лишь в тот момент, когда рынок не в состоянии решить возникающие проблемы. Настоящая потребность в ней возникает с появлением монополиста, когда речь идёт уже об общих ресурсах. То есть для того, чтобы предотвратить совершенно катастрофические последствия для экономики. А ещё она всегда стоит денег.

Наши же государственные мужи, как пишет Пелевин, стараются поставить на ровном месте шлагбаум, чтобы поднимать и опускать его за деньги, а суть общественного договора заключается в поднимании шлагбаумов друг перед другом. За свой участок ограждённого общественного пространства чиновник дерётся насмерть, унылые Васи будут лишь заниматься круглым столоверчением и по три часа рассказывать, что это единственный и самобытный путь в Европу, предлагая кулуарно «порешать».

Все громкие декларации о способствовании, развитии, ускорении, развитом ускорении и ускоренном способствовании в комплекте с прочим словоблудием об инвалидах и рабочих местах — они как раз и обосновывают желание государства запустить свои когтистые лапы в очередной нежный рыночек. Один из лоббистов НКРЗІ очень настойчиво пыталась доказать, что без реестра провайдеров в Excel-таблице Украину немедленно выгонят из Международного Союза Электросвязи (ITU). Конечно же, это обыкновенное враньё. К слову, таких провайдеров у нас зарегистрировано около семи тысяч. Большая их часть не работает ни с радиочастотами, ни с телефонией, ведь номера и частоты — ограниченный ресурс.

С таким подходом, когда вы «добровольно» зарегистрируетесь, в тот же момент сами и зайдёте под действия регулятора. Если бы ему нужен был список операторов, для этого достаточно было бы сделать выборку по КВЕД 61. А регулятор что в текущем законе, что в новом постоянно углубляет и расширяет своё влияние. Начиная с анализа рынка и мифического «контроля качества». Всё это необходимо, чтобы загнать отрасль под действие регулятора.

А затем можно перенаправлять потоки от контрабанды вместо решения таможенных проблем. Устанавливать чёрные ящики правоохранителей так, чтобы было неизвестно, кто и зачем имеет к ним доступ. Сертифицировать оборудование — бесконечная кормушка для ДССЗЗІ (является одним из основных бенефициаров проекта), и даже прямой доступ к управлению сетями. Последняя норма, как и «симки по паспорту», полностью слизана с Российской Федерации.

Люди, которые сами не в состоянии управлять собственными сетями, которые десятилетиями пилили многомиллиардные бюджеты на постройку «конфиденциальных систем связи» и «национальных сетей», теперь собираются немного «порулить Интернетом». Да-да, опять.

Честное слово полиции
Есть в законопроекте статья 56, осторожно припрятанная за тонной ненужной информации. Она предусматривает обязательную регистрацию абонентов, то есть продажа сим-карт по паспорту. С таким же успехом, как на практике уже убедились многие страны, можно издать указ, обязующий преступников добровольно сдаться в руки полиции.

А статья 41 вообще ведёт к установке оборудования ОРМ (оперативно-разыскных мероприятий), то есть к бесконтрольной прослушке. Нацполиция и СБУ могут клясться хоть жизнью своих детей, что не подключаются без ордера, однако проверить вы это никак не сможете. Оператор обязан держать «сотрудничество с органами» в тайне.

Для сравнения, правильнее было бы сказать оператору: давай, занимайся прослушкой собственными силами. Но только после того, как полиция получит необходимое решение суда. Пункт девятый той же статьи, между прочим, обязывает операторов хранить информацию о предоставленных услугах в течении срока исковой давности — и он не так страшен, как кажется на первый взгляд. Видите ли, содержание данных и информация о данных являются совершенно разными вещами. Вообще мета-данные собирать необходимо. Другое дело, что для таких мутных дел необходим чёткий нормативный перечень: что в них входит, что не имеет отношения, какой разумный срок хранения назначен (по-хорошему, не более двух лет).

Впрочем, на двух с половиной пунктах кровавая тирания заканчивается. Против паспортизации и прослушки не нужно, а необходимо протестовать: ни к чему хорошему подобные инициативы привести не могут.

Не стоит сразу сравнивать новый закон о телекоммуникациях с «диктаторскими законами» 16 января. Проект скорее направлен на краткосрочную коррупционную выгоду, однако оставляет огромный простор для репрессивного толкования. В нынешнем виде он совершенно неприемлем. Регулятор должен заниматься своим делом: распределением ограниченных ресурсов, частотного и номерного. А свободный Интернет всегда полагался на самоорганизацию и рынок. Так что не стоит чинить то, что пока ещё не сломано. Тем более, чинить авторы законопроекта не умеют ровным счетом ничего.

По материалам: cripo.com.ua