Нагнетают обстановку: Зачем Кремль объявил Скрипалей мертвыми?

992

Бывшего российского разведчика Сергея Скрипаля и его дочери Юлии, возможно, уже нет в живых. Об этом сообщили в пресс-службе посольства России в Великобритании.

"Представителям посольства вопреки нормам международного права и двусторонней Консульской конвенции 1965 года не был предоставлен доступ к российским гражданам. Поэтому мы не можем констатировать факта нахождения в живых Сергея и Юлии Скрипалей", – говорится в сообщении посольства.

В ведомстве добавили, что Сергея Скрипаля никто не видел с 4 марта прошлого года. Юлия же появилась на экране всего однажды, в мае 2018 года, в формате видеообращения.

"Все это свидетельствует о том, что наши граждане, по меньшей мере, пребывают в условиях изоляции", – добавили в российской дипмиссии.

Ранее мать Скрипаля подала заявление в российскую полицию с просьбой признать сына без вести пропавшим. К тому же британские власти не предоставили российским дипломатам доступ к Скрипалям.

Между тем, издание Укррудпром собрало последние факты по делу Скрипалей, по которым отчетливо видно, что России на руку заявления о смерти Скрипалей.

Информационное давление началось с заявлений российского посла в Лондоне Александра Яковенко. Они были своего рода предисловием или даже анонсом. 12 февраля в интервью телеканалу “Россия 24” дипломат потребовал от Лондона “официального доклада по расследованию”, аргументируя это тем, что против РФ выдвинуты серьезные обвинения, которые нужно “чем-то подкреплять”. Активная же фаза “операции”, судя по всему, началась 17 февраля — когда на строительных лесах вокруг реставрируемого здания собора в Солсбери неизвестные ранним утром вывесили российский флаг, что возмутило жителей города. Как сообщает местная радиостанция Spire FM, примерно в 8:45 триколор сняли. Поступок, заметим, в полной мере соответствует поведению России как государства. Если правитель-автократ с замашками гопника, то и дипломатия будет таковой, и спецслужбы с правоохранителями. Отсюда и флаг на соборе, и настольная игра “Наши в Солсбери” — если уж отвертеться не получается, русские начинают бахвалиться своими преступлениями.

В тот же день, 17 февраля, газета The Sunday Times со ссылкой на источники в британской разведке написала, что Сергею Скрипалю стало гораздо хуже. По словам медиков, он может полностью и не восстановиться, хотя врачи не берутся давать долгосрочные прогнозы ввиду отсутствия полной информации о влиянии вещества. Именно эта публикация возбудила российскую сторону — вновь разгоняется тема о смерти Скрипалей — обоих, и отца, и дочери. Это, в свою очередь, наталкивает на предположение, что The Sunday Times могли скормить информацию. Причем это действительно могла быть британская разведка с целью спровоцировать Москву (как вариант — на проверку информации с помощью агентуры).

Как бы то ни было, Кремль начал действовать. На следующий день живущая в России племянница Скрипаля Виктория заявила, что Британия “ведет дело к смерти экс-полковника ГРУ и уничтожению улик”. “Все развивается по сценарию, написанному еще год назад. Нам не показывают Скрипалей — ни здоровых, ни больных. Если Сергея нам не показывают, он должен умереть”, — говорит она, утверждая, что Скрипаль уже давно кремирован. 19 февраля дала о себе знать и мать Сергея Скрипаля Елена — написала в полицию заявление о признании пропавшими без вести ее сына и внучки.

Параллельно начинается накачка медипространства “экспертными мнениями” сомнительного качества. К примеру, “туфтой” инцидент с отравлением Скрипалей окрестил полковник ГРУ в отставке Владимир Квачков, по мнению которого дело, мол, раскручивается “внешними паразитами” с целью “обгадить Россию”. Очень ценное замечание от полковника, которого в тот же день по решению от 7 февраля (как вовремя!) выпускают из колонии в Мордовии, где он отбывал наказание за разжигание межнациональной розни.

Примечательно, что факт существования в Великобритании программы защиты свидетелей высокопоставленными лицами игнорируется, а простые россияне об этом и не задумываются. Хотя еще бывший офицер британской военной разведки, полковник Филип Ингрэм в интервью российской “Новой газете” от 11 февраля на пальцах объяснил, что это за программа защиты свидетелей и как она функционирует: новое место жительства, возможно с удаленной работой для Юлии Скрипаль, медицинской помощью и под присмотром сотрудников одной или нескольких спецслужб. И — нулевой публичностью, конечно, учитывая резонанс дела.

Естественно, те самые высокопоставленные лица не могли не знать о принципах такой программы. Но зачем ее так демонстративно игнорировать? Ответ прост: выжимается максимум для фейковой истории об убийстве Скрипалей британцами. Можно предположить, что такими вбросами в Москве надеются также вырвать из цепких рук Лондона хоть кроху информации о точном местоположении Скрипалей. Для второй попытки. Почему нет? Ведь российской агентуре очень тяжело сейчас работать в Великобритании и собрать весь необходимый массив данных. Ранее появившейся в британских СМИ информации о том, что те где-то на юге страны, явно недостаточно. Остров-то большой.

Перед Кремлем сейчас стоит задача не столько заболтать всю эту историю с отравлением Скрипалей, да и Гебрева, сколько спрятать концы в воду. Как в Великобритании, так и в самой России. Иначе как объяснить события, происходящие в жизни одного из создателей нервно-паралитического вещества Владимира Углева? Того, который, комментируя дело Скрипалей, сказал: “Чушь, которую распространяет Российская Федерация, не выдерживает никакой критики”. В апреле прошлого года ученого в Анапе сбила машина, но он выжил. В феврале уже этого года его начали травить — цеплять ярлык педофила, развешивая в его районе соответствующие объявления с фотографией. После чего к нему домой заявились полицейские и без понятых провели обыск и изучили ноутбук и планшет. Углева, видать, пытаются запугать, чтобы исчезли из поля зрения и он, и его оценки инцидента в Солсбери.