Одесский припортовый завод однажды продадут

194

Есть такая одесская примета. Кабинет министров Украины, принявший решение продать Одесский припортовый завод, уходит в отставку в полном составе. Таких попыток продать ОПЗ было ровно столько, сколько правительств в этой многострадальной республике. Можно, конечно, предположить, что украинские правительства, роясь в дырявых карманах, нащупывали собственный конец, и на закате своей мотыльковой жизни, норовили стырить последнее. Может оно и так. Но факт остаётся фактом. После попытки продать ОПЗ правительство сменяется.
Другая легенда гласит, что в давние коррупционные времена ОПЗ был источником теневых доходов самого президента Украины, вне зависимости от имени. И недаром ни один президентский визит в Одессу не обходился без посещения ОПЗ. Даже бывали случаи посещения президентом ОПЗ без визита в Одессу. Так ли это сейчас, трудно судить. Однако, тот факт, что против приватизации ОПЗ выступают, прежде всего, представители команды Порошенко, говорит о многом. Как, впрочем, и то, что между президентом и Кабинетом министров, мягко говоря, нет взаимопонимания, и они гадят друг другу, как Том и Джерри, поочерёдно апеллируя к афроамериканской служанке. Если учесть, что к вечному украинскому противостоянию между президентом и КабМином добавилась «третья сила» в бородатом лице Коломойского, контролирующего треть постукраинского пространства, то гадят они друг дружке на треть больше. И разрулить такое украиноправительнице труднее, чем забиться в угол, даже если кабинет у неё овальный.
К слову, этот же Коломойский, который и сейчас корчит из себя добросовестного приобретателя, ОПЗ уже приобретал. Это чудная история, когда ОПЗ был-таки продан. Во всяком случае, деньги за него получены.

Незабвенная «Юливолю» в конце 2009 года волевым решением продала ОПЗ. Объявила тендер, нашла пятерых претендентов и взяла с каждого залог — 20% стоимости предприятия. Дальше, понятно. Результаты тендера отменили, залог не вернули. Так косоносная дива стала обладателем 100% стоимости предприятия. И на любые вопросы застенчиво угрожала: «Я не себе, я пенсионерам. Как можно забрать у пенсионеров и отдать олигархам?». Такая вот обыкновенная Тимошенко.
Но это всё лирика.

Главное, амбициозные киевские манагеры вновь замахнулись на то, что не удавалось никому. Продать ОПЗ.

На пути этого действа есть два препятствия. Техническое и социальное.

ОПЗ, по сути, является единой системой, состоящей из аммиакохранилищ, железнодорожной станции, куда поступает аммиак в цистернах, мощностей по производству карбамида, и причальных комплексов, на которых осуществляется отгрузка продукции. Но самое главное, ОПЗ является конечной точкой аммиакопровода из далёкого российского Толятти. Такая себе аммиако-транспортная система досталась Украине при разделе СССР.

Всё это не работает одно без другого, при этом юридически и технически в одни руки передано быть не может. Ну, а при малейшей несогласованности, рванёт так, что под контролем Киева станет на одну область меньше.

Хотя, даже если не рванёт, то есть социальная сторона.

Потому, что ОПЗ, это не только само предприятие, но и целый город со всей инфраструктурой. Город Южный. 30 тысяч жителей. Самый высокий средний уровень доходов на Украине. Большая часть населения, так или иначе, зависит от ОПЗ. Именно это предприятие в той или иной форме содержит объекты инфраструктуры города, социальную сферу и коммунальное хозяйство. Именно ОПЗ предоставляет возможность семьям своих работников пользоваться страховой медициной, получать образование и многое другое.

И абсолютно очевидно, что при изменении формы собственности, все социальные объекты и программы будут переданы с ответственности предприятия местным советам. Структуре, у которой денег нет, и никогда не будет.

Именно поэтому, любая попытка приватизации ОПЗ будет детонатором социального взрыва, а в нашей ситуации, началом народного восстания.

Именно эти люди, жители Южного, уже третий десяток лет препятствуют приватизации ОПЗ. Препятствуют в различных формах. Уговорами, подкупами, угрозами и массовыми выступлениями. При этом ни разу за два десятка лет завод не был остановлен, потому, что для южненцев его работа первична.

Уже сейчас мы видим начало волнений. А в нынешних условиях, возникновение Южненской Народной Республики может быть делом нескольких часов.

Не станут же бомбить завод, авария на котором может уничтожить сотни тысяч человек.

Хотя…

Хотя эти – могут….

По материалам: politnavigator.net